:: Index :: FAQ :: Поиск :: Пользователи :: Группы ::
:: Регистрация :: Профиль :: Войти и проверить личные сообщения :: Вход ::
Мы Вконтакте
История футбольной команды "Зенит" (Ленинград)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Футбол в СССР. Динамо Киев и другие советские клубы. Форум от Олега Гриценка -> Зенит Ленинград
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 24542
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Сб Янв 31, 2015 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой





Как начинался «Зенит»

Санкт-Петербургский футбольный клуб «Зенит» ведет свою родословную от физкультурного кружка Ленинградского Металлического завода (ЛМЗ) имени Сталина. Именно на этом заводе весной 1925 года были организованы футбольные команды, которые и стали прародителями нынешнего «Зенита», официальной датой рождения которого ныне принято считать 25 мая 1925 года.

В первые годы своего существования команды эти, постоянно меняя составы, объединяясь и снова разделяясь, выступали преимущественно на уровне внутризаводских соревнований, периодически проводя лишь товарищеские матчи с футбольными коллективами соседних предприятий. Отношение к спорту на ЛМЗ тогда было прохладным, а потому и заводской футбол развивался слабо, поддерживая свое существование исключительно благодаря энтузиазму немногочисленных подвижников.

И только с осени 1929-го, после смены заводского руководства, изменилось и отношение к спорту на ЛМЗ. Новый директор завода Иван Николаевич Пенкин и сам был не чужд спортивным увлечениям: тогда ему было лишь немногим больше 30 лет, и на первых порах он не отказывал себе в удовольствии в свободное время самолично поиграть в футбол со своими рабочими. В итоге футбольная команда на заводе не только зажила полнокровной жизнью, но и год спустя отважилась подать заявку на участие в чемпионате города.

Итоги дебюта заводской команды в этих соревнованиях превзошли все ожидания: в осеннем первенстве Ленинграда 1931 года футболисты ЛМЗ с ходу заняли почетное третье место, пропустив вперед лишь признанных грандов ленинградского футбола тех лет — «Динамо» и «Красную Зарю». Впоследствии ленинградские металлисты на пьедестал городского первенства больше не поднимались, хотя и имели репутацию коллектива крепкого и уважаемого.

В следующем, 1932 году команда Металлического завода приняла участие в I Всесоюзной спартакиаде профсоюзов. В 1/8 финала ленинградские металлисты уверенно победили команду украинского города Горловка (7:3), в 1/4 финала в упорной борьбе одолели команду «Керамики» из Боровичей (2:1) и лишь в полуфинале неожиданно крупно уступили землякам из «Красной Зари» (0:5).

В 1934 году футбол на ЛМЗ пережил масштабную реорганизацию. После долгой бюрократической войны заводу удалось добиться от районных профсоюзов передачи в свое распоряжение недавно построенного в соседнем Полюстровском парке стадиона им. Красного спортивного интернационала (КСИ), одного из лучших спортивных сооружений города тех лет. Тогда же в составе заводской команды появился один из самых популярных футболистов Ленинграда 1930-х Борис Ивин, перешедший на ЛМЗ с соседнего завода «Красный Выборжец». Именно вокруг этого авторитетнейшего и действительно высококлассного игрока началось строительство, по сути, новой команды с прицелом на более высокие достижения. В ее составе один за другим появились нападающие Виктор Смагин и Александр Гнездов, защитники Николай Салостин и Петр Белов, полузащитники Алексей Иванов и Николай Родионов... Именно они составят костяк команды Металлического завода, которая в 1936 году примет старт в розыгрыше клубных чемпионатов СССР.

В 1935 году появился у команды ленинградских металлистов и «освобожденный» тренер — один из знаменитых братьев Бутусовых, Павел, который, таким образом, может считаться первым главным тренером в истории «Зенита».

Результаты всей этой бурной деятельности по развитию заводского футбола не замедлили сказаться. Летом 1935 года, приняв участие во Всесоюзном первенстве ВЦСПС, ленинградские металлисты добились одного из самых заметных успехов в своей довоенной истории, дойдя до финала этих престижных соревнований. Уверенно победив своих соперников в матчах отборочного этапа с общим счетом 15:4, команда ЛМЗ в финальной части последовательно переиграла команды металлургического завода им. Фрунзе (Константиновка, Украина) — 2:1 — и Казанской железной дороги (прародителя московского «Локомотива») — 1:0.

И только в финале первенства ленинградцы уступили крепкой команде Московского электрозавода с будущим первым вице-президентом ФИФА Валентином Гранаткиным в воротах — 0:1. Справедливости ради стоит отметить, что во время финальной встречи, фаворитами которой единодушно признавались ленинградцы, разразился сильнейший ливень, оказавший немалое влияние на ход игры, а дело решил в достаточной степени курьезный гол, который москвичи провели буквально на последней минуте матча.

В команде ЛМЗ в тот период стоит отметить вратарей Александра Шлейфера, ставшего первым представителем ЛМЗ в сборной Ленинграда, и игрока сборной СССР, одного из сильнейших голкиперов страны довоенных лет Георгия Шореца. Весьма результативен был стремительный и техничный левый крайний нападающий Павел Донин, отлично взаимодействовавший со своими партнерами по атаке, инсайдами: вездесущим и хитроумным Владимиром Лаврентьевым и старательным, активным Иваном Шебаловым. Впечатляюще выглядел в атаке и мощный, напористый дриблер Алексей Ларионов. В обороне в первую очередь выделялся неутомимый, двужильный защитник Сергей Медведев, а в середине поля — капитан и лидер команды Борис Ивин, роль которого в становлении команды Металлического завода трудно переоценить.

В общем, к началу розыгрышей клубных чемпионатов СССР по футболу, стартовавших весной 1936 года, команда Ленинградского Металлического завода подошла вполне крепким и сыгранным коллективом.

Факты

— В составе сборной СССР неоднократно выступали полузащитник Борис Ивин и вратарь Георгий Шорец.
Они же являлись представителями команды ЛМЗ и в сборной Ленинграда, в составе которой стали вице-чемпионами СССР 1935 года.

— Вратарь команды Металлического завода Александр Шлейфер в составе сборной Ленинграда стал вице-чемпионом СССР 1932 года.

— Георгий Шорец в 1935 году был признан лучшим вратарем СССР.



Под флагом «Сталинца»

Весной 1936 года было принято решение о начале розыгрыша первенства СССР среди, как тогда это называлось, «показательных футбольных команд мастеров». Иначе говоря, на смену первенствам среди сборных городов и республик пришли клубные чемпионаты.

Петр Филиппов (1936–1937 гг.)

Перед самым стартом первого чемпионата СССР в команде ЛМЗ сменился главный тренер: игроки команды дружно выразили недоверие не проработавшему с командой и года Павлу Бутусову, отправив его в отставку. Его место занял Петр Филиппов — в прошлом капитан знаменитых петербургских «Коломяг», а также сборных Ленинграда, РСФСР и СССР по футболу и хоккею с мячом. Инженер-технолог, в молодости прошедший двухгодичную стажировку в Англии, где параллельно выступал и за один из британских клубов любительской футбольной лиги, Филиппов и как игрок, и как тренер в 1920–1930-х годах считался в СССР одним из лучших знатоков тактики футбола.

Под руководством нового тренера будущий «Зенит» и принял старт в первом клубном чемпионате СССР 1936 года, так, кстати, и не получив еще своего названия. Команда тогда именовалась либо «Команда ЛМЗ им. Сталина», либо просто «Металлический завод». И лишь в конце мая того года, после передачи всех физкультурников ЛМЗ под эгиду недавно образованного Добровольного спортивного общества (ДСО) «Сталинец», заводская футбольная команда обрела свое имя — «Сталинец». Тогда же утвердились и цвета формы команды, бело-голубые, по цветам эмблемы ДСО «Сталинец».

Стартовать в клубных чемпионатах страны ленинградский «Сталинец» был вынужден в группе «Б». В высший дивизион (группу «А»), в котором в том году выступало всего семь клубов, от Ленинграда были включены объективно сильнейшие на тот момент футбольные коллективы города «Динамо» и «Красная Заря» — коллективы с давней историей, заслуженные, да ещё и собравшие под свои знамёна почти всех лучших футболистов Ленинграда.

Дебютный матч первенства сталинцы провели 27 мая 1936 года в Днепропетровске, встречаясь с местной командой «Динамо». Ленинградцы по ходу этой встречи имели значительное преимущество и открыли счет еще в первом тайме (автор первого гола команды в чемпионатах страны Алексей Ларионов), но все же матч завершился со счетом 1:1. Несмотря на потерю перед самым началом первенства одного из ключевых игроков команды, голкипера сборной СССР Георгия Шореца, надолго выбывшего из строя по болезни, «Сталинец» провел дебютный чемпионат в целом неплохо, потерпев лишь одно поражение от тифлисского (тбилисского) «Динамо». Правда, именно оно и не позволило ленинградцам с ходу добиться повышения в классе — в группу «А» вышли грузинские футболисты.

Неудачной оказалась попытка завоевать место в элитном дивизионе и год спустя, в 1937 году. Завершив первый круг лидерами группы «Б», ленинградские сталинцы провели успешно и вторую половину турнира, явно претендуя на итоговый успех. Однако закончить сезон первыми ленинградцам не довелось. Состоявшийся в сентябре матч с московским «Торпедо», завершившийся уверенной победой «Сталинца» 3:1, был опротестован москвичами, а переигровка по окончании сезона принесла только ничейный результат 2:2. В итоге ленинградцы лишились двух очень важных очков, которых им и не хватило для выполнения главной задачи: итоговое место «Сталинца» — четвертое, с отставанием от занявших первое место земляков из «Спартака» всего... в одно очко.

В конце 1937 года «Сталинец» лишился своего стадиона, служившего ему одновременно и тренировочной базой, — стадион КСИ, на котором команда тренировалась, а также провела все домашние матчи первых чемпионатов страны, был застроен новыми заводскими корпусами стремительно расширявшегося ЛМЗ. Это была очень серьезная утрата, оказавшая большое влияние на дальнейшие результаты команды: с этого момента начались многолетние проблемы будущего «Зенита» с местом для проведения тренировок, которые завершились лишь четверть века спустя с постройкой знаменитой базы в Удельном парке.



Константин Егоров (1938–1940 гг.)

И все же в 1938 году «Сталинец» дебютировал в группе «А» (высшей лиге) чемпионата СССР — помогла тому реформа регламента проведения чемпионата СССР по футболу. И впоследствии наша команда выступала в сильнейшем дивизионе непрерывно более полувека, вплоть до 1989 года.

Первую встречу в элите ленинградцы провели 12 мая на Украине против «Стахановца» из города Сталино (будущий донецкий «Шахтер»), где, проигрывая по ходу этого непростого матча 0:2, сумели переломить игру и сравнять счет благодаря двум голам нападающего Федора Сорокина — 2:2. А закончили свой первый сезон в группе «А» сталинцы на 14-м месте среди 26 участников. Руководил теперь «Сталинцем» бывший игрок ленинградского «Динамо» и сборной города Константин Егоров.

И в следующем, 1939 году «Сталинец» под руководством Егорова добился наивысшего успеха в своей довоенной истории, впервые пробившись в финал Кубка СССР. По дороге к финалу ленинградская команда провела пять игр, в которых без особого труда поочередно одолела всех своих соперников с общим счетом 13:2. Зато в решающем матче ленинградцев поджидал соперник очень серьезный — одна из сильнейших команд советского довоенного футбола, прошлогодний обладатель «золотого дубля» московский «Спартак»

Накануне финальной встречи в Москве долго шел дождь, который хоть и не отпугнул многочисленных зрителей, пришедших посмотреть на финал (70-тысячные трибуны стадиона «Динамо» были забиты под завязку), но превратил поле в настоящее болото. И уже в дебюте матча защитник «Сталинца» в попытке перехватить острый прострел срезал скользкий непослушный мяч в собственные ворота. Но ленинградцы не опустили рук и вскоре сумели отыграться. Стремительный прорыв к воротам «Спартака» центрфорварда Смагина завершился неожиданным пасом пяткой на набегавшего следом правого крайнего Георгия Ласина, который с ходу несильно, но точно катнул мяч в самый угол ворот, став автором первого гола «Сталинца» — «Зенита» в финальных матчах Кубка страны.

И все же более высокий класс непобедимых в те годы спартаковцев сказался: еще до перерыва они вновь вышли вперед, а во втором тайме установили окончательный счёт 3:1. Кубок остался в Москве.

С февраля 1939 года в стране началась массовая реорганизация управления промышленностью, в результате которой Ленинградский Металлический завод был передан в ведение Наркомата вооружений. При сем наркомате существовало свое ДСО, носящее имя «Зенит». И в течение зимы 1939/40 года происходил постепенный перевод всех физкультурников ЛМЗ, прежде числившихся в ДСО «Сталинец», объединявшем членов профсоюза рабочих электромашиностроительной промышленности, в новое спортивное общество. В итоге сезон 1940 года футбольная команда ЛМЗ «Сталинец» начала с новым именем — «Зенит».

Впрочем, новое название не очень помогло нашей команде в том году. Стартовал «Зенит» в 1940-м откровенно плохо, выдав со старта длительную безвыигрышную серию. В начале лета в команду вернулся прежний тренер Петр Филиппов, но даже ему не удалось с ходу вывести «Зенит» из штопора. И лишь когда серия без побед достигла рекордной длины в 15 матчей, последовал разгром московского «Локомотива» 6:1, после чего команда с трудом, но все же выправила свое казавшееся практически безнадежным положение и завершила сезон на десятом месте.

Тридцатые годы прошлого века вообще трудно назвать успешным периодом в истории «Сталинца» — «Зенита». В чемпионатах страны команда занимала обычно места в нижней части турнирной таблицы, да и в Кубке СССР, кроме упомянутого выхода в финал-1939, больше ничего существенного не показала. В первую очередь не хватало команде классных игроков, а после утраты стадиона КСИ — и места для полноценных тренировок.

Тем не менее в составе «Сталинца» играло в те годы немало и заметных футболистов, среди которых выделялись техничные инсайды Валентин Шелагин, лучший бомбардир команды довоенных лет, и Алексей Ларионов, защищавший цвета команды еще в год ее дебюта в первенстве Ленинграда 1931 года. Также стоит отметить беззаветно самоотверженного вратаря Бориса Грищенко, напористого, агрессивного центрфорварда Виктора Смагина, полузащитника-джентльмена Александра Зябликова и, конечно же, капитана команды, ее харизматичного лидера, одного из сильнейших полузащитников страны, игрока сборной СССР Бориса Ивина.
Из рядов ленинградского «Сталинца» вышел и популярнейший футбольный арбитр 1950–1960-х, судья международной категории Петр Белов, в довоенные годы выступавший за команду на позиции защитника. А также судья всесоюзной категории Евгений Одинцов, автор первого хет-трика «Зенита» в чемпионатах СССР, на рубеже 1950–1960-х также входивший в число лучших арбитров страны.



Начало эпохи Лемешева (1941 г.)

По окончании чемпионата 1940 года в советском футболе произошла еще одна серьезная реорганизация, касавшаяся прежде всего профсоюзных команд. В целях усиления позиций профсоюзного футбола было решено создать своего рода футбольные сборные, которые собрали бы под своими знаменами лучших профсоюзных игроков.

Затронули эти новшества многие из команд страны, в том числе и команды ленинградские: усиливать таким образом было решено единственную ленинградскую профсоюзную команду группы «А» — «Зенит». Накануне чемпионата 1941 года административным решением были расформированы выступавшие в низших группах ленинградские «Красная Заря» и «Авангард». Их лучшие игроки усилили состав «Зенита», который, по сути, и стал той самой «профсоюзной сборной» Ленинграда.

Глобальная перестройка состава, в результате которой «Зенит» лишился многих из своих прежних лидеров, зато приобрел будущих героев Кубка-1944 Бориса Левина-Когана, Николая Смирнова, Бориса Чучелова, Алексея Яблочкина, Виктора Бодрова, Николая Копуса, не могла не сказаться на результатах команды в новом сезоне. Начал «Зенит» чемпионат 1941 года под руководством нового тренера, 33-летнего Константина Лемешева, весьма средне, занимая места в нижней части турнирной таблицы. Впрочем, к началу лета сильно обновленная команда, в составе которой явным лидером стал знаменитый футбольный виртуоз Пека, Петр Дементьев, более-менее сыгралась и 17 июня впервые в своей истории победила мощный в те годы московский «Спартак».

Но этот матч стал для «Зенита» последним в том чемпионате, а назначенной на 22 июня 1941 года встрече со «Спартаком» харьковским состояться не было суждено. Началась война.

Факты:

— Летом 1937 года состоялось давно уже ставшее легендарным турне со Советскому Союзу сборной Басконии. Один из матчей баски провели в Ленинграде со сборной города, в состав которой входили полузащитники «Сталинца» Борис Ивин (капитан сборной) и Александр Зябликов, а также нападающий Константин Сазонов, который стал автором одного из мячей ленинградцев (итоговый счет матча — 2:2).

— 22 мая 1939 года в матче против московского «Спартака» в составе «Сталинца» дебютировал самый юный голкипер основного состава в истории команды — 17-летний Леонид Иванов, в будущем один из сильнейших вратарей отечественного футбола, заслуженный мастер спорта, легенда «Зенита».

— Крайний нападающий Евгений Одинцов в 1940 году стал первым игроком «Зенита», оформившим два хет-трика в чемпионате за сезон.



Военные годы

Война на три года прервала активную футбольную жизнь в стране. Фронт стремительно приближался к Ленинграду, до границ которого немецким частям в конце июля оставалось пройти чуть более 100 километров. Из города происходила спешная эвакуация важнейших промышленных предприятий. Вместе с оборудованием этих предприятий на восток, в тыл, выезжали и их работники. Ленинградский Металлический завод им. Сталина полной эвакуации не подлежал, но числившихся при нем лучших спортсменов, в том числе и футбольную команду мастеров «Зенит», было решено из города вывезти. С этой целью в первой половине июля 1941 года состоялся срочный перевод ведущих спортсменов ЛМЗ в штат Государственного оптико-механического завода (ГОМЗ), который, в отличие от ЛМЗ, на восток эвакуировался.

В результате весь основной состав «Зенита» вместе с ГОМЗ в течение июля 1941 года был эвакуирован и оказался под Казанью, за тысячу километров от линии фронта. В Ленинграде же из команды остались практически лишь зенитовские ветераны. Одни из них с оружием в руках сражались на подступах к городу, другие трудились в цехах Металлического завода, были и те, кто водил машины по Дороге жизни.

Не всем из них довелось дожить до победы. Многие ленинградские спортсмены-футболисты погибли на фронте, умерли от голода и лишений в блокадном городе. В их числе и первый капитан «Зенита» Борис Ивин, и яркая пара довоенных зенитовских защитников Николай Салостин и Самуил Козинец, и один из первых вратарей «Сталинца» Аркадий Ларионов, и популярные зенитовские форварды братья Шелагины, и многие другие футболисты ленинградских команд мастеров: «Зенита», «Спартака», «Динамо»...

Но те, кто выжил в первую, самую страшную блокадную зиму, весной 1942 года приняли участие в давно уже ставших легендарными блокадных матчах. Страна знала, что Ленинград живет. Но этого мало — необходимо было еще и показать всем, что Ленинград не сдается, что люди в городе не сломлены, что, в конце концов, это не «город мертвых», как утверждала немецкая пропаганда. Вон, даже в футбол играют! И в мае 1942-го после вызова в обком партии довоенные капитаны ленинградского «Динамо» Валентин Федоров и Аркадий Алов начали собирать своих старых товарищей.

Вскоре первый матч состоялся: встречались команды «Динамо» и Н-ского завода (так в военное время был зашифрован Металлический завод им. Сталина, довоенный «шеф» ленинградского «Зенита»).

«Динамо» практически полностью было представлено игроками, до войны и на самом деле выступавшими за эту команду, в то время как команда Н-ского завода оказалась несколько более разношерстной. Костяк ее составляли игроки «Зенита», оставшиеся в Ленинграде: защитники Георгий Медведев и Петр Горбачев, нападающие Николай и Иван Смирновы, а также вновь сошедшееся вместе зенитовское трио хавбеков предвоенного образца: Зябликов — Мишук — Лебедев. И все равно одиннадцать игроков зенитовский капитан Александр Зябликов, которому было поручено собрать команду в заводских цехах, набрать не сумел. Поэтому оставшиеся «вакансии» пришлось заполнять футболистами, никогда ранее в командах мастеров не игравшими. К тому же в этой команде не оказалось ни одного вратаря, и место в воротах занял бывший игрок ленинградского «Спартака» и будущий капитан кубкового «Зенита»-1944 Иван Куренков.

31 мая 1942 года на поле ленинградского стадиона «Динамо» вышли 22 футболиста в белых и синих футболках. В белом выступали динамовцы, в синем — команда Н-ского завода. Не все найденные и заявленные на этот матч игроки смогли выйти на поле — слишком сильное истощение не позволило многим из оставшихся в городе футболистов принять непосредственное участие в игре. Да и те, кто все же сумел выйти тогда на поле, мало напоминали тех замечательных довоенных героев футбола, мастерству которых еще не так давно рукоплескали переполненные трибуны стадионов всей страны.

Стоит ли говорить, что поначалу медленные передвижения по полю этих голодных, изможденных людей мало напоминали спортивное состязание. Но постепенно футболисты вошли во вкус, вспомнились старые навыки, немногочисленные случайные зрители, в основном раненые из близлежащего госпиталя, человек сорок, вскоре, как в довоенные годы, начали подбадривать футболистов, и игра пошла! Повезло и с погодой — было солнечно и тепло.

Встреча закончилась победой «Динамо» 6:0 — по два гола забили Аркадий Алов и Константин Сазонов, авторы еще двух остались неизвестны. Да так ли это важно! Не на поле были соперники, не друг против друга сражались в тот день футболисты. Другой враг был, общий, и обе команды бились из последних сил, вместе, против этого врага. И они победили. Ленинград победил!

Неделю спустя, 7 июня 1942 года, эти же команды встретились вновь. Счет на сей раз был ничейным — 2:2, составы команд по сравнению с первой встречей несколько изменились, да и зрителей на трибунах было побольше. А после этих первых матчей различные футбольные, и не только футбольные, состязания в осажденном Ленинграде стали едва ли не регулярными. Уже осенью 1942 года был проведен даже блиц-турнир по футболу среди команд призывников, а с 1943 года возобновился розыгрыш и прерванного войной старейшего футбольного турнира страны — чемпионата Ленинграда.

Оказавшиеся же за тысячу километров от линии фронта эвакуированные зенитовцы, как и вся страна, трудились на победу, работая на лесозаготовках, строительстве помещений для эвакуированных в тыл промышленных объектов, бараков для рабочих. Те, кто имел навыки, стояли у токарных станков, точили снаряды... Лишь в 1942-м ленинградские спортсмены начали выкраивать время для более-менее постоянных тренировок. Вскоре зенитовцы уже принимали участие и в товарищеских матчах, и даже в турнирах, благо в районы Поволжья были эвакуированы многие футболисты и из других команд мастеров.

В 1943-м, когда в войне наметился перелом, эвакуированные зенитовцы перебрались в Подмосковье, где не только работали на благо фронта на артиллерийском заводе в городе Калининграде (ныне город Королев), но и продолжали тренировки. Более того, в том же году под флагом московского «Зенита» приняли участие в первенстве Москвы. Стоит отметить, что кроме «коренных» зенитовцев в составе команды в этом первенстве выступало и несколько игроков... московского «Спартака». Руководил командой в том году также москвич, Константин Квашнин, один из самых титулованных на тот момент тренеров страны, до войны уже успевший поочередно привести московские команды «Динамо» и «Спартак» к званию чемпионов СССР.

Итоги выступления этой сборной команды из футболистов «Зенита» и «Спартака» в первенстве Москвы оказались не слишком убедительными — шестое место среди восьми участников. Зато они позволили ленинградцам не только поддержать спортивную форму, но и подготовиться в, так сказать, боевых условиях к главному соревнованию следующего года — к розыгрышу Кубка СССР, первому с 1939 года. О котором, справедливости ради, в тот момент никто еще даже и не думал. Но все же восемь из одиннадцати будущих обладателей Кубка-1944 выступали за «Зенит» в том первенстве столицы 1943 года.

В феврале 1944 года «Зенит» вернулся в освобожденный от вражеской блокады родной Ленинград.



Эпоха Лемешева: Кубок-1944

В июне 1944 года, когда война гремела ещё на территории страны, а освободительный поход в Европу только лишь начался, Комитет по физической культуре и спорту при Совнаркоме СССР принял решение о возобновлении розыгрыша Кубка СССР по футболу. В последний раз кубковый турнир для команд мастеров в стране проводился аж в 1939 году, и, напомним, ленинградский «Зенит» (тогда еще «Сталинец») выступил в нем весьма успешно, дойдя до финала этого соревнования.

Принял «Зенит» старт в розыгрыше Кубка СССР и в 1944 году. Руководил тогда командой, как и в последнем предвоенном чемпионате, Константин Иванович Лемешев — 37-летний тренер, на счету которого уже имелся выход в финал Кубка СССР 1938 года с ленинградской «Красной Зарей» («Электриком»). Не изменил себе молодой тренер и на сей раз — кубковый турнир для его нынешней команды завершился полным триумфом. Хотя, надо признать, легкой прогулки на пути к финалу у «Зенита» и в помине не было.

На неимоверном кураже в 1/16 финала обыграв последнего предвоенного чемпиона СССР московское «Динамо» 3:1, уже в 1/8 «Зенит» в матче с командой «Динамо-2» столкнулся с серьезными трудностями. Составленная из опытных, мастеровитых игроков, эта команда дала зенитовцам настоящий бой, и счет ни в основное время матча, ни в дополнительное так и не был открыт. Переигровка на следующий день принесла минимальную победу ленинградцам: победный гол был забит самой, пожалуй, уникальной личностью «Зенита» тех лет Алексеем Ларионовым — единственным футболистом, выступавшим за команду еще с 1930 года.

Четвертьфинальная встреча дала зенитовцам некоторую передышку — соперником оказалась бакинская команда «Динамо», которая не сумела противопоставить ленинградцам ничего серьезного, кроме... великолепно проведшего матч вратаря. И, несмотря на очевидное преимущество на протяжении всего матча, забить зенитовцы сумели лишь однажды — отличился восемнадцатилетний нападающий Сергей Сальников.

Зато полуфинальную встречу с московским «Спартаком» сейчас бы назвали самым настоящим триллером. В первом тайме москвичи не реализуют пенальти, во втором тот же Сальников открывает счет, но спартаковцы быстро его сравнивают, а затем и выходят вперед. Лишь за две минуты до финального свистка Николай Смирнов делает счет 2:2, после чего в дополнительное время (опять дополнительное время!) пенальти не реализует уже «Зенит».

И вновь переигровка на следующий день. И вновь смертельно уставшие игроки обеих команд просто не имеют сил, чтобы показать на поле хоть что-то путное. Счет повторного матча 0:0, следовательно, опять дополнительное время. И вот тут-то зенитовцы показали, что значит настоящий спортивный характер, настоящая воля: в эти полчаса они растерзали оборону «Спартака», который никак не ожидал от ленинградцев такого яростного и дружного напора. И на 217-й (!) минуте этого драматичного двухдневного матча центрфорвард Борис Чучелов забил решающий гол. «Зенит» в финале.

Путь к финалу был тяжел, но финальный матч оказался самым сложным. Соперник «Зениту» опять достался серьезнейший — московский ЦДКА. Это почти уже готовая легендарная «команда лейтенантов», которой уготовано доминирование в советском футболе на ближайшие без малого десять лет. Не хватает только Боброва. Но и без него состав армейцев монументален и впечатляющ.

Первый тайм наглядно показал, кто на поле главный. Преимущество армейцев было подавляющим, оборона «Зенита» работала с полной нагрузкой, ленинградцы всей командой были вынуждены оттянуться на защиту своих ворот, ни минуты отдыха и у вратаря Иванова... Но в конце тайма все их усилия все же оказались тщетными: ЦДКА открыл счет.

В подобном ключе начался и второй тайм. Только постепенно безудержный напор москвичей ослабел, армейцы явно начали уставать, к тому же несколько успокоились, видя свое безусловное преимущество над соперником. Но этого оказалось достаточным для того, чтобы зенитовцы постепенно отодвинули игру от своих ворот, а затем в неожиданной острой контратаке усилиями Чучелова сравняли счет. И тут армейцы дрогнули, засуетились, и расплата не заставила себя ждать: все тот же юный Сергей Сальников забил в их ворота второй мяч, который оказался победным. Уставшие футболисты ЦДКА ничего не могли предпринять для спасения так удачно начавшейся для них игры, а зенитовцы остаток матча провели так, будто у них и не было до него шести тяжелых игр, да еще и с шестью дополнительными таймами (а это еще один полноценный, седьмой матч) за три недели.

В Ленинграде зенитовцев встречали как героев: было перекрыто движение на Невском проспекте, каждому игроку был предоставлен персональный открытый лимузин, и сопровождаемые радостным шумом многотысячной толпы футболисты-победители начали торжественное шествие от Московского вокзала в сторону Дворца труда, где состоялось чествование триумфаторов.

Факты:

— «Зенит» первым из немосковских команд стал обладателем Кубка СССР.

— Весь кубковый цикл 1944 года «Зенит» провел в неизменном составе: на воротах играл Леонид Иванов, в защите Иван Куренков (капитан), Николай Копус и Алексей Пшеничный, в полузащите Алексей Яблочкин и Виктор Бодров, в нападении Борис Левин-Коган, Николай Смирнов, Борис Чучелов, Алексей Ларионов, Сергей Сальников.



Трудные 1950-е

1950-е стали для «Зенита» периодом непростым, неоднозначным. Периодом, в котором неудач на счету нашей команды было куда больше, чем заметных достижений. Хотя начиналось это десятилетие весьма оптимистично: летом 1950 года в Ленинграде торжественно открылся первый в стране стадион-стотысячник, которому было присвоено имя известного партийного деятеля Сергея Кирова. На матче открытия (в ленинградском дерби сошлись тогда «Зенит» и «Динамо») присутствовало 100 тысяч зрителей, а автором первого гола «Зенита» на поле нового стадиона стал защитник Алексей Пшеничный. После этого стадион им. Кирова почти на полвека стал главной домашней ареной «Зенита», на которой команда за это время провела более шести сотен официальных матчей.

С другой стороны, многочисленные проблемы клуба, зримо проявившиеся в предыдущем десятилетии и ранее, так и не были решены. Команда так и не обрела собственной спортивной базы, всё так же традиционно мотаясь по всему городу в поисках места для очередных тренировок. И, выезжая в другие города для проведения гостевых матчей, «Зенит» обычно имел несравнимо лучшие условия для тренировок, чем в родном городе. Всё так же продолжая числиться на балансе Областного совета своего ДСО, «Зенит» продолжал испытывать серьезные финансовые и организационные трудности, которые не давали возможности команде планомерно и поступательно развиваться, сильно ограничивая ее как в приглашении заметных игроков из других городов, так и в более-менее приличном обеспечении игроков собственных.

По-прежнему неважно обстояли дела с подготовкой резервов. Зенитовский дубль, как и прежде, в своем первенстве не блистал, всё так же занимая места строго ниже середины турнирной таблицы, а трижды за этот период и вовсе замыкая ее. А если и добивался порой своих немногочисленных побед, то в основном за счет игроков основного состава, по тем или иным причинам временно игравшим за дубль.

За неполные семь лет в «Зените» один за другим сменилось пять тренеров, но результаты его при этом были далеки от ожидаемых. Все эти годы главная команда, как и ее дубль, обычно занимала места в нижней части турнирной таблицы, не претендуя не то что на медали, но порой даже и на роль крепкого середняка. Яркая лемешевская команда старела, один за другим сходили славные ветераны, обладатели Кубка СССР 1944 года, а затем и их более молодые коллеги из «Зенита» рубежа 1940–1950-х. На их место приходили новые игроки, в большинстве своем игроки неплохие, вот только собрать их в действительно крепкую команду, как это в свое время сделал Лемешев, теперь не удавалось никому.



Георгий Ласин (1951 г.)

В 1951 году «Зенит» возглавил его бывший игрок Георгий Ласин, до того несколько лет работавший в команде вторым тренером. И результат, показанный «Зенитом» в том году, вроде не так уж и сильно уступал результату предыдущего года — седьмое место против шестого 1950 года. Вот только игра команды при этом вызывала множество вопросов: из нее напрочь пропали лемешевские эмоциональность, импровизационность, футболисты не играли на поле, не творили, как прежде, а просто с той или иной степенью добросовестности выполняли задание на игру, не более того. А потому игра «Зенита» стала серой, бесцветной, скучной. Просто беспомощной выглядела еще не так давно грозная зенитовская атака: форварды быстро потеряли тщательно отлаженные прежним тренером игровые связи, сильно грешили индивидуальной игрой, боялись взять на себя ответственность решающего удара...

А самое главное, команда быстро перестала быть единым организмом. В коллективе образовались группы и группочки, участились нарушения дисциплины и спортивного режима... Ласин, определенно, упустил нити управления командой, а потому по окончании сезона подал в отставку.



Владимир Лемешев (1952–1954 гг.)

«Зенит» возглавил младший брат Константина Лемешева — Владимир, как раз недавно завершивший свою яркую и долгую игровую карьеру в составе ленинградского «Динамо», в котором был одним из ключевых игроков, лидером и капитаном. В отличие от Ласина, Владимир Лемешев был напорист, уверен и жёсток характером, а потому у ленинградских болельщиков затеплилась надежда на возвращение былого авторитета «Зенита».

И действительно, укрепив состав защитниками Сергеем Северовым и Николаем Самариным, а также форвардом Петром Катровским, новому тренеру удалось на некоторое время собрать команду в единое целое. И в коротком 20-туровом чемпионате 1953 года «Зенит» даже некоторое время вновь, как и при Лемешеве-старшем, претендовал на медали, но, традиционно слабо отыграв концовку сезона, остался лишь пятым. А после первых матчей следующего года, сыгранных командой откровенно неудачно, на тренерском мостике вновь произошла смена: вместо Владимира Лемешева «Зенит» возглавил Николай Люкшинов.



Николай Люкшинов (1954–1955 гг.)

Настоящий петербургский интеллигент (хотя, сам родом из российской глубинки), человек широкой эрудиции и научного склада ума, Люкшинов до того на протяжении многих лет трудился в стенах Института физической культуры, периодически перемежая научно-исследовательскую и преподавательскую деятельность практической, тренерской. И свои многочисленные научные наработки в области функциональной подготовки спортсменов с ходу попытался применить на практике, в «Зените». Он был, пожалуй, одним из первых советских тренеров, сделавших попытку широко поставить науку на службу футболу.

Однако существенных дивидендов команде это не принесло, да и болельщики, еще помнившие яркую команду Константина Лемешева, требовали от тренера в первую очередь результата, а не смутных научных разработок. А вот приемлемого результата Люкшинов дать так и не смог, а потому после сезона-1955, в котором «Зенит» занял лишь 8-е место, вновь произошла смена главного тренера. Команду возглавил Аркадий Алов.



Аркадий Алов (1956–1957 7гг.)

Бывший игрок и капитан ленинградского «Динамо», как футболист Алов был весьма приметен. Лидер атак предвоенного «Динамо», один из организаторов и участник легендарных блокадных матчей, человек напористый и решительный — в общем, репутацию в футбольных кругах Аркадий Алов имел крепкую. К тому же на закате карьеры он немного поиграл и за «Зенит», а затем остался в команде вторым тренером при Ласине. Поэтому его назначение на пост главного тренера изрядно засбоившего «Зенита» после мягковатого Люкшинова выглядело шагом логичным и оправданным.

Вот только должность главного тренера оказалась для Алова явно непосильной. Решительно затеяв масштабное омоложение состава, для этого расставшись с последними остатками лемешевской гвардии — Ивановым, Кравецом, Гартвигом и Марютиным — теми, с кем в свое время сам выходил на поле, Алов без колебаний и сомнений одного за другим ввел в состав молодых и перспективных Станислава Завидонова, Анатолия Дергачёва, Марка Гека, Владимира Мещерякова, Роберта Совейко... В общем, тех, кто станет ведущими игроками «Зенита» в самом ближайшем будущем. Но вот создать из этого благодатного материала хоть сколько-нибудь боеспособную команду Алов не сумел.

Более того, несколько расслабившийся при демократичном Люкшинове «Зенит» при Алове и вовсе развалился. Не обладая в должной мере ни тренерскими, ни педагогическими способностями, новый тренер быстро потерял уважение даже среди своих молодых подопечных, которым, по сути, дал путевку в большой футбол. Что незамедлительно сказалось на результатах: команда играла вяло, безвольно, в игре не ощущалось ни тренерской мысли, ни стремления к победе, и уже в первый год руководства Алова «Зенит» лишь с большим трудом сумел избежать вылета в низший дивизион — 9-е место.

Еще хуже команда начала следующий чемпионат 1957 года. Практически с самого старта одно за другим посыпались поражения, «Зенит» безысходно осел в подвале турнирной таблицы, что в итоге привело к знаменитому «футбольному бунту» — самым крупным в истории отечественного футбола беспорядкам на стадионе.

14 мая 1957 года «Зенит» в Ленинграде, на стадионе им. Кирова, принимал московское «Торпедо». В конце матча, когда счет стал для ленинградцев просто неприличным (1:5), на трибунах, возмущенных абсолютным безволием своей команды, начались волнения. А сразу после финального свистка на поле, прорвав жидкое оцепление, высыпало разом около сотни человек, которые с угрожающими криками устремились вслед за уходящим в раздевалку футболистами.

Милиция и солдаты из оцепления попытались преградить им путь, но этим лишь раззадорили болельщиков. Возмущенные плохой игрой своей команды, непрофессиональными и провокационными действиями милиции, а также изрядно подогретые свободно продававшимися в те годы на стадионе крепкими спиртными напитками, болельщики устроили на стадионе настоящий разгром. Футболисты опрометью бросились с поля и заперлись в раздевалках. Толпа на поле стремительно росла, множество народа высыпало и за пределы стадиона, атаковав его служебные помещения со стороны парка. Во всех подсобных помещениях были выбиты стекла, искорежены стоявшие во внутреннем дворике автобусы, на которых команды прибыли на игру, сломаны скамейки, а тяжеленные десятипудовые декоративные вазоны, стоявшие на крыше подсобок, попросту сброшены вниз, на землю.

К требованиям выдать для расправы тренера Алова и откровенно неудачно проведшего матч зенитовского вратаря Фарыкина вскоре прибавились призывы бить милицию и даже антисоветские лозунги. Для успокоения разбушевавшейся толпы прибыли пожарные с брандспойтами, а также оперполк милиции и курсанты военных училищ. Начались массовые облавы, хватали всех подряд, невзирая на пол и возраст, хватали грубо, жестоко... Месяц спустя состоялся суд над теми, кто был признан зачинщиками и наиболее активными участниками беспорядков. Все они были приговорены к длительным срокам заключения. Сколько же из этих «зачинщиков» действительно являлись таковыми, до сих пор неизвестно никому.

В составе «Зенита» в этот непростой период 1951–1957 годов все же стоит отметить несколько заметных игроков. В обороне явно выделялся лидерскими и организаторскими качествами центральный защитник, капитан команды Николай Самарин. Уверенно и стабильно выступал рослый и самоотверженный защитник Николай Гартвиг. Очень заметен в середине поля был обладатель пушечного удара, умный и нестандартный хавбек Юрий Войнов — в будущем лидер киевского «Динамо» времен его первого чемпионства. Традиционно активен и неутомим был напарник Войнова полузащитник Лазарь Кравец. Ярко и полезно играл форвард сборной СССР Фридрих Марютин, также на протяжении нескольких лет являвшийся капитаном «Зенита». Постепенно вышел на ключевые роли в атаке команды стремительный левый крайний нападающий Александр Иванов. И вновь необходимо отметить высококлассную игру знаменитого ленинградского вратаря Леонида Иванова, всю свою долгую карьеру посвятившего родному городу и родной команде.

Факты:

— В составе сборной СССР в этот период выступали Леонид Иванов и Фридрих Марютин, которые приняли участие в Олимпиаде 1952 года, причем Иванов был признан лучшим вратарем турнира и включен в его символическую сборную.
Также в играх первой сборной страны принимал участие полузащитник Юрий Войнов.

— В 1952 году вратарю Леониду Иванову было присвоено звание заслуженного мастера спорта СССР. В 1953 году он был в четвертый раз подряд признан лучшим вратарем страны.
В 1954 году заслуженным мастером спорта СССР стал нападающий «Зенита» Фридрих Марютин.

— 28 июля 1953 года в матче с харьковским «Локомотивом» нападающий «Зенита» Юрий Володин установил клубный рекорд, оформив хет-трик всего за четыре минуты.

— Леонид Иванов, выступавший за нашу команду с 1939 по 1956 год, установил клубный рекорд: 18 сезонов за «Зенит».
Также он стал первым игроком «Зенита», проведшим за команду более 300 официальных матчей.

— В 1951 году нападающий Иван Комаров первым забил 50 голов в официальных матчах за «Зенит».



Команда Жаркова

Драматичные события на стадионе им. Кирова в мае 1957 года привели к ожидаемым результатам: обсуждение состояния дел в футбольной команде «Зенит» происходило на высшем областном партийном уровне, а коли так, то и решение было принято глобальных масштабов. Всё руководство клуба и весь тренерский состав команды были полностью сменены, а главным тренером «Зенита» был назначен москвич Георгий Жарков.

Старший и как футболист наиболее успешный из трех братьев Жарковых, игроков московского «Торпедо» 1940-х, 42-летний Георгий Жарков до «Зенита» серьезным тренерским стажем не обладал. А потому в футбольном мире Ленинграда новичок был принят с настороженностью: мало того что москвич, так еще и без опыта.... Тем не менее за первую свою самостоятельную тренерскую работу первый в истории «Зенита» тренер-легионер взялся смело и решительно. Несмотря на то что принять команду ему пришлось в самый разгар сезона.

Для начала наведя хотя бы относительный порядок в полностью расслабленном и безучастном коллективе, новый тренер начал выводить «Зенит» из затяжного пике, в которое тот вошел еще в прошлом году. Переломной в этом плане стала встреча с действующим чемпионом СССР московским «Спартаком», проведенная в конце июня 1957 года в Москве. Победив со счетом 4:3 благодаря хет-трику правого крайнего нападающего Валентина Царицына, команда поверила в себя, в свои силы и с немалым трудом, но все же сумела завершить сезон вне зоны вылета — 10-е место из двенадцати.

Все это время Жарков неуклонно продолжал дело своего не слишком удачливого предшественника по обновлению команды, одного за другим вводя в состав талантливых новичков: Вадима Храповицкого, Николая Рязанова, Льва Бурчалкина, Олега Морозова... Все они впоследствии раскрылись как незаурядные мастера футбола, сыграв в истории «Зенита» важные роли. А впервые многие из них заставили говорить о себе уже в следующем сезоне, ставшем для «Зенита» настоящим прорывом.

В чемпионате 1958 года «Зенит», которого после долгих смутных лет многие вроде списали со счетов, удивил всех. Упорная и кропотливая работа Жаркова дала свои плоды: молодая, дерзкая команда вдруг встряхнула футбольный мир страны свежей, агрессивной, исключительно сбалансированной игрой, в постановке которой явственно ощущалась крепкая рука грамотного тренера. Не удивляя соперника какими-то особыми тактическими изысками, не имея в своих рядах по-настоящему звездных игроков, «Зенит» предъявил другие весомые козыри, представ в том году ровной по составу, дружной, напористой и волевой командой с отличной физической подготовкой и невероятным настроем на игру.

Последовательно, один за другим повержены будущий чемпион «Спартак» (4:2), чемпион прошлогодний, московское «Динамо» (4:1), упорно подбирающееся к числу лидеров советского футбола «Динамо» киевское (3:1)... «На зубах» вырвана волевая победа над тбилисцами, разгромлен дебютант чемпионатов кишиневский «Буревестник» (5:0), а в ворота тройки будущих призеров стараниями зенитовских нападающих влетело в общей сложности аж 12 голов в шести матчах.

Да, были и неудачи, досадные поражения, обусловленные в первую очередь неопытностью команды, да и ее тренера. Именно этот недостаток опыта в итоге и помешал «Зениту» впервые в своей истории взойти на пьедестал, который в очередной раз был так близок: неожиданное домашнее поражение на финише чемпионата от совершенно не блиставших в том году куйбышевских «Крыльев Советов» лишило команду двух столь необходимых очков и поставило крест на ее медальных амбициях. В который уже раз в своей истории «Зенит» споткнулся в самый ответственный момент, а в результате — 4-е место.

И все равно впечатление на футбольную общественность ленинградская команда произвела большое, и по окончании сезона-1958 «Зенит» был признан лучшей профсоюзной командой года. Это при том, что чемпионом стал профсоюзный же «Спартак». Удачнее основы выступил многострадальный зенитовский дубль, все же взошедший впервые на пьедестал под руководством бывшего защитника «Зенита» Николая Гартвига — 3-е место.

В следующем году от «Зенита» все ждали непременного продолжения прошлогодней феерии. И поначалу оно последовало: с самого старта «Зенит» резво взялся за дело. В гостях повержены киевское «Динамо» и «Шахтер», вновь не повезло действующему чемпиону «Спартаку», который был уверенно побежден в Ленинграде, в присутствии рекордного для отечественного футбола количества зрителей. Благодаря установке на верхнем кольце стадиона им. Кирова дополнительных деревянных трибун за этой встречей наблюдало 110 тысяч зрителей (абсолютный рекорд посещаемости в истории отечественного футбола, повторенный и на следующем домашнем матче «Зенита» с ЦСК МО).

Вплоть до середины лета «Зенит» держался в тройке сильнейших команд чемпионата, но потом... Команда вдруг засбоила, заспотыкалась, а затем и вовсе поползла вниз. Москвич Жарков, особо не скрывавший, что мечтает вновь вернуться в родной город, зачастил в столицу, что не могло не сказаться на настроениях в команде. Итог: ставшее в последние годы уже привычным место в нижней части таблицы — 8-е.

В межсезонье-1959/60 Жаркову поступило предложение войти в штаб первой сборной СССР, после чего он и вовсе потерял интерес к своей нынешней команде. Сезон «Зенит» начал неважно, держась где-то в серединке таблицы, к лету выраженные «чемоданные настроения» тренера еще более ухудшили турнирное положение команды, и в августе Жаркову все-таки дали возможность покинуть «Зенит» и отправиться в вожделенную столицу. Место главного тренера занял еще недавно игравший в поле Геннадий Бондаренко, который худо-бедно довел сезон до конца — 15-е место.

Этим не самым корректным уходом из команды и всем, что этому уходу предшествовало, Георгий Иванович заметно смазал в целом неплохое впечатление от своей работы в «Зените». Но все-таки не стоит забывать, что повторить (и даже превзойти) результат Жаркова 1958 года зенитовским тренерам удалось лишь более 20 лет спустя, когда такой же молодой и дерзкий «Зенит» Морозова впервые в своей истории все же поднялся на пьедестал.

Трудно особо выделить кого-либо в «Зените» Жаркова — все игроки в период наивысшего расцвета команды были как тщательно и аккуратно подогнанные детальки тонкого часового механизма. Каждый знал свое дело, свой маневр, создавая то, что называется командной игрой, основанной на коллективизме, а не на сольных выступлениях отдельных прим. И все же стоит отметить замечательную пару зенитовских полузащитников, на рубеже 1950–1960-х заслуженно признаваемую одной из сильнейших в советском футболе, — Станислава Завидонова и Анатолия Дергачёва. А также рослого, напористого и техничного центрфорварда Олега Морозова (младшего брата прославленного тренера Юрия Морозова); быстрых, взрывных «крайков» (фланговых нападающих) Валентина Царицына и капитана команды Александра Иванова; умных и изобретательных инсайдов Бориса Батанова и Геннадия Бондаренко; неутомимого, исключительно работоспособного защитника Марка Гека и его коллегу по амплуа, стойкого и мужественного Роберта Совейко.

Факты:

— В составе национальной сборной СССР выступали нападающие Олег Морозов и Александр Иванов, который к тому же стал первым игроком «Зенита», игравшим в финальном турнире чемпионата мира 1958 года и первым же зенитовцем, забившим в этом соревновании гол.

— Полузащитник «Зенита» Станислав Завидонов стал первым капитаном основанной в 1959 году олимпийской сборной СССР, в официальных матчах которой в этот период принимал участие и зенитовец Борис Батанов.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 24542
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Сб Янв 31, 2015 9:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Команда Елисеева

Продолжать работу с командой завершившему сезон-1960 в качестве главного тренера 31-летнему Геннадию Бондаренко не доверили. «Зениту», в очередной раз попавшему в психологическую и функциональную яму, требовался более опытный и мастеровитый наставник — так решили в городской федерации футбола, и на место главного был приглашен Евгений Елисеев.

Елисеев — коренной москвич, но практически всю свою долгую жизнь он связал с Ленинградом-Петербургом. Один из сильнейших инсайдов, а затем полузащитников советского футбола 1930-х, игрок сборных Ленинграда и Москвы, РСФСР и СССР, заслуженный мастер спорта СССР, Елисеев и тренером стал сильным, авторитетным. И «Зенит» ему был не чужд. В 1953–1954 годах он уже поработал в команде помощником Николая Люкшинова, хотя существенных успехов этот творческий союз двух футбольных интеллигентов тогда добиться не сумел. И вот Елисеев вновь вернулся в ленинградский «Зенит», на сей раз уже полновластным главным тренером.

Состав «Зенита», доставшийся ему в 1961-м, был вполне приличным — плоды удачной селекционной работы предыдущих зенитовских тренеров. Да, команда после смутного 1960-го была далеко не в самом лучшем состоянии, как физическом, так и психологическом, но зенитовская молодежь, дерзко «выстрелившая» в 1958-м, за прошедшие годы повзрослела, заматерела, набралась бесценного опыта, сыгралась, в команде появились настоящие лидеры. И все же кое-какие позиции требовали усиления. Особенно с учетом того, что именно Елисеев стал тем тренером, кто решительно отказался от давно уже морально устаревшего «дубль-вэ» (3-2-5) в пользу новомодной бразильской схемы 4-2-4, по которой к тому времени играло уже едва ли не полмира. А потому «Зениту» в первую очередь требовалось укрепление и численное увеличение защиты.

В команде один за другим появились новые защитники Василий Данилов, Виктор Спиридонов, Владимир Непомилуев, Эвальд Алам... Укрепил Елисеев и вратарскую позицию, остававшуюся несколько лет крайне уязвимой после завершения карьеры знаменитого Леонида Иванова: на это место в «Зенит» пришел Владимир Востроилов. Вскоре в команде появился и опытный фланговый нападающий Анатолий Васильев, который, несмотря на свои 30 лет, отличался отменными скоростными качествами и неуступчивостью в борьбе за мяч.

Постепенно наладив игру в обороне, а затем и в линии нападения, ленинградская команда сменила ставшую в последнее время привычной мелкую бисерную распасовку на небольших скоростях на несколько подзабытые к тому времени широкие скоростные атаки, с быстрыми фланговыми проходами, с неожиданными сменами направлений атакующих действий, заиграла агрессивно, напористо, а главное — результативно.

Нельзя сказать, что команда ожила сразу же после прихода нового тренера, — на перестройку и отлаживание игры Елисееву потребовалось почти два года обстоятельной, кропотливой работы. При этом «Зенит» по-прежнему занимал места в нижней части турнирной таблицы. Но уже в 1962 году отдельные матчи ленинградцам удались с подлинным блеском, как, например, рекордная победа над вильнюсским «Жальгирисом» 7:0, над руководимым прославленным тренером Борисом Аркадьевым «Нефтяником» 5:1, или разгром тбилисских динамовцев 5:0 с хет-триком Бурчалкина... Команда явно вернула себе вкус игры, поняла тренерские задумки и сама нетерпеливо рвалась в бой.

А потому резвый старт в чемпионате 1963 года, когда «Зенит» вернулся из традиционно тяжелого южного турне с единственным поражением в пяти матчах, никого особо не удивил. Удивление пришло чуть позже, когда команда вообще перестала проигрывать. Шестнадцать матчей подряд, более четырех месяцев «Зенит» не знал поражений, пропустив за это время в свои ворота всего шесть мячей, и в итоге вклинился в группу лидеров с явными претензиями на место на пьедестале. Игра у команды, определенно, ладилась, обретя давно уже невиданную солидность, основательность и прочность, и в группе лидеров чемпионата ленинградцы чувствовали себя вполне уверенно. Увидев очевидные положительные изменения в игре своих любимцев, ленинградские болельщики несколько раз в том сезоне обеспечили полные аншлаги на гигантском стотысячнике им. Кирова, и уже в середине года «Зенит» вышел в лидеры сезона по посещаемости.

Рекордная для союзных времен 16-матчевая беспроигрышная серия «Зенита» завершилась досадным «судейским» поражением в Донецке, после чего выбитая из победного ритма команда заспотыкалась, посыпались ненужные потери очков, а окончание сезона «Зенит» и вовсе смазал. И виновата была не только традиционно короткая зенитовская скамейка, но и немилосердно сверстанный календарь, который заставил команду чуть более чем за месяц отыграть десяток календарных матчей с разъездами в Баку, Киев и Минск с Москвой. А отсутствие искусственного освещения на главной домашней арене «Зенита», стадионе им. Кирова, привело к тому, что несколько осенних матчей было проведено днем, в рабочее время, при заполненных в самом лучшем случае на четверть трибунах, что в немалой степени лишало команду преимущества своего поля. В итоге столь многообещающе отыграв большую половину сезона-1963, «Зенит», невнятно проведя финишный отрезок, занял лишь 6-е место.

Однако этот результат, а главное, показанная командой игра после нескольких последних невразумительных сезонов были расценены в Ленинграде как несомненная удача, и «Зенит» в городе накрыла волна похвал. Следующий сезон расслабленная команда начала откровенно неважно, к середине мая оказавшись в нижней части турнирной таблицы. В коллективе ослабла дисциплина, участились нарушения спортивного режима, а демократичному Елисееву не удалось оперативно изменить положение дел, мобилизовать игроков, вновь поднять их на штурм футбольных вершин.

Вряд ли можно назвать оправданным скоропалительное и жесткое решение спортивного руководства города о смене на тренерском мостике «Зенита» после всего девяти проведенных туров чемпионата 1964 года. Особенно если учесть, что семь из них команда волей календаря провела в гостях, а впереди ее ожидал полуторамесячный перерыв в связи с розыгрышем 2-го чемпионата Европы.

Тем более что перерыв этот Елисеев использовал весьма эффективно: в июне 1964 года «Зенит» дошел до финала представительного Кубка Флоренции, по ходу розыгрыша которого победил одну из сильнейших команд европейского футбола тех лет, двукратного обладателя Кубка чемпионов (1961, 1962) португальскую «Бенфику», атаку которой возглавлял сам Эйсебио — лучший игрок в истории португальского футбола. Этим зенитовский тренер убедительно показал, что обстановка в команде нормализовалась и «Зенит» готов к продолжению борьбы во внутреннем чемпионате. К тому же после перерыва у «Зенита» волей того же замысловатого календаря начиналась 14-матчевая серия, в которой 13 игр он бы провел дома, на родном стадионе им. Кирова.

Но смена тренера тем не менее произошла — в начале июля 1964 года Елисеев был отправлен в отставку. С его уходом закончился и последний на долгие годы яркий период в истории команды. Началось многолетнее смутное время, когда «Зенит» куда чаще был озабочен сохранением прописки в высшем дивизионе, чем претендовал хоть на какие-то достижения. Смутное время, которое завершилось фактически лишь пятнадцать лет спустя.

В команде Елисеева в первую очередь стоит отметить четверку нападения: виртуозный технарь и хитроумный выдумщик Николай Рязанов, взрывной, стремительный Вадим Храповицкий, быстрый и неуступчивый Анатолий Васильев и, конечно же, легендарный «футболист "Зенита" № 1 всех времен» Лев Бурчалкин, именно при Елисееве проведший самые сильные в своей долгой карьере сезоны. На высоком уровне продолжал выступать и один из сильнейших полузащитников советского футбола конца 1950-х — начала 1960-х Станислав Завидонов. Отлично вписался в игру команды молодой фланговый защитник Василий Данилов, составивший с рослыми гренадерами Совейко, Спиридоновым и Непомилуевым качественную линию обороны, венчал которую один из лучших голкиперов в истории «Зенита» Владимир Востроилов.

Факты:

— В составе первой сборной СССР в этот период выступал нападающий Лев Бурчалкин.

— В 1962 году Станислав Завидонов стал вторым после Леонида Иванова футболистом «Зенита», включенным в список 33 лучших игроков сезона под № 1.

— Он же принимал участие в матчах олимпийской сборной СССР, в составе которой в этот же период играли зенитовцы Василий Данилов и Лев Бурчалкин.

— По завершении сезона 1963 года «Зенит» окончательно остался единственным представителем родины российского футбола в высшем дивизионе — недавно возрожденное ленинградское «Динамо» по итогам того чемпионата навсегда покинуло высший свет, плотно и безысходно осев в низших лигах союзного первенства.

— Осенью 1963 года «Зенит» наконец-то обрел свой дом — вступила в строй долгожданная тренировочная база в Удельном парке. Долгие проблемы команды с постоянными поисками очередного места для тренировок завершились.



Кризис 1960-х

Отставка с поста главного тренера «Зенита» Евгения Елисеева в июле 1964 года ознаменовала собой начало долгого смутного периода в истории команды. Сменивший его бывший капитан ленинградского «Динамо» 1930–1940-х годов Валентин Фёдоров продолжить дело своего славного предшественника не сумел.

Валентин Фёдоров (1964–1966)

Хотя команда новому тренеру досталась крепкая, сыгранная, талантами не обделенная, да и большинство ее игроков находилось во вполне еще футбольном возрасте 26–28 лет, результаты ее выступлений при Фёдорове выглядели откровенно неважно. Не привнеся в тактику игры «Зенита» ничего принципиально нового, практически не меняя имеющийся состав, новый тренер, по сути, продолжал эксплуатировать наследие Елисеева, благо фундамент тот заложил крепкий и основательный. Тем не менее этого оказалось явно недостаточно для выправления турнирного положения команды. Более того, начавшийся процесс распада при Фёдорове только продолжился, а 11, 9 и 16-е итоговые места «Зенита» за время его руководства — зримое тому подтверждение.

Окончание сезона 1966 года, в котором «Зенит» занял лишь 16-е место, выдав напоследок десятиматчевую безвыигрышную серию со всего тремя забитыми мячами, повергло в полное уныние ленинградских болельщиков. Команда играла вяло, безвольно, серо, ее признанные лидеры были просто неузнаваемы. В «Зените» к тому моменту явственно проявился кризис, связанный в первую очередь с проблемами возраста: ведущие игроки команды Завидонов, Дергачёв, Васильев, Востроилов, Совейко, Рязанов вплотную подошли, а некоторые и перевалили за отметку «30 лет», и играли они в «Зените» уже давно, практически без замен. Мало того что многие ветераны существенно сдали физически, так еще и некоторые ведущие игроки стали ощущать свою незаменимость и заметно расслабились. Однако тренеры команды на сколько-нибудь серьёзную перестройку состава так и не решились.

К тому же Валентин Фёдоров, как и его предшественник на посту главного тренера Елисеев, был сторонником скорее демократичного стиля управления командой, но в ситуации, в которой оказался «Зенит» в то время, явно требовались совсем другие методы. Определенно, не хватило зенитовскому наставнику столь необходимого для тренеров, попавших в экстремальную ситуацию, четкого представления о путях и методах развития команды, а также твердости, решительности и жесткости в проведении выбранной линии.

Болельщики негодовали, возмущались, редакции ленинградских газет в конце сезона-1966 были завалены сотнями возмущенных писем с требованиями немедленного снятия тренеров, резкого обновления состава команды, привлечения в ее ряды молодых игроков. Никто еще не знал, что вскоре так и произойдет: Фёдоров уйдет в отставку, команду вновь, 10 лет спустя, примет Аркадий Алов, который первым делом расстанется со многими ветеранами, в том числе и с теми, кто откровенно провалил предыдущий сезон. Придет в «Зенит» и молодежь, из которой будет строиться новая команда. Вот только результат получится совсем не таким, на какой все рассчитывали.



Аркадий Алов (1967 г.)

После первого ухода Алова из «Зенита» в 1957 году мнения об итогах его работы с командой разделились. Одни утверждали, что работу свою в 1956–1957 годах тренер просто провалил, подтверждая это убеждение неумолимыми цифрами: в 30 проведенных под его руководством матчах «Зенит» одержал всего пять побед и едва не вылетел из группы «А» в 1956-м. Другие же склонны были видеть в работе Алова и плюсы: ведь именно он привлек в команду целый ряд молодых талантливых игроков, которые вскоре превратились в настоящих лидеров «Зенита», тех, кто впоследствии определял лицо команды на протяжении многих лет. К тому же именно под руководством Алова футбольная сборная Ленинграда, составленная почти целиком из игроков «Зенита», на Спартакиаде народов СССР 1956 года сумела дойти до полуфинала, что в родном городе было воспринято как несомненный успех.

Запомнились еще и решительность и бескомпромиссность тренера, с которыми он в первый период своего руководства начал перекройку подзакисшего состава «Зенита». Именно это требовалось и теперь, в 1967-м, а потому Алову был дан второй шанс.

Как и 10 лет назад, Аркадий Алов решительно взялся за обновление состава, с ходу отказавшись от услуг доброй полудюжины ветеранов. Вероятно, такие действия были оправданны: провалы последних лет наглядно показали, что обстановка в команде далека от рабочей. Но то ли не хватило тренеру прозорливости для принятия правильных решений по новичкам; то ли, увлекшись разрушением, Алов, практически одномоментно освободившись от едва ли не половины прошлогоднего основного состава, незаметно для себя сломал и хребет команде; то ли просто, вторично ввязавшись в непростое дело руководства футбольной командой высшего дивизиона, тренер вновь сильно переоценил свои возможности, но только и на сей раз ничего вразумительного в «Зените» ему создать не удалось.

«Зенит» повалился с самого начала сезона-1967. Одно за другим посыпались поражения, команда прочно осела в подвале турнирной таблицы. Как и 10 лет назад, «Зениту» Алова вновь определенно не хватало сыгранности, игровой мысли и даже подобия бойцовского духа — при первых же неудачах, а их опять было немало, у футболистов опускались руки, а тренер был не в состоянии организовать, встряхнуть команду, вселить уверенность в игроков.

Предвосхищая морозовские методы построения команды, Алов смело доверял молодежи (при нем в «Зените» дебютировали будущие ключевые игроки команды, защитники Михаил Лохов и Вячеслав Булавин, нападающий Владимир Гончаров), вот только тренерской харизмой и профессиональными знаниями Морозова Алов явно не обладал. А потому ничего похожего на боеспособный коллектив вновь сложить не сумел. Не помогли и специально устроенные просмотры потенциально талантливой молодежи из низших лиг — новые игроки массово приходили и буквально через пару недель столь же массово уходили, состав тасовался с калейдоскопической скоростью. Доходило до того, что порой, выходя на поле, многие футболисты даже не знали друг друга по именам. А игры так и не было. «Зенит» был безнадежен и неизлечим, и это уже стало понятным фактически к началу осени 1967 года.

Результат закономерен: последнее, 19-е итоговое место в турнирной таблице с шестиочковым отставанием от места предпоследнего и неминуемое расставание команды с высшей лигой чемпионата СССР. «Зенит» достиг дна.

Несмотря на провалы «Зенита», в его составе в этот далеко не самый славный в его истории период все же можно выделить несколько игроков. В первую очередь, конечно, это классный защитник Василий Данилов, постоянный игрок сборной СССР, капитан «Зенита» и один из самых ярких футболистов в его составе. Стабильно боевито и задорно играл форвард Лев Бурчалкин, который хоть и снизил несколько свою результативность в этот смутный для команды период, но ничуть не снизил качества своей игры. Самоотвержен и беззаветен был защитник Валерий Рудь, отыгравший за «Зенит» всего два сезона, причем самых непростых сезона 1966–1967 годов, но отыгравший их как надо. Старателен был неброский, но стабильный и надежный вратарь Владимир Востроилов.
Ну и, наконец, просто необходимо отметить приход в «Зенит» еще одного футболиста, который, впрочем, в этот период еще не успел проявить себя особо ярко, но без которого история «Зенита», да и всего ленинградского футбола, возможно, пошла бы в дальнейшем совершенно другим путем: в 1965 году из далекой Перми в «Зенит» прибыл никому еще не известный 22-летний полузащитник Павел Садырин.

Факты:

— В составе сборной СССР в этот период выступал защитник «Зенита» Василий Данилов, который не только стал вторым после Александра Иванова (1958) зенитовцем, принимавшим участие в финальном турнире чемпионата мира, но и единственным в истории ленинградского футбола игроком — призером чемпионата мира (1966).

— В списки 33 лучших игроков страны под № 1 дважды входил защитник «Зенита» Василий Данилов.



Команда эпохи застоя

В 1967 году «Зенит» замкнул турнирную таблицу чемпионата СССР. Казалось, на сей раз Ленинград потеряет в высшем дивизионе и последнего своего представителя. Однако всё обошлось: в честь юбилея Октябрьской революции, 50-летие которой как раз отмечалось в том году, колыбель этой самой революции, город Ленинград, было решено не лишать большого футбола. А потому флагмана ленинградского футбола, команду «Зенит», вопреки спортивным принципам оставили в элитном дивизионе, увеличив его еще на одно место.

Но остро встала другая важная проблема: как не допустить подобного провала в будущем, кто сможет поднять деморализованную команду из руин, навести в ней порядок? Тогда-то и появилась кандидатура армянского тренера Артема Фальяна.



Артем Фальян (1968–1970 гг.)

Родился и вырос Артем Григорьевич в городе Баку. За бакинские команды играл в молодости, в Баку же начал и тренерскую карьеру. Но настоящего признания как тренер добился на своей исторической родине, в Армении, сделав в середине 1960-х очень многое для возрождения ереванского «Арарата», да и всего армянского футбола. Человек невероятного напора, требовательный и жесткий, Фальян виделся идеальной кандидатурой на пост главного тренера полуразваленного после фиаско 1967 года «Зенита».

И новый тренер вполне оправдал возлагавшиеся на него надежды. Нет, «Зенит» при нем не совершил скачок на пьедестал, но все же выправить тяжелое положение, в котором оказалась команда, Фальяну, определенно, удалось. По крайней мере, «Зенит» при нем довольно быстро поднялся в середину турнирной таблицы и зажил неторопливой жизнью футбольного середняка, не претендуя ни на какие турнирные прорывы, но и к опасной черте уже не подходя.

Вместе с тренером из Армении в «Зенит» прибыло несколько игроков, но по-настоящему надолго закрепиться в команде смог лишь полузащитник Георгий Вьюн, после этого много лет верой и правдой служивший ленинградскому футболу. При Фальяне первые матчи за «Зенит» провели и будущие ведущие игроки команды, полузащитник Алексей Стрепетов, защитник Владимир Голубев, нападающие Георгий Хромченков и Борис Кох... В целом же команда Фальяна не выделялась ни громкими именами, ни какими-либо тактическими изысками, а брала свое отличной физической подготовкой, скоростью игры и запредельной самоотдачей всех без исключения игроков. Для безбедного существования в середине турнирной таблицы этого было достаточно (11-е и 9-е места).

Впрочем, долго поработать в Ленинграде Фальяну не довелось. Человек властный, самостоятельный и независимый, он быстро вошел в конфликт с многочисленными спортивными начальниками города, которые приложили все силы для того, чтобы поскорее убрать из команды неугодного им специалиста. В середине 1970 года Артем Фальян был уволен.



Евгений Горянский (1970–1972 гг.)

Естественно, новый тренер «Зенита» должен был стать полной противоположностью неукротимому Фальяну. Интеллигентный, дипломатичный и компромиссный москвич Горянский вполне отвечал этим требованиям, а потому вопрос о его переводе из Спорткомитета, где он до того работал, в «Зенит» был решен очень оперативно. Бывший нападающий московского «Локомотива» 1950-х, как тренер Горянский еще до «Зенита» успел доказать свою состоятельность, выведя в высший дивизион луганскую (ворошиловградскую) «Зарю», а также некоторое время поработав вторым тренером в первой сборной СССР.

При Горянском «Зенит» продолжал оставаться середняком советского футбола, хотя стиль его игры заметно поменялся. Страстные, эмоциональные, несколько беспорядочные атаки времен Фальяна сменились неторопливым, вдумчивым розыгрышем мяча с особым упором на крепкую оборону и тщательную подготовку атак «до верного». Скорости, правда, заметно упали, зато появился некий рисунок игры: футболисты, завладев мячом, теперь не неслись, как прежде, скопом на чужие ворота, а педантично, аккуратно вычерчивали многоходовые комбинации, стараясь вывести на ударную позицию уже не полкоманды сразу, а одного, максимум двух острых форвардов.

Селекцию Горянский проводил также аккуратно и даже скуповато. Новичков при нем появилось немного, зато большинство из них уверенно вписалось в игру: это и форвард Анатолий Зинченко, и защитники Юрий Загуменных и Александр Дерёмов, и вратарь Владимир Пронин... Тогда же первые свои матчи за «Зенит» провел будущий кумир футбольного Ленинграда 19-летний Владимир Казачёнок.

Два года подряд завершая чемпионаты в нижней части турнирной таблицы (14-е и 13-е места), к 1972 году «Зенит» Горянского подошел уже сыгранным, опытным коллективом, готовым к некоему прорыву. И прорыв этот, в принципе, произошел. Сезон команда начала успешно, в мае войдя в лидирующую группу, чего ленинградские болельщики не видели уже с добрый десяток лет. Однако последовавшая за этим затяжная безвыигрышная серия надежд на классное итоговое место не оставила. Тем не менее второй круг чемпионата «Зенит» провел очень уверенно, а впечатляющий финишный спурт — четыре победы подряд над весьма серьезными соперниками с общим счетом 17:2 — хоть и не вознес «Зенит» на пьедестал, зато привел в восторг не только болельщиков, но и футбольных специалистов всех рангов. В результате «Зенит» стал победителем второго круга, заняв, правда, из-за летнего провала лишь 7-е итоговое место, зато с отставанием от второго места всего в два очка.

Истосковавшийся по хорошему футболу Ленинград ликовал, устроив по окончании сезона команде такое чествование, как будто она заняла не седьмое место, а как минимум призовое. А на тренера, сумевшего столь грамотно поставить игру отнюдь не звездного клуба, обратили внимание в Федерации футбола — ему была предложена как раз к тому моменту ставшая вакантной должность главного тренера сборной СССР, на что Горянский сразу же согласился.



Герман Зонин (1973–1977 гг.)

Уход из «Зенита» Горянского был, конечно, неприятен, но к нему были готовы. А потому готова была и замена ему — уроженец Казани, бывший защитник ленинградских «Динамо» и «Трудовых резервов» 1940–1950-х, успешный тренер, только что ставший чемпионом СССР с ворошиловградской «Зарей», Герман Зонин.

Антагонист любителя комбинационного, аккуратного футбола Горянского, Зонин основную ставку всегда делал на атлетизм, выносливость и морально-волевые качества игроков. Быстро ушли в прошлое замысловатые многоходовые комбинации, игра «Зенита» стала быстрее, жестче, но при этом куда проще и прямолинейнее. Обращая особое внимание на функциональную подготовку игроков, новый тренер резко увеличил физические нагрузки на тренировках, объем и интенсивность тренировочных заданий. При нем активно развернула свою деятельность Комплексная научная группа (КНГ), контролирующая и анализирующая тренировочный и игровой процессы команды.

Появились в команде при Зонине и заметные новички: вратарь Владимир Олейник, нападающие Андрей Редкоус и Александр Маркин, а также первые «чемпионские ласточки» Анатолий Давыдов, Владимир Клементьев, Вячеслав Мельников и Николай Ларионов.

При этом Зонин остается, пожалуй, одной из наиболее спорных тренерских фигур в истории «Зенита». С одной стороны, тренировать команду ему довелось дольше любого из предыдущих зенитовских тренеров, и в паре сезонов при нем «Зенит» сумел заставить говорить о себе как о команде крепкой и приметной. С другой стороны, ничего существенного за те шесть чемпионатов, которые командой руководил Зонин, ей добиться не удалось. «Зенит» продолжал оставаться середняком, даже если порой отдельные отрезки чемпионатов и проводил успешно.

Как, к примеру, в 1974-м, когда вплоть до осени команда держалась в группе лидеров, но концовку чемпионата в очередной раз по уже сложившейся неприятной традиции провалила, заняв в итоге лишь 7-е место. Или в коротком однокруговом осеннем чемпионате 1976 года, в котором «Зенит» впервые в своей истории завоевал пару призов большого футбола, при этом вновь оставшись без главного приза — медалей. В остальные же годы команда занимала места строго в нижней части турнирной таблицы, не претендуя ни на что серьезное (результаты «Зенита» при Зонине: 11, 7, 14, 13, 5 и 10-е места).

Довольно средне начал «Зенит» и сезон 1977 года, завершить который, впрочем, Зонину не довелось: в августе он был прямо со стадиона отправлен в больницу с сердечным приступом. На этом его зенитовская карьера завершилась, а сезон с командой заканчивал помощник Зонина Владимир Корнев.

Несмотря на довольно посредственные результаты команды в этот период, в ее составе выступало немало ярких игроков, оставивших заметный след в истории «Зенита». В первую очередь следует отметить прекрасную защитную линию команды: мужественный, волевой и невероятно выносливый Юрий Загуменных, рослый, стремительный Вячеслав Булавин, а также пара центральных защитников, одно время справедливо считавшаяся одной из сильнейших в советском футболе 1970-х, — жесткий и беззаветный Михаил Лохов и один из лучших защитников в истории «Зенита» Владимир Голубев. В воротах уверенно занимал место прыгучий, артистичный, куражистый вратарь Владимир Олейник. В центре поля отлично смотрелась сыгранная связка умных, моторных полузащитников Георгий Вьюн и многолетний капитан команды Павел Садырин. В атаке пару ярких сезонов выдали техничный и напористый Георгий Хромченков и рослый атлет Александр Маркин, «ленинградский Герд Мюллер» — лучший бомбардир чемпионата-1976(о). Выделялся нестандартными футбольными ходами форвард второго плана Анатолий Зинченко.

1970-е годы особо успешными в истории «Зенита» назвать трудно, хотя стоит признать: команде за это время удалось не только полностью оправиться от провалов предыдущего десятилетия, но и обрести некую стабильность. Пусть и на не слишком высоком уровне и без больших свершений, но свершения эти придут очень скоро. «Зенит» уже на их пороге.

Факты:

— К играм первой сборной СССР в этот период привлекались зенитовцы Георгий Вьюн, Анатолий Зинченко, Александр Дерёмов и Владимир Голубев. В матчах олимпийской сборной принимали участие Вячеслав Булавин, Владимир Гончаров, Михаил Лохов и Владимир Голубев.

— 24 октября 1976 года в матче с ереванским «Араратом» форвард Александр Маркин оформил первый «покер» (4 гола) «Зенита» в чемпионатах страны.

— В 1968 году нападающий Лев Бурчалкин первым отыграл 300-й матч в составе «Зенита» в чемпионатах страны. Он же в 1971 году первым сыграл 400-й официальный матч за «Зенит», а в 1972-м — первым такой же отметки достиг и исключительно в матчах чемпионата.



Эпоха Морозова. Первые медали

Неожиданная болезнь Германа Зонина, заставившая его покинуть пост главного тренера «Зенита» в разгар чемпионата-1977, на итоговом месте команды не сильно сказалась: как и в большинстве предыдущих сезонов, «Зенит» оказался в нижней части турнирной таблицы. Со следующего же года команду возглавил 43-летний Юрий Морозов

В прошлом игрок ленинградских «Динамо» и «Адмиралтейца», Юрий Морозов в 1950-х провел и полтора десятка матчей в составе «Зенита». Впоследствии получил два высших образования, долгое время преподавал в ленинградском институте физкультуры, вел активные научные разработки в области функциональной подготовки спортсменов, защитил диссертацию и несколько лет входил в комплексную научную группу при футбольной команде «Зенит». Так что команда ему была вовсе не чужой, и, получив предложение возглавить ее в качестве главного тренера, Морозов, прежде с командами мастеров официально никогда не работавший, тем не менее смело взялся за применение на практике итогов своих обширных научных изысканий.

В первые два года своей работы в «Зените» новый тренер, впрочем, ничего в команде существенно не менял. Костяк ее оставался прежним, состав по-прежнему переполняли приезжие игроки, в большинстве своем довольно среднего класса (классным футболистам не слишком успешный в последние десятилетия «Зенит» был не очень интересен), а потому и результаты этих двух сезонов были сродни предыдущим — дважды 10-е место. Осознав, что этот путь развития тупиковый, Морозов взялся за коренную перестройку и игры команды, и ее состава.

И действительно, при наличии в городе активно и продуктивно работающих специализированных футбольных детских школ «Смена», «Зенит» и других, укоренившийся в последнее десятилетие принцип комплектования состава главной городской футбольной команды мастеров преимущественно иногородними игроками выглядел довольно нелогичным.

А потому накануне сезона 1980 года в расположении «Зенита» появилось сразу с добрый десяток молодых воспитанников ленинградских футбольных школ, многие из которых впоследствии не только закрепились в основе команды, но и образовали новый ее костяк на целое десятилетие вперед: нападающие Юрий Желудков и Юрий Герасимов, полузащитники Валерий Брошин и Александр Захариков, защитники Алексей Степанов и Владимир Долгополов... Впоследствии в команде Морозова закрепились нападающие Борис Чухлов и Сергей Дмитриев, полузащитники Сергей Веденеев и Дмитрий Баранник, защитники Сергей Кузнецов и Геннадий Тимофеев... К тому же немногим раньше стараниями Морозова были возвращены по тем или иным причинам покинувшие «Зенит» при предыдущем тренере полузащитник Николай Ларионов и форварды Анатолий Зинченко и Владимир Казачёнок, а также приглашены вратари: опытнейший Александр Ткаченко и молодой, перспективный Михаил Бирюков.

Это была практически новая команда. Молодая, амбициозная, еще не познавшая вкуса побед, но и не утратившая вкуса к футболу. А достаточно большая группа зенитовских ветеранов, с которыми Морозов благоразумно не расстался, обеспечила «Зениту» в 1980-м тот самый пресловутый «сплав молодости и опыта», который необходим любой команде, претендующей на высокие достижения. И фактически новорожденная команда «заиграла» очень скоро.



Бронза 1980 года

Фирменный морозовский прессинг в исполнении задорных двадцатилетних пацанов, игра на предельных скоростях, размашистая, динамичная, несколько авантюрная в обороне, зато предельно красочная в атаке — всё это быстро расположило к себе болельщиков не только Ленинграда, но и всей страны. Умело варьируя действия своей команды в зависимости от соперника, смело перестраивая тактические схемы даже по ходу матча, нередко производя кажущиеся со стороны нелогичными, но в итоге обычно себя оправдывающие замены, Морозов еще и заряжал команду своей буквально брызжущей энергетикой, не давая игрокам расслабиться по ходу матча ни на секунду.

Начав чемпионат 1980 года с досадного поражения от «Кайрата», «Зенит» затем выдал шестиматчевую беспроигрышную серию, закончившуюся неожиданным разгромом в Тбилиси 1:5, после которого команда несколько «засбоила», набрав в последующих шести матчах всего пять очков. А потом «Зенит» получил еще одну оплеуху — от «Шахтера», 2:5. Но вопреки пессимистичным ожиданиям этот разгром отнюдь не подействовал угнетающе на игроков, как это нередко бывало в прежние годы, — напротив, после него «Зенит» собрался и больше подобных ляпов в сезоне не допускал.

Первый круг команда завершила на шестом месте. Правда, отрыв от третьего составлял всего... одно очко, и уже к концу лета о ленинградцах в очередной раз заговорили как о реальных претендентах на медали. Впрочем, сколько раз такое было в истории команды... Но теперь «Зенит» был уже другим и обоснованность своих претензий на классное место доказывал вполне убедительно. У ленинградской команды наконец-то появилось ранее не очень присущее ей качество — она научилась «держать удар». Ведь нередко в прошлые годы на кураже «Зенит» мог выигрывать сложные матчи у серьезных соперников, выдавать довольно длительные успешные серии, а затем, вдруг споткнувшись, безвольно опускать руки, после чего быстро терять все только что завоеванные высоты. Нынешний «Зенит» отдельными неудачами смутить было непросто.

Уже за несколько туров до финиша определились обладатели золота и серебра — заметно оторвавшиеся от всех киевское «Динамо» и «Спартак». А вот за третье место развернулась нешуточная борьба между ЦСКА, тбилисским «Динамо», донецким «Шахтером» и «Зенитом». Борьба, в которой должен был победить тот, у кого крепче нервы и сильнее характер. А сильнее он оказался у ленинградцев. В результате к последнему туру «Зенит» подошел на третьей позиции, при этом опережая тбилисских динамовцев на одно очко. Расклад очевиден: либо побеждать в последнем матче, либо уповать на неудачу грузинских футболистов в Минске. При равенстве очков преимущество по всем параметрам получали тбилисцы.

Момент рождения бронзовой команды можно определить с точностью до минуты: 22 ноября 1980 года в 18 часов 45 минут пришло известие из столицы Белоруссии: тбилисское «Динамо» проиграло минчанам. Таким образом, через пятнадцать минут после этого «Зенит» выходил на свой последний матч с «Кайратом» уже в ранге бронзового призера чемпионата СССР. Но и тут новоиспеченные медалисты не стали отбывать номер, а победили и в своем последнем, ничего уже не решавшем матче сезона. Теперь никто не мог упрекнуть зенитовцев в том, что свои медали они получили «из рук» минского «Динамо».

Однако подтвердить свой класс в следующем чемпионате зенитовцам не удалось. Сравнительно неплохо начав чемпионат 1981 года, летом «Зенит» заметно затормозил. И дело не только в том, что молодые игроки после прошлогоднего успеха с непривычки несколько расслабились и потеряли игровой тонус, хотя и не без этого. Но ко всему прочему на команду обрушилась просто лавина травм и болезней. Порой тренерам трудно было даже набрать более-менее приличный боевой состав на очередной матч, не то что полноценно наполнить скамейку запасных. А потому за все лето прошлогодний бронзовый призер сумел победить один-единственный раз и в итоге оказался лишь 15-м.

Неудачей завершился и дебют «Зенита» в розыгрышах еврокубков. Как призер чемпионата СССР, команда получила право стартовать в розыгрыше Кубка УЕФА — 1981/82, но споткнулась на первом же этапе. Соперником «Зенита» стало крепкое дрезденское «Динамо» — неоднократный чемпион ГДР и одна из популярнейших команд этой страны. И опытные немецкие еврокубковые бойцы, имевшие в своем послужном списке за 10 лет непрерывного участия в еврокубковых матчах победы над «Порту», «Ювентусом», «Ливерпулем», «Бенфикой» и другими грандами европейского футбола, не оставили дебютантам никаких шансов, победив их и в Ленинграде (2:1), и дома (4:1). Автором первого гола «Зенита» в еврокубках стал Юрий Желудков.

Зато порадовали в 1981 году зенитовские дублеры, во второй раз в своей истории взошедшие на пьедестал почета — 3-е место. Руководил тогда резервистами «Зенита» 39-летний тренер Павел Садырин, имя которого в самом скором времени прогремит на всю страну.

В следующем, 1982 году «Зенит» также не слишком блеснул, заняв лишь 7-е место. А по окончании сезона команда лишилась и главного тренера: Юрий Морозов перебрался в Киев, где возглавил местное «Динамо», заменив ушедшего в сборную Валерия Лобановского.

Несмотря на достаточно неровные выступления «Зенита» при Морозове, все же стоит признать этот период в истории команды успешным. Ведь за эти годы были не только завоеваны первые в более чем полувековой на тот момент истории «Зенита» медали, но и, что самое главное, построена новая, очень перспективная команда. Суровый и жесткий до деспотичности Морозов при этом обладал замечательным чутьем на талантливых игроков, коих впоследствии за свою почти четвертьвековую тренерскую карьеру раскрыл для большого футбола многие десятки. Смело доверяя молодежи, решительно вводя в основной состав многочисленных неизвестных прежде футболистов, он, конечно, не раз обманывался в своих ожиданиях, но куда чаще такая ставка на молодых себя вполне оправдывала.

Оправдалась она и на сей раз. И не только в 1980-м — ведь большинство игроков той бронзовой морозовской команды вскоре вознесли «Зенит» и на самую вершину советского футбола.

Среди игроков этого периода, в первую очередь стоит отметить отважного и неукротимого вратаря Александра Ткаченко, вклад которого в бронзу «Зенита» трудно переоценить. Отлично проявили себя опытные защитники Владимир Голубев, Сергей Бондаренко и капитан бронзовой команды Анатолий Давыдов. В полузащите всё это время просто незаменимы были неутомимый и харизматичный Николай Ларионов и внешне неприметный, но чрезвычайно полезный Сергей Веденеев.

Отлично вписались в команду и быстро раскрылись как незаурядные бомбардиры стремительный, взрывной Юрий Герасимов и большого футбольного дарования точнейший Юрий Желудков. И конечно же, лидер атаки «Зенита», один из сильнейших форвардов в его истории, кумир и любимец ленинградских болельщиков, герой городского фольклора и легенда «Зенита» всех времен Владимир Казачёнок, именно при Морозове выдавший самые яркие в своей карьере сезоны.

Факты:

— В составе первой сборной СССР в этот период выступали Владимир Голубев, Владимир Казачёнок и Сергей Швецов.
В матчах олимпийской сборной принимали участие Михаил Бирюков и Сергей Веденеев.

— В составе молодежной сборной U-21 полуфиналистами чемпионата Европы — 1982 стали Владимир Долгополов и Алексей Степанов.

— Команда СДЮШОР «Зенит» U-17 в 1978 году стала победителем юношеского первенства СССР.

— Сборная Ленинграда U-20 в 1979 году стала победителем турнира «Переправа». В составе сборной выступали будущие зенитовца А. Степанов (капитан сборной), А. Канищев (лучший полузащитник турнира), С. Кузнецов, А. Захариков, Н. Воробьёв.

— В период 1980–1981 годов «Зенит» установил клубный рекорд — 22-матчевая беспроигрышная домашняя серия в чемпионатах.

— 24 февраля 1981 года в матче с кутаисским «Торпедо» нападающий Юрий Герасимов стал автором первого зенитовского «покера» (4 мяча) в матчах Кубка страны.

— В 1980 году в австрийский «Рапид» перешел зенитовец Анатолий Зинченко, став, таким образом, первым официальным советским футболистом-легионером.



Садырин: «Зенит» — чемпион!

Уход Морозова из «Зенита» в киевское «Динамо», несмотря ни на что, прошел для команды практически безболезненно. Замена ему напрашивалась сама собой разумеющаяся — его многолетний помощник и ученик, талантливый и явно перспективный 40-летний тренер дублирующего состава Павел Садырин.

Один из ведущих игроков «Зенита» 1960–1970-х, его капитан и лидер, Павел Садырин не затерялся и после завершения своей футбольной карьеры в 1975 году. Окончив ВШТ, вернулся в родную команду дипломированным тренером, и уже в 1981-м возглавляемый им зенитовский дубль завоевал бронзу турнира дублирующих составов.

Встав у руля «Зенита» в 1983 году, Садырин не стал заметно менять сыгранный состав команды, доставшийся ему от Морозова и вплотную подошедший к самому что ни на есть «золотому» футбольному возрасту — 23–26 лет. Команду усилил только вернувшийся в родной город из рижской «Даугавы» воспитанник ленинградского футбола полузащитник Аркадий Афанасьев.

В отличие от предшественника, неуклонно державшего со своими подопечными серьезную дистанцию и поддерживавшего в коллективе едва ли не военные порядки, Садырин в общении с командой был куда более открыт и демократичен, что раскрепостило чрезмерно зажатых деспотичным Морозовым игроков. Отлично подкованный тактически, глубоко и всесторонне понимающий саму суть футбола, еще футболистом познавший все его тайны и нюансы, обладающий кроме открытого, доброжелательного характера невероятной внутренней энергетикой и уверенностью в себе, Садырин стал отличной заменой покинувшему «Зенит» мэтру.

Несколько изменилась при новом тренере по сравнению со временами Морозова игра команды. Оставаясь столь же быстрым и напористым, как и прежде, «Зенит» Садырина выглядел куда более сбалансированно. Морозовская молодежь повзрослела, набралась опыта, игра команды стала более солидной, более рассудительной. «Зенит» играл широко, активно используя фланги, на которых неустанно барражировали от ворот до ворот неугомонные крайние полузащитники и защитники, мяч почти не задерживался в середине поля, сразу же длинными пасами направляясь в атаку, в которой активно участвовала едва ли не вся команда, за исключением разве что вратаря.

Тактика команды от матча к матчу варьировалась тренером без особых проблем: то «Зенит» играл с одним чистым нападающим, то их оказывалось сразу четверо; то в обороне собиралось пять защитников, то всего трое, да еще и с активными действиями всей этой троицы в атаке. Имелось у команды множество хитроумных «домашних заготовок», отработанных комбинаций, при этом игроки и сами охотно импровизировали на поле, придумывая неожиданные, нестандартные ходы, что при Морозове было практически исключено. Садырин же творчество игроков поощрял всемерно, а потому игра его «Зенита» смотрелась очень привлекательно.

В принципе, медали Садырин имел шансы завоевать еще в самом первом своем чемпионате: сезон 1983 года «Зенит» провел очень уверенно и к осени вошел в тройку лидеров. Но удача в очередной раз отвернулась от команды. Из-за травм осенью «Зенит» лишился сразу нескольких ключевых игроков и удержаться на пьедестале не сумел, заняв лишь 4-е место. Однако ощущался в игре команды такой потенциал, такая скрытая до поры до времени сила, что мало кто в Ленинграде сомневался, что следующий сезон «Зенит» непременно отыграет еще лучше. Впрочем, такой подарок от любимой команды, который она преподнесла всему городу на следующий год, мало кто с уверенностью мог тогда предсказать.



Золото 1984 года

Начал сезон 1984 года «Зенит» не слишком впечатляюще. И все же, чередуя матчи удачные с не слишком удачными, он все время держался в верхней части турнирной таблицы, к началу лета войдя в тройку лидеров. Параллельно «Зенит» впервые за последние 40 лет добрался и до финала Кубка СССР. А это тема для отдельного разговора, тем более что результат финального матча оказал существенное влияние и на выступление команды в чемпионате того года.

Как и 40 лет назад, в 1944 году, путь к финалу у «Зенита» в 1984-м получился очень непростым. Достаточно сказать, что в трех из четырех проведенных матчей для определения победителя потребовалось дополнительное время, а в двух из них дело и вовсе дошло до серии пенальти. Но все же команда сумела успешно преодолеть все препятствия — и вот он, финал, в котором «Зениту» должно было противостоять московское «Динамо».

В Ленинграде это известие встретили с нескрываемой радостью: «Зенит» к этому времени явно набрал ход, закрепившись среди лидеров чемпионата, в то время как «Динамо» не менее уверенно занимало место в подвале турнирной таблицы. На зенитовцев со всех сторон посыпались бесконечные напоминания о годе 1944-м, требования во что бы то ни стало в честь 40-летия того триумфа непременно вновь привезти трофей на берега Невы... Начались массированные «накрутки» в прессе и от всех мастей начальников на базе в Удельной, напоминания о слабости нынешнего «Динамо» и силе самого «Зенита»...

Вслед за командой в Москву на матч потянулись тысячи ленинградских болельщиков, организованные группы почетных гостей, ветеранов футбола, партийных и городских руководителей — праздновать грядущую викторию, в которой никто не сомневался, готовились всем миром. Утром 24 июня 1984 года столицу буквально заполонили ленинградцы, широкими реками стекавшиеся к Центральному стадиону им. Ленина уже за несколько часов до начала финального матча. Такого массового наплыва поклонников футбола из Северной столицы в Москве никогда еще не видели. Ажиотаж неимоверный! Все ждали победы, ее требовали, в ней были просто уверены.

И сверх меры накрученные зенитовцы вышли на финальный матч скованными и зажатыми. Куда-то подевалась столь присущая команде в последних встречах чемпионата свобода и раскрепощенность, игра получалась натужной, слишком академичной и медленной. Ничем не лучше, впрочем, выглядели и динамовцы, откровенно своего соперника побаивавшиеся, а потому защищавшие свои ворота едва ли не всей командой. Основное время матча завершилось вничью 0:0. И — вновь дополнительное время, в котором удача улыбнулась москвичам: два точных удара по воротам Бирюкова принесли им победу в этом матче, а с нею и Кубок СССР.

Сказать, что зенитовцы были огорчены случившимся — не сказать ничего. Команда попала в некую психологическую яму, а потому сразу после финала дома был проигран и принципиальный матч «Спартаку». Казалось, повторяется старая история: многообещающе начатый сезон опять обернется для команды неудачей...

И тут надо отдать должное молодому тренеру Садырину, сумевшему быстро и эффективно вывести команду из вполне понятного ступора. Вопреки ожиданиям многих «Зенит» после этих неудач не расклеился, а, напротив, собрался и выдал восьмиматчевую беспроигрышную серию, за время которой не только одержал семь побед, попутно взяв в драматичном поединке в Москве реванш у главного в том году претендента на золото, «Спартака» (3:2), но и вышел на первое место в чемпионате. Вышел в последний день июля, после не менее драматичного матча с тбилисским «Динамо» в столице Грузии. Проигрывая за 10 минут до конца встречи со счетом 0:2, всего за три минуты зенитовцы не только сравняли счет, но и вышли вперед, продемонстрировав крепкий характер, непреклонную волю к победе и настойчивость в достижении цели. Такая команда не могла не добиться успеха. Она его и добилась.

И даже немного притормозив в начале осени, неожиданно потеряв несколько очень важных очков, «Зенит» не упустил лидерства в чемпионате: созданный им за лето очковый запас оказался достаточным для этого, да и конкуренты-преследователи тоже ошибались. А затем был впечатляющий, настоящий чемпионский победный финишный рывок, по ходу которого «Зенит» в тяжелейших матчах поочередно одолел, вновь в гостях, еще двоих наиболее серьезных конкурентов на чемпионство, «Днепр» и московское «Торпедо». И в итоге в последнем матче с «Металлистом» дома, на поле СКК, для завоевания золотых медалей нашей команде было достаточно сыграть вничью.

Но ни о какой ничьей и речи не было: в этом заключительном матче «Зенит» безоговорочно разгромил харьковчан 4:1 и стал чемпионом СССР. Впервые в своей почти 60-летней на тот момент истории.

А ведь совершенно не исключено, что, выиграй тогда, в июне, кубок, зенитовцы, почивая на лаврах, до чемпионства так и не добрались бы... Впрочем, история не терпит сослагательного наклонения. И, упустив кубок, «Зенит» взамен выиграл турнир ещё более престижный. Выиграл уверенно, убедительно, опередив занявших второе место спартаковцев на два очка, став при этом и самой результативной командой чемпионата (60 голов в 34 матчах).

А имена футболистов — чемпионов 1984 года и их тренера с тех пор навечно вписаны в историю «Зенита» самыми крупными золотыми буквами: вратарь Михаил Бирюков; защитники Анатолий Давыдов, Владимир Долгополов, Алексей Степанов и Сергей Кузнецов; полузащитники Сергей Веденеев, Валерий Брошин, Аркадий Афанасьев, Вячеслав Мельников, Дмитрий Баранник и Николай Ларионов; нападающие Юрий Желудков, Владимир Клементьев, Борис Чухлов и Сергей Дмитриев.В силу регламента медали не получили, но свой вклад в победу безусловно внесли Валерий Золин, Юрий Герасимов, Николай Воробьев, Александр Захариков, Геннадий Тимофеев и Игорь Комаров. И, разумеется, главный тренер — Павел Федорович Садырин.

Факты:

— В 1984 году на поле выходил 21 футболист «Зенита». Примечательно, что лишь трое из этих игроков не были воспитанниками ленинградского футбола (Бирюков, Давыдов и Мельников).

— Более того, 10 игроков-чемпионов того года являлись выпускниками одной детской футбольной школы «Смена» — уникальное явление в истории отечественного футбола.

— Михаил Бирюков в 1984 году был признан лучшим вратарем СССР.

— В список 33 лучших футболистов сезона в 1984 году впервые вошло сразу шесть игроков «Зенита».

— 26 августа 1983 года в матче с бакинским «Нефтчи» нападающий Юрий Герасимов забил самый быстрый гол в истории «Зенита» — на 10-й секунде матча.



Садырин: упоение успехом

После триумфа «Зенита» в 1984 году многие в Ленинграде были уверены, что на берегах Невы взошла новая звезда, и в число признанных лидеров советского футбола на долгие годы вошел и ленинградский «Зенит». Однако действительность оказалась менее вдохновляющей.

Чрезмерно затянувшиеся празднования своего прошлогоднего успеха не позволили команде качественно подготовиться к новому сезону. А потому после нескольких подряд поражений в стартовых матчах уже к маю 1985-го «Зенит»-чемпион оказался на предпоследнем месте в турнирной таблице. В коллективе начались брожения: попытки тренеров подзатянуть сильно ослабившуюся за постчемпионскую зиму подпругу не встретили понимания со стороны некоторых футболистов-чемпионов. В недавно еще образцовых взаимоотношениях «тренер — команда» появились первые глубокие трещины...

Впрочем, ко второму кругу дисциплину в команде наладить более-менее удалось, и осенние матчи «Зенит» провел неплохо, в конце концов не только выбравшись из подвалов турнирной таблицы, но и заняв итоговое 6-е место. Более того, в августе 1985 года «Зенит» сумел в некоторой мере поквитаться с московским «Динамо» за свою прошлогоднюю неудачу в финале Кубка СССР: в двух матчах на Кубок сезона (Суперкубок СССР) «Зенит» одержал победы над москвичами (2:1 и 1:0) и стал обладателем этого почетного трофея.

Той же осенью состоялся и дебют «Зенита» в розыгрышах престижного европейского Кубка чемпионов. Но дебют этот оказался скомканным. В первом раунде без особых проблем дважды победив чемпиона Норвегии клуб «Волеренген» с одинаковым счетом 2:0, во втором «Зенит» встретил ожесточенное сопротивление чемпиона Финляндии, клуба «Куусюси». С большим трудом одолев неуступчивых финнов в первом, домашнем матче со счетом 2:1, да и то лишь в самом конце матча за счет двух точных ударов с одиннадцатиметровой отметки Юрия Желудкова, в ответной встрече в финском городе Лахти ленинградцы в дополнительное время уступили 1:3 и выбыли из розыгрыша. Автором первого гола «Зенита» в Кубке чемпионов стал Сергей Дмитриев.

Тем не менее успешный финишный отрезок во внутреннем чемпионате, за который «Зенит» в восьми заключительных матчах одержал шесть побед, настраивал болельщиков на оптимистичный лад, и в следующем сезоне в Ленинграде вновь ждали от команды прорыва.

И действительно, с самого начала чемпионата 1986 года «Зенит» уверенно ввязался в борьбу за место на пьедестале. И вплоть до последних туров чемпионата, как и в недавнем 1984-м, реально претендовал на медали, некоторое время даже вновь возглавляя турнирную таблицу, но... Это был уже не тот «Зенит». Причем изменения в составе по сравнению с золотым сезоном были крайне незначительны: за нарушения дисциплины назидательно был отчислен Валерий Брошин, да пришел из «Даугавы» еще один воспитанник ленинградского футбола — полузащитник Александр Канищев. При этом остальные игроки команды в большинстве своем были еще вовсе не ветеранами, да и к тому же набравшимися, как и тренеры, бесценного опыта — прежде всего опыта побед. Вот только не было уже в «Зените» образца 1986 года того крепкого волевого стержня, который и позволил команде два года назад выиграть чемпионство.

Показательным в этом плане является сравнение осенних матчей «Зенита» в эти годы. Если в 1984-м в последних 10 матчах команда проиграла всего один раз, при этом одержав шесть побед, в том числе и над всеми своими главными конкурентами, то два года спустя в тех же 10 матчах «Зенит» сумел победить только трижды, при этом проиграв всем претендентам на медали. А потому остался лишь четвертым.

Уступил «Зенит» и в финале разыгрывавшегося в те годы Кубка Федерации: уверенно пройдя все этапы этого турнира, в решающем матче наша команда проиграла днепропетровскому «Днепру» 0:2. С другой стороны, в четвертый раз подряд дойдя до полуфинала Кубка СССР, зенитовцы таким образом вновь, уже в седьмой раз за четыре сезона работы в команде Садырина, выполнили норматив мастеров спорта СССР.

Как оказалось, 1986 год стал воистину лебединой песней золотого состава. В межсезонье-1986/87 в «Зените» опять начались брожения, опять участились нарушения спортивного режима и дисциплины, усилилось недовольство игроков руководством клуба и своими тренерами, а вскоре на волне популярного в те годы перестроечного лозунга «Товарищи, выбирайте себе руководителей сами!» команда взбунтовалась. Сезон с самого начала пошел насмарку, «Зенит» с первых же туров безнадежно осел в самых низах турнирной таблицы, что еще более усугубляло нездоровую обстановку в самой команде и вокруг нее.

В итоге в июне 1987 года главный творец золота-84 тренер Павел Федорович Садырин был вынужден покинуть полуразвалившийся «Зенит».

На этом завершился самый яркий и при этом один из самых неоднозначных периодов в союзной истории «Зенита» — эпоха тренера Садырина. Взлетев на самую вершину советского футбола, зенитовская «золотая дружина» удержаться на ней надолго не смогла, стать в один ряд с лидерами отечественного футбола тогда ей было не суждено. Но память о себе эта команда оставила долгую. С годами многие из зенитовцев той поры стали настоящими легендами ленинградского футбола, и именно с их именами в первую очередь ассоциируется не только золото 1984 года, но и сама эпоха тренера Павла Садырина.

В первую очередь это рослый, харизматичный вратарь Михаил Бирюков — многолетний капитан и лидер «Зенита», один из лучших специалистов по отражению пенальти в истории отечественного футбола. Это и неустрашимый великан-защитник Алексей Степанов, а также быстрый, техничный, прыгучий Владимир Долгополов и работоспособный, самозабвенный трудяга Анатолий Давыдов. Это и полузащитники «Зенита»: стремительный и неутомимый Николай Ларионов, моторный Валерий Брошин и настоящие футбольные интеллектуалы Вячеслав Мельников и Дмитрий Баранник. Это и незаурядная линия атаки «Зенита» той поры: результативный мастер игры на втором этаже, взрывной и напористый Владимир Клементьев; рослый и агрессивный Сергей Дмитриев; замысловато-техничный Борис Чухлов и, конечно же, любимец ленинградских трибун, «гений паса» и мастер стандартов Юрий Желудков.

Факты:

— В составе национальной сборной СССР в тот период выступали Сергей Дмитриев, Юрий Желудков, Михаил Бирюков, а также Николай Ларионов, который к тому же стал третьим после Александра Иванова (1958) и Василия Данилова (1966) игроком «Зенита», принявшим участие в финальном турнире чемпионата мира (1986).

— К играм олимпийской сборной СССР в 1983–1987 годах привлекались зенитовцы Вячеслав Мельников, Сергей Веденеев, Юрий Желудков, Владимир Клементьев, Николай Ларионов, Николай Воробьёв, Аркадий Афанасьев и Сергей Дмитриев.

— Голкипер Юрий Окрошидзе стал вице-чемпионом Европы U-16 в 1987 году, а также чемпионом мира U-16 того же года (был признан лучшим вратарем турнира).

— Нападающий «Зенита» Олег Саленко стал бронзовым призером чемпионата Европы U-16 в 1986 году и чемпионом Европы U-18 в 1988 году, а также лучшим бомбардиром обоих этих турниров.

— Олег Саленко 1 марта 1986 года установил новый рекорд отечественного футбола, приняв участие в матче высшего дивизиона в возрасте 16 лет 126 дней. Предыдущее достижение, 16 лет 254 дня, было установлено в 1954 году и принадлежало торпедовцу Эдуарду Стрельцову. Более того, всего через пять минут после своего дебютного выхода на поле Саленко и гол забил, став, таким образом, самым юным бомбардиром в истории отечественного футбола высшего уровня.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 24542
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Сб Янв 31, 2015 9:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Падение «Зенита»

Вынужденный уход из «Зенита» летом 1987 года главного тренера Павла Садырина стал для чемпионской команды началом конца. Который, к слову, наступил очень быстро.

Владимир Голубев (1987 г.)

В разгар сезона-1987 команду был вынужден принять помощник ушедшего Садырина Владимир Голубев. Ключевой игрок обороны и капитан «Зенита» 1970-х, один из лучших ее защитников всех времен, Голубев посвятил нашей команде всю свою долгую футбольную карьеру, отыграв за нее без малого четыре сотни официальных матчей. До 1987 года опыта работы главным тренером с командами мастеров он не имел, но и бесстрастно наблюдать, как тонет родной «Зенит», не мог.

Лишь с превеликим трудом ему удалось спасти команду от расставания с высшей лигой в том году. Помог Голубеву в этом и пресловутый лимит ничьих, который был введен еще в 1978 году в целях борьбы с изобилием ничейных результатов, буквально обрушившихся на советский футбол во второй половине 1970-х. Благодаря этому лимиту, ограничивавшему число ничьих, за которые команда получала очки, десятью за сезон, «Зенит» лишь по результатам личных встреч сумел опередить московский ЦСКА, который при этом не получил очко за свою единственную «сверхлимитную», 11-ю ничью и отправился в первую лигу вместо «Зенита», оставшегося на спасительном 14-м месте.

Досталась Голубеву в 1987 году и еще одна внешне почетная, но на самом деле не самая приятная обязанность: представлять страну вместе в «Зенитом» в Кубке УЕФА, место в котором команда завоевала по итогам своих весьма приличных выступлений в прошлогоднем чемпионате-1986. Задача эта изначально виделась действительно безнадежной, памятуя крайне печальную обстановку в команде и вокруг нее осенью 1987 года. Так оно и случилось: получив в соперники в первом же еврокубковом раунде крепкий бельгийский «Брюгге», который дома зенитовцы, несмотря ни на что, довольно уверенно одолели со счетом 2:0, в ответной встрече «Зенит» полностью рассыпался, и — 0:5.

По окончании этого тяжелого сезона Голубев ушел с поста главного тренера.



Станислав Завидонов (1988–1989 гг.)

Вместо Голубева на пост главного был назначен бывший зенитовский полузащитник 1950–1960-х Станислав Завидонов. До того он, как и его предшественник, с командами мастеров сколько-нибудь приличного уровня никогда в должности главного тренера не работал, притом что доставшееся ему наследство в виде полуразрушенного «Зенита» было очень проблемным. Тем не менее Завидонов с энтузиазмом взялся за работу.

Новый тренер — новые игроки. К тому времени необходимость обновления состава «Зенита» определенно назрела: многие футболисты явно потеряли чувство реальности, расслабленных чемпионов необходимо было крепко встряхнуть, даже, возможно, показательно отчислив из состава некоторых прошлых лидеров, уже не отвечающих уровню команды, еще недавно триумфально выступавшей в чемпионате страны. Да и вообще «Зенит», уже более пяти лет игравший в практически неизменном составе, явно подзакис и требовал активного вливания свежей крови.

Однако Завидонов на масштабные перемены не решился, пойдя по экстенсивному пути и расставшись, по сути, только с парой-тройкой откровенно возрастных игроков. Да и дальнейшая кадровая политика Завидонова также оказалась не слишком удачной: за исключением будущего форварда национальной сборной Дмитрия Радченко, практически все остальные новобранцы нового тренера ничего особо примечательного собой не представляли и сколько-нибудь заметного следа в истории команды не оставили.

И все же команда, почувствовав новые веяния, сумела несколько встряхнуться и в 1988-м году подняться в турнирной таблице до 6-го места, попав даже в пресловутую «зону УЕФА» — правда, опять-таки лишь благодаря двум сверхлимитным ничьим московского «Локомотива», за которые он не получил очков, а потому пропустил вперед ленинградцев. Однако сама игра «Зенита» особого повода для оптимизма не давала: всё как-то просто, прямолинейно, без фантазии... Незатейливые «кавалерийские» победы чередовались с тусклыми поражениями, пропал фирменный садыринский стиль, узнаваемость. Команда стала обыкновенная, бесцветная, неинтересная, львиную долю очков набирала в домашних матчах и практически неизменно теряла их в гостях.

В конце 1988-го «Зенит» потерял очень перспективный атакующий молодежный дуэт: в Киев с шумом перебрался юный талант Олег Саленко, а в Москву — игрок сборной СССР Сергей Дмитриев. Совсем сник недавний ведущий игрок атаки Желудков, еще раньше из команды по разным причинам ушли нападающие Герасимов и Клементьев, так и не оправдали возлагаемых на них надежд вчерашние зенитовские дублеры... И новый сезон «Зенит», еще недавно заслуженно гордившийся широким выбором отменных форвардов, начал фактически с двумя нападающими: 30-летним Борисом Чухловым и 18-летним юниором Дмитрием Радченко. Команду вновь стало лихорадить. Опять начались брожения среди ветеранов-чемпионов, зимняя трансферная кампания вновь была проведена не слишком удачно...

И уже в мае 1989-го, когда «Зенит» вновь прочно и безнадежно осел в самых низах турнирной таблицы, Завидонов подал в отставку.



Владимир Голубев (1989 г.)

Вновь на тренерский мостик в середине сезона поднимается спасатель Голубев. Только теперь команда достается ему в состоянии не просто критическом, а практически безнадежном. А потому на сей раз ничего предпринять для ее спасения тренер уже не может. «Зенит» занимает последнее, 16-е место в высшей лиге с четырехочковым отставанием от места предпоследнего и, еще имея в своем составе 12 (!) недавних чемпионов СССР, выбывает в первую лигу.

Начавшие бродить по городу слухи о возможном повторении сценария 1967 года, когда точно так же провалившийся «Зенит» волевым решением был оставлен в высшей лиге, серьезных оснований под собой не имели: и юбилеев никаких на тот год не намечалось, да и времена были уже другие... И сам «Зенит» к 1989-му остался без всесильных меценатов и покровителей, способных и готовых похлопотать о судьбе незадачливой команды, — в новых, перестроечных реалиях у многолетнего зенитовского шефа, объединения ЛОМО, начались серьезные финансовые проблемы, до футбола ли тут...

А прошлогоднее попадание в зону УЕФА осенью 1989 года обернулось очередным унизительным 0:5. На сей раз от немецкого «Штутгарта». Причем ответную встречу с немецкой командой (первый, домашний матч был также проигран 0:1) «Зенит» проводил уже де-юре в ранге команды первой лиги.

Факты:

— В 1988 году нападающий «Зенита» Сергей Дмитриев отправился в составе сборной СССР на чемпионат Европы, откуда вернулся с серебряной медалью.

— В матчах олимпийской сборной СССР принимали участие Сергей Дмитриев и защитник Геннадий Тимофеев.



Первая лига: "На грани выживания..."

Вылет «Зенита» в первую лигу, первый в его истории (все же в 1936–1937 годах «Сталинец» с первой лиги свои выступления в клубных чемпионатах страны именно начал, а не вылетел в нее из высшей лиги), произвел на болельщиков гнетущее впечатление. Даже несмотря на сотрясавшие команду на протяжении уже нескольких лет скандалы, даже несмотря на откровенно неважные ее выступления в чемпионатах в постчемпионские годы, даже несмотря на тяжелую обстановку в «Зените» и вокруг него в 1989 году, в такой печальный исход все равно верилось с трудом.

Все это время болельщиков не оставляла надежда на то, что в итоге все образуется, что любимая команда сумеет выкарабкаться, а потом, в самом скором будущем, непременно вернется на вершину. И даже когда «Зенит» в 1990 году уже начал свои выступления в первенстве первой лиги, ленинградские болельщики были уверены, что это ненадолго, что уже по итогам сезона-1990 их команда непременно вернется в элитный дивизион и все будет хорошо. И на нового тренера «Зенита», украинского специалиста Анатолия Конькова, в Ленинграде очень надеялись.



Анатолий Коньков (1990 г.)

В прошлом ведущий полузащитник киевского «Динамо» времен его первого Кубка обладателей кубков и суперкубковых побед над могучей «Баварией» Беккенбауэра и Мюллера в 1975-м, на тренерской стезе Анатолий Коньков успехов добивался куда более скромных. Тем не менее выбирать очутившемуся в глубоком кризисе «Зениту» особо не приходилось, да и словосочетание «бывший тренер донецкого „Шахтера“» (а именно с этой командой работал Коньков до «Зенита») — это всё же звучало.

Вместе с новым тренером в Ленинград прибыла группа украинских футболистов, которыми он планировал усилить состав вверенной ему команды. Но проявить себя в «Зените» в полной мере не довелось ни им, ни тренеру. Проблемы начались еще до старта нового сезона. Костяк команды, игроки-чемпионы, пользуясь навалившейся на страну в период перестройки демократией, строем покидали затонувший корабль под названием «Зенит», вслед за ними потянулись и приглашенные еще Завидоновым легионеры. Видя это, Коньков срочно выписывает еще несколько малоизвестных игроков из других команд, но все равно недоукомплектованность состава остается вполне очевидной.

К тому же оставшиеся зенитовские ветераны, привыкшие к вольнице времен Завидонова и Голубева, к жестким требованиям нового тренера отнеслись без особого понимания. И после очередного коллективного загула зенитовцев на предсезонных сборах Коньков, прошедший в свое время суровую школу победоносного киевского «Динамо» под руководством Лобановского и не представлявший иного подхода к дисциплине в своей команде, решил было применить суровые меры к нарушителям вплоть до отчисления. Однако против этого резко выступили руководство клуба и шефы с ЛОМО, и тренеру пришлось уступить. Но в отношениях «тренер — руководство» начались серьезные проблемы.

Начал свой дебютный сезон в первой лиге «Зенит» посредственно. Очки если и добывались, то с превеликим трудом, команда была явно разбалансирована, игра не клеилась, и «Зенит» все время находился в нижней части турнирной таблицы. Усиливался конфликт между тренером и руководством клуба, которое так и не предоставило Конькову ни жилья, ни обещанных подъемных. Тренер одно за другим выдавал в прессе раздраженные интервью, заявляя, что с таким отношением к делу решение поставленной задачи возвращения в высшую лигу попросту невозможно. В итоге конфликт разгорелся нешуточный, и уже в мае 1990-го договор между Коньковым и клубом был расторгнут, а «Зенит» остался без тренера. Вслед за тренером быстро разбежались и почти все приглашенные им игроки.



Вячеслав Булавин (1990 г.)

Летом 1990-го окончательно и официально отказалось от своих «шефских» функций добросовестно исполнявшее их на протяжении десятков предыдущих лет объединение «ЛОМО». В обстановке всеобщего бардака и полного развала производства, к которым страна пришла в результате пресловутой перестройки, ЛОМО уже не могло позволить себе роскошь весьма дорогостоящего содержания футбольной команды мастеров, и «Зенит» в итоге оказался на грани полной нищеты. Образованное тогда же некое коммунальное предприятие «Ленинградский городской футбольный клуб „Зенит“», которое возглавил известный ленинградский спортивный журналист Владислав Гусев, многочисленных проблем клуба, как организационных, так и, в первую очередь, финансовых, решить было не в состоянии.

А потому задачи перед сменившим Конькова Вячеславом Булавиным стояли практически невыполнимые: не только срочно посреди сезона восстановить в очередной раз развалившуюся команду, но и все же решить поставленную перед ней в начале чемпионата задачу возвращения в высшую лигу. Притом что средств у клуба ни на усиление, ни даже на более-менее приличные зарплаты игрокам и тренерам теперь не было вовсе.

Защитник «Зенита» 1960–1970-х, отыгравший за команду более двухсот матчей, уроженец Казани Булавин и в последующие годы добросовестно трудился на благо ленинградского футбола, работая и в школе «Зенит», и тренером в большом «Зените»... Появление летом 1990-го на тренерском мостике затонувшего флагмана ленинградского футбола именно этого специалиста было вполне объяснимо: вот уже более 20 лет живя в Ленинграде, Булавин, в отличие от предыдущего тренера, не нуждался в жилье, а уж без подъемных и прочих благ, необходимых для приезжих специалистов, местный тренер вполне мог и обойтись... Так рассуждало руководство клуба, утверждая Булавина на должность главного тренера «Зенита».

Но выполнить поставленные перед ним задачи очередной новый тренер ожидаемо не сумел. Лишенный возможности приглашать более-менее приличных игроков со стороны, Булавин обратил свой взор на молодых выпускников ленинградских футбольных школ. В «Зените» первые свои матчи при нем провели будущие лидеры команды Максим Боков, Олег Дмитриев, Юрий Мамонтьев, Сергей Варфоломеев, получил свой первый шанс и засидевшийся в дубле чемпион мира среди молодежных команд 1987 года вратарь Юрий Окрошидзе. С другой стороны, вскоре Булавин был вынужден отчислить из команды и группу ветеранов-чемпионов, что несколько оздоровило обстановку в коллективе, но не могло не привести к новым проблемам в игре. Привлеченная в состав молодежь была еще слишком сыра и явно несыгранна, а опытных, мастеровитых игроков в команде осталось совсем немного, да и футболом они уже явно наелись.

При этом итоговое 18-е место команды, перед которой в начале сезона-1990 была поставлена задача возвращения в высшую лигу, было естественно воспринято как неудача, и Булавин пост главного тренера покинул.



Юрий Морозов (1991 г.)

Возвращение мэтра в «Зенит» было очередной отчаянной попыткой хоть что-то изменить в турнирной судьбе команды. Вот только в самом клубе и вокруг него если что и менялось, то только в худшую сторону. Распад команды, начавшийся еще с отставки Садырина в середине 1987-го, на фоне стремительно разваливающейся экономики страны, выступившей мощным катализатором процесса, к 1991 году достиг апогея. Брошенный на произвол судьбы городским спортивным руководством и шефствующим предприятием, руководимый людьми именитыми, но некомпетентными, недавний чемпион находился в состоянии развала. В клубе царила полная неразбериха, финансирование было нерегулярным и исключительно скудным, а робкие попытки клубного руководства организовать хоть какую-то хозяйственную деятельность для поддержания существования клуба каждый раз заканчивались неудачей.

Ничуть не лучше обстояли дела и в самой команде, которую один за другим продолжали покидать футболисты. Даже традиционный для Морозова массовый набор молодых и перспективных выпускников ленинградских футбольных школ не смог сколько-нибудь существенно исправить положение дел. Именно тогда первые матчи за «Зенит» сыграла еще одна группа будущих лидеров команды: нападающие Владимир Кулик и Юрий Гусаков, защитники Алексей Наумов и Артур Белоцерковец, а также вернувшиеся в родную команду по призыву Морозова ветераны-чемпионы Юрий Желудков и Николай Ларионов. Однако в том году ничем помочь «Зениту» не смогли и они.

От команды отвернулись даже болельщики, и зрительская аудитория в 500–600 человек (а то и куда меньше) в огромной чаше 75-тысячного стадиона им. Кирова к концу чемпионата стала явлением привычным. Итог сезона — опять 18-е место. На сей раз с последствиями куда более печальными: если в прошлом сезоне первую лигу покидала всего одна команда из 22, то в этом подобных неудачников должно было быть шесть. То есть выбыть во вторую лигу должны были все команды, занявшие места ниже 16-го...

Выделить за этот тяжёлый период кого-то из игроков «Зенита» по понятным причинам практически невозможно. Да, продолжал оставаться в строю бессменный на протяжении уже многих лет капитан команды голкипер Михаил Бирюков, игравший, конечно, уже без прежнего блеска, но все же довольно уверенно. Очень перспективно в атаке команды выглядела новая молодежная связка из виртуозного технаря Бориса Матвеева и острого, результативного форварда Дмитрия Радченко. Но вырасти в действительно грозную силу в «Зените» этим игрокам не довелось: вскоре оба они команду покинули. Остальная же многочисленная ленинградская молодежь, привлеченная в команду Булавиным и Морозовым, была, определенно, талантлива и перспективна, но серьезного влияния на игру «Зенита» пока еще не оказывала.

Факты:

— Девятнадцатилетний нападающий «Зенита» Дмитрий Радченко в этот период, будучи игроком команды первой лиги, тем не менее неоднократно привлекался к играм первой и олимпийской сборных СССР.

— В 1991 году молодежный состав «Зенита» под руководством Вячеслава Мельникова стал победителем последнего чемпионата СССР среди молодежных команд.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 24542
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Сб Янв 31, 2015 10:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



История футбольного клуба "Зенит" (Ленинград)

«Зенит» - футбольный клуб из города Санкт-Петербурга, основанный в 1925 году (по мнению некоторых источников, в 1914 году) и выступающий в российской Премьер-лиге. Главные достижения в истории клуба приходятся уже на двадцать первый век – золото чемпионата России в 2007 и 2010 годах, а также победы в Кубке УЕФА 2007/08 и Суперкубке УЕФА в 2008 г.

История клуба тесно связана с бурной политической историей Санкт-Петербурга, Петрограда и Ленинграда в одном лице. В 1897 году именно в Санкт-Петербурге, на Васильевском острове состоялся первый футбольный матч в истории России – неофициальный матч между местной английской командой «Остров» и русским «Петроград», в котором победу со счетом 6:0 одержали англичане. Игроки «Петрограда» были любителями, мало связанных друг с другом. Постепенно в городе было создано несколько формальных футбольных клубов, в основном – вокруг крупных промышленных компаний. Тем не менее, членство игроков по-прежнему было неофициальным и свободным – то есть, одни и те же игроки могли играть в нескольких разных командах в течение того же сезона.

Собственно, оригинальный клуб «Зенит» вытекает из нескольких футбольных команд, которые меняли свои имена и владельцев несколько раз во время советской эпохи после революции 1917 года. Мощные политические силы тогда манипулировали карьерами отдельных игроков и целых команд. Так, клуб несколько раз был переименован, а его владельцы и руководители в течение многих десятилетий находились под политическим давлением.

Истоки «Зенита» восходят к началу 20 века, где несколько команд-предшественниц уже играли на местном уровне в Санкт-Петербурге. Документально, старейшим предшественником «Зенита» была команда «Мурзинка», основанная в 1914 году, и которая играла на том же Обуховском стадионе с 1914 по 1924 год, когда команда стала называться «Большевик». Команда и стадион пережила драму Первой мировой войны, большевистский переворот 1917 года и Гражданскую войну 1918-1922 гг. В 1925 году еще одна команда-предшественница «Зенита» была сформирована из рабочих Ленинградского металлического завода, спустя пять лет она была названа «Сталинец» (от слова «сталь», а не от слова Сталин, как многие ошибочно полагают). Историками документально подтверждено, что обе команды-предшественницы «Зенита» играли независимо друг от друга вплоть до их официального слияния в конце 1939 года. Так, в сезоне чемпионата СССР 1938 года одновременно принимали участие и «Зенит», и «Сталинец».

Нынешнее название футбольного клуба «Зенит» было зарегистрировано в 1936 году, когда «Большевик» стал частью спортивного общества «Зенит», а еще спустя три года «Сталинец» слился с этой командой. В 1939 году во время правления Иосифа Сталина Ленинградский металлический завод стал частью военной промышленности и ее спортивные команды, игроки и тренеры были переданы спортивному обществу «Зенит». Клубу было приказано взять в команду и членов команды «Сталинец».

Своей первой славы «Зенит» добился в 1944 году, выиграв сыгранный прямо во время войны Кубок СССР, одолев в финале московский ЦСКА. Уже тогда клуб стал обожаемым во всем Ленинграде, однако несмотря на поддержку этого одного из крупнейших городов Советского Союза, футбольная команда не добилась больших успехов в советской лиге. Так, в 1967 году «Зенит» даже занял последнее место высшей лиги, однако был спасен от вылета, поскольку советское руководство сочло неразумным понижать в классе команду Ленинграда во время 50-ой годовщины Октябрьской революции, которая произошла в городе.
Ярыми болельщиками «Зенита» уже тогда были композитор Дмитрий Шостакович и кинозвезда Кирилл Лавров, впрочем, как и весь Ленинград. С посещаемостью у команды проблем не было никаких – однако с результатами были.

Лучшие достижения «Зенита» советского периода пришлись на 80-ые. В 1980 году команда выиграла бронзовую медаль чемпионата СССР, а спустя четыре года, в 1984, при тренере Павле Садырине, «Зенит» дошел до финала Кубка СССР и выиграл чемпионат СССР. В том же сезоне ленинградская команда выиграла и Суперкубок страны. На этом успехи команды резко прекратились.

После Второй мировой войны команда была собственностью оптического завода ЛОМО, однако в 1990 году футбольный клуб «Зенит» был повторно зарегистрирован как независимый, принадлежащий городу профессиональный клуб.



ФОРМА ФК "Зенит" (Ленинград)

«Сталинец», предшественник «Зенита», использовал в своей форме голубой, зелёный и белый цвета, но официальных цветов не имел из-за существовавших в Советском Союзе проблем с поставками экипировки для профессиональных спортсменов. Игроки выходили на поле не только в синей, белой или голубой форме, но и в экипировке красного цвета.

В 1940 году появился первый логотип команды, от которого и взяла своё начало знаменитая стрелка. Собственно, слово «Зенит» было вписано в волнистую стрелку с поднятым или опущенным остриём, исходящую из окончаний верхнего и нижнего скруглений буквы «З».

Номера на футболках появились в СССР в 1946 году.

ДСО «Зенит» определило два цвета команды в 70-е годы, выпустив флаги общества, на которых на голубом фоне в белый треугольник была вписана синим цветом фирменная зенитовская стрелка.

В 1978 году стрелка приобрела более современный вид. Слово «Зенит» (синего и белого цвета) вписано в стрелку с прямыми лучами, при этом буква «З» соответствует расширению, а буква «т» — острию стрелки. Именно такая стрелка считается в среде фанатов и болельщиков классической и часто используется в производстве атрибутики.

До конца 70-х годов понятие клубной верности цветам было условным: советская промышленность не занималась футбольным дизайном, а шить на заказ было очень дорого. Поэтому играли в том, что удалось достать администраторам.

Именно фанаты «Зенита» сделали атрибутику трёхцветной, выделив синий, белый и голубой лазурного оттенка. Это было сделано для того, чтобы отличать «Зенит» от многочисленных бело-голубых команд СССР. В итоге «Зенит» стал первой трёхцветной командой в Союзе.

После переименования Ленинграда в Санкт-Петербург произошли и соответствующие изменения в логотипе команды. Однако на поле сине-бело-голубые вновь начали выходить в форме со стрелкой без дополнительных украшений — исторический период команды требовал работать не над эмблемой клуба, а над игрой.

(Информация о ФК "Зенит" (Ленинград) состоянием на 1992 год включительно).




27 августа 1944 года Зенит завоевал свой первый трофей — Кубок СССР.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Футбол в СССР. Динамо Киев и другие советские клубы. Форум от Олега Гриценка -> Зенит Ленинград Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB© 2001, 2005 phpBB Group ::Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS :: Thиme crйe par Jona