:: Index :: FAQ :: Поиск :: Пользователи :: Группы ::
:: Регистрация :: Профиль :: Войти и проверить личные сообщения :: Вход ::
Мы Вконтакте
История футбольной команды ЦСКА ( Москва)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Футбол в СССР. Динамо Киев и другие советские клубы. Форум от Олега Гриценка -> ЦСКА Москва
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 10:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой





ЦДКА (Москва)

23 февраля 1928 года к 10-й годовщине Красной Армии специальным приказом наркома обороны был создан Центральный Дом Красной Армии, а в мае по инициативе главного инспектора РККА по физической культуре Б.А. Кальпуса ОППВ вливается в новую армейскую организацию в качестве спортивной секции. Новой армейской структуре решением Моссовета был передан комплекс зданий и парк бывшего Екатерининского института. Естественно, что и футбольная команда тоже стала именоваться «ЦДКА», именем, которое годы спустя принесло ей всесоюзную славу.

Армейцы по-прежнему среди сильнейших футбольных коллективов столицы. В чемпионате 1930 года они достигли равных результатов с динамовцами и лишь по дополнительным показателям уступили им чемпионство. В 1933-м ЦДКА и «Динамо» — вновь главные претенденты на победу. Счет решающего матча — 0:0. В этой игре вратарь армейцев Иван Рыжов действовал блестяще, чем заслужил место в воротах сборной страны. В последнем региональном чемпионате Москвы, разыгранном в 1935 году, ЦДКА — последний чемпион Москвы (как не вспомнить последнего чемпиона СССР — ЦСКА — 1991!).

Состав чемпионов Москвы-1935: вратарь Сергей Леонов; защитники Константин Лясковский, Виктор Саванов, Владимир Лесин; полузащитники А. Кузнецов, Евгений Никишин, Петр Зенкин, Константин Малинин; нападающие Михаил Семичастный, Константин Рязанцев, Александр Щавелев, Алексей Чулков, Б. Бочков.

В эти годы в команде появляется целый ряд интересных футболистов — Павел Пчеликов, Сергей Ильин, Евгений Никишин, Константин Лясковский, Иван Рыжов, Михаил Семичастный, Константин Рязанцев, Константин Малинин, Михаил Леонов, Петр Зенкин. Некоторые из них, как, например, Ильин, Семичастный, Рязанцев, провели в команде один-два сезона, и слава их ждала в других клубах — «Спартаке», «Динамо». Другие — Лясковский, Зенкин, Леонов участвовали в первых чемпионатах СССР. Константин Павлович Лясковский — вообще рекордсмен. Он выступал за команду армейцев Москвы с 1926-го по 1949-й — 23 года!

А теперь мы предлагаем вам ознакомиться с любопытнейшей историей о том, как ЦДКА едва вновь не переименовали.

8 декабря 1931 года Реввоенсовет СССР решил создать Всеармейское добровольное физкультурное общество, разработать его устав и наименование. Была создана комиссия под председательством заместителя наркомвоенмора и заместителя председателя РВС СССР Сергея Сергеевича Каменева, по инициативе которого было принято решение назвать Всеармейское физкультурное общество — как бы вы думали? — «СПАРТАК»!

«В честь вождя римских гладиаторов, как символ мужества, стойкости, отваги и победы», — подчеркивалось в решении комиссии.

Для нового армейского стадиона «Спартак» предлагалось два места в Москве, на выбор. Первый вариант — парк ЦДКА имени Фрунзе (на площади Коммуны), второй — Воробьевы горы, около дома отдыха ЦДКА и лыжно-санной базы парка культуры и отдыха, что располагался напротив Новодевичьего монастыря (именно здесь, у подножия трамплина, на протяжении многих лет проводили сборы перед соревнованиями армейские футболисты). Планировалось иметь на стадионе 25-30 тысяч, как тогда говорили, нумерованных мест.

По какой причине — неизвестно, но решение о создании Всеармейского «Спартака» так и осталось на бумаге:

Среди сильнейших футболистов страны, тех, кому в 20-30-е годы довелось защищать честь РСФСР, СССР, Москвы, немало спортсменов, выступавших за ОЛЛС-ОППВ-ЦДКА. Это вратари Сергей Леонов, Владимир Матвеев, Иван Рыжов, Франц Шимкунас; защитники Михаил Исаев, Константин Лясковский, Павел Пчеликов, Виктор Саванов, Сергей Сысоев, Павел Халкиопов, Константин Шмидт; полузащитники Сергей Дмитриев-Моро, Петр Лебедев, Евгений Никишин, Владимир Ратов; нападающие Сергей Артемьев, Сергей Багров, Константин Жибоедов, Сергей Ильин, Павел Савостьянов, Михаил Семичастный, Владимир Степанов, Петр Теренков, Сергей Чесноков.

С 1936 года в СССР вместо всесоюзных турниров сборных команд городов начали проводиться соревнования команд добровольных спортивных обществ профсоюзов и ведомственных спортивных обществ на первенство страны. Традиции ломаются непросто. В первом сезоне, как и прежде, было проведено два чемпионата — весенний и осенний. Соревнования проходили по двум группам — «А» и «Б». Команда ЦДКА как чемпион столицы, естественно, была включена в группу «А» (высший эшелон).

Дебют армейцев в чемпионате страны состоялся 23 мая 1936 года на стадионе ЦДКА в Сокольниках. Первый матч принес первую крупную победу. Ленинградская «Красная заря» была разгромлена — 6:2. Счет открыл на 17-й минуте Иван Митронов. Еще четыре мяча провели Шелагин, Щавелев и Рязанцев (2), а еще один, шестой, в свои ворота — ленинградец Карев. Состав ЦДКА: Сергей Леонов — Владимир Саванов, Константин Лясковский — Петр Зенкин, Константин Малинин, Евгений Никишин — Иван Митронов, Евгений Шелагин, Константин Рязанцев, Александр Щавелев, Петр Петров.

Руководство ЦДКА и Политуправления Красной Армии, видимо, решили, что лидерство армейской команды обеспечено на долгие годы вперед и, переключившись на другие виды спорта, ослабили внимание к футболистам. Из команды один за другим стали уходить большие мастера — Семичастный, Шелагин, Рязанцев. Далеко не все молодые футболисты, призванные в армию, воспринимали ЦДКА как родной клуб и играли по настроению. Не укреплялось и непосредственное руководство командой. Замечательный в прошлом защитник ОППВ-ЦДКА и сборной Москвы Павел Халкиопов совсем не обязательно должен был стать таким же удачливым тренером. Он им и не стал. В трех первых чемпионатах страны армейцы Москвы в 29 матчах одержали семь побед, дважды сыграли вничью и потерпели 20 (!) поражений при разности мячей минус 41 (40-81). Более того, осенью 1936-го и в следующем 1937 году команда оказывалась на последнем месте и должна была по спортивным показателям покидать высший эшелон. Для того чтобы сохранить лучшую команду Красной Армии «на плаву» и хоть как-то исправить ошибки армейского футбольного руководства, пришлось оба раза менять систему розыгрыша чемпионатов СССР. Сначала добавили одно место в группе «А», а в 1938-м и вовсе утроили количество команд.

В армейских «верхах» наконец поняли, что дальше будет хуже. Перед четвертым чемпионатом СССР (1938 год) команду возглавил новый тренер, знаменитый защитник сборных Москвы и СССР Михаил Осипович Рущинский. Обладая большим авторитетом в футбольных кругах, новый тренер потребовал у руководства срочного усиления команды. Накануне сезона в команде появились высококлассные игроки — Петр Щербатенко, Алексей Базовой, Андрей Протасов, Александр Абрамов.

Но, несомненно, главным событием в формировании новой команды стал приход на место левого крайнего нападающего Григория Федотова — человека, которому судьбой было предназначено навсегда стать символом армейского футбола. В первом же своем армейском сезоне Федотов стал не только лучшим бомбардиром команды, но и подлинным ее лидером.

Григорий Иванович родился, вырос и начал играть в футбол в подмосковном «текстильном городке» Глухово (позже — включен в территорию Ногинска) и оттуда пришел в команду «Металлург» столичного завода «Серп и молот», к тренеру Борису Аркадьеву. По Москве пополз слух, что у металлургов появился чудо-игрок. Причем толковали о нем не только болельщики.

«...Как-то, обмениваясь со мной мнениями о делах футбольных, — вспоминает Андрей Старостин, — один из известных футболистов упомянул имя игрока, появившегося у них в клубе «Серп и молот», назвав его «восходящей звездой». «Одним словом, талант милостию божию, — заключил он, — сходите и посмотрите». Вскоре я «пошел и посмотрел». В восторге я уходил со стадиона. Его пробудил восемнадцатилетний мальчишка из подмосковного Глухова. Всему, что он делал на поле, его не мог научить никакой тренер. Он обладал абсолютным футбольным слухом. Наставники здесь ему были не нужны. Наоборот, они могли у него научиться тому, как бить мяч, как его вести, останавливать или передавать с ходу. Какую, когда и где занять позицию во время атаки или обороны. Как продолжить, развить наступление: путем ли индивидуального вторжения или длинной передачей. Наносить ли удар с ходу или, чуть заметно обработав мяч, с ювелирной точностью отпасовать его для удара партнеру. Наблюдая в этот раз за игрой Федотова, я увидел дважды примененный им прием, который показался выполненным случайно, настолько он был сложным, чтобы считать его постоянным тактическим оружием футболиста. Он дважды, как говорят, замыкал прострельную передачу с правого фланга ударом головой, находясь в низком, лучше сказать, бреющем полете, горизонтально вытянувшись в 20-30 сантиметрах над землей. Первый мяч попал в боковую стойку. А второй влетел в сетку ворот. Это было маленькое футбольное чудо. Совершенство технического мастерства и тактического расчета. Это была демонстрация чувства футбольного ритма, учтенного в сотых долях единиц времени, пространства и движения. В то время как его партнер по команде Вадим Потапов от центра поля по правому флангу стремительно продвигался с мячом в ногах к воротам противника, Федотов синхронно двигался по левому флангу. Он точно учитывал скорость партнера, наблюдая за мячом. Кроме того, ему нужно было взвесить затраты времени Потапова на замах, дальность полета мяча и определить место стыковки с ним для нанесения удара по воротам. И что важно — не попасть при этом в положение «вне игры»! Правильное решение заключалось в одном: ударить по мячу нужно головой, находясь в горизонтальном полете вперед. И как мастерски, артистически непринужденно он исполнял этот труднейший заключительный аккорд своей небольшой футбольной симфонии! И это не было случайностью. В дальнейшем любители футбола не раз становились свидетелями подобных федотовских концовок в футбольных баталиях самого высшего уровня.

После матча я зашел в раздевалку. Мне хотелось посмотреть на любимца местных зрителей. За время игры я убедился в его уже тогда проявившемся прямо-таки магическом влиянии на настроение трибун. Как только мяч попадал к Федотову, среди зрителей начиналось оживление: «Гриша... Гриша... Гриша!..».

Так, до прихода в раздевалку, я уже знал, как его зовут. Меня заинтересовал этот человек, его манера держаться вне футбольного поля, лицо, речь, жесты. Виновника моего любопытства я увидел сидящим в углу. Он, стягивая с ног гетры и аккуратно расправляя рукой, укладывал их в небольшой чемодан. Внешне он походил на сельского паренька с простодушным выражением лица, словно только что сошедшего с картины художника-передвижника. Русые волосы с упрямым «петушком» на макушке, с небольшой падающей на лоб челкой, синие глаза, чуть утолщенный книзу нос и мягко очерченный рот с пухлыми губами делали его лицо обаятельным. Его и называли все не Григорий, не Гришка, не Гришуха, а только Гриша. Он молча, степенно складывал свои доспехи в чемодан и, уйдя в это занятие с головой, не проронил ни одного слова. Потом, взяв полотенце, неторопливой крадущейся федотовской походкой двинулся в душевую.

Ему было восемнадцать лет, а он уже заставлял на себя смотреть как на феномен. Между тем его фигура ничем феноменальным не отличалась. Среднего роста человек, с нормально развитыми ногами, с чуть заметным утолщением в коленках и с широкими, как принято говорить, медвежьими ступнями. Но что это были за ноги! «Лучшие ноги страны», — как говорил известный в то время массажист Владимир Иванович Никулин».

Результаты перестройки в команде не замедлили проявиться. ЦДКА, одержав 17 побед в 25 матчах, занял второе место в чемпионате СССР, отстав от «Спартака» на два очка. Григорий Федотов забил в 22 играх 19 мячей.

В тот год ветеран ОЛЛС-ОППВ-ЦДКА Евгений Никишин был первым из армейских футболистов удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР». Успех не был случайным. В следующем, 1939 году армейцы снова оказались в призовой тройке. В нападении, на месте правого инсайда появился еще один бомбардир из «Серпа и молота» Сергей Капелькин, из «Динамо» пришел Алексей Гринин, на долгие годы застолбивший за собой правый край атаки и славу самого жесткого и непримиримого из пятерки форвардов. Закрепились в составе игроки обороны Алексей Калинин и Григорий Пинаичев. Именно с этого сезона формой армейского клуба стали красные футболки со звездой и синие трусы.

Константин Жибоедов, с воспоминаний которого мы начали наше повествование, также получил высшее спортивное звание «Заслуженный мастер спорта».

В шестом чемпионате Союза (1940 год) тренером армейцев стал Сергей Бухтеев — один из первых советских теоретиков футбола. В команду пришли вратарь Владимир Никаноров из команды Мясокомбината и правый полусредний Валентин Николаев из «Локомотива». Заслуженным мастером спорта в 1940 году стал 24-летний Григорий Федотов.

ЦДКА был в группе лидеров почти до конца, но поражения от главных соперников — динамовских команд Москвы и Тбилиси и от «Спартака» оставили армейцев за чертой призеров.

Анализируя итоги сезона, специалисты наряду с яркой игрой лидеров команды Лясковского, Виноградова, Федотова, Гринина, Капелькина — игроков сборной Москвы — отмечали слабости обороны, изъяны в физической подготовке. Несмотря на некоторое снижение результатов, нарком обороны наградил Алексея Гринина и Григория Федотова именными золотыми часами.

Перед началом сезона 1941 года команда ЦДКА получила наименование «Команда Красной Армии». Получила она и нового тренера. После нескольких первых туров С.В. Бухтеев, не нашедший общего языка с тогдашним начальником ЦДКА бригадным комиссаром Н.И. Пашой, уступил место Петру Ивановичу Ежову, тренировавшему до этого сборную Ленинграда, известному в прошлом защитнику, заслуженному мастеру спорта, игроку сборной команды страны. Начальство приняло решение, смысл которого надо было понять так: армейским спортивным коллективом может (и должен) успешно руководить только военный человек. Любому неравнодушному к армейскому спорту и, в частности, к футболу наверняка придет на память не один подобный эпизод в истории родного клуба.

Вот как описывает появление нового тренера в команде армейцев один из ее лидеров Валентин Николаев: Деятельность в ЦДКА он начал весьма оригинально: на первой тренировке стал гонять нас в бутсах по трибунам стадиона. Как человек, что называется, с военной косточкой, он искренне верил, что именно таким способом можно развить у футболистов не только выносливость, но и другие полезные качества. Но что ни говори, а ботинки с шипами предназначены для зеленого газона и уж никак не для лазания вверх-вниз по деревянным трибунам.

Как ни пытались мы объяснить нашему наставнику, что от таких «тренировок» толку не будет, что полезнее пробежать десяток километров по лесу, где сам воздух дарит здоровье и бодрость, он был неумолим. Трудно гадать, что нового придумал бы еще Ежов, но «свои три месяца» команда потеряла».

Начавшаяся война прервала чемпионат. Участники провели по 9-10 матчей. К этому моменту армейцы с 11 очками из 18 возможных занимали шестое место. 22 июня в десятом туре они должны были играть в Киеве с местным «Динамо». Подавляющее большинство киевлян хоть и узнало о войне, увидев над городом фашистские «юнкерсы», было уверено, что все это ненадолго, что уже скоро мы «будем бить врага на его территории». Поэтому с пониманием встретило объявление по радио о том, что «сегодняшний матч на первенство СССР между командами Красной Армии и «Динамо» (Киев) переносится, а билеты будут действительны на новую дату».

Армейцы должны были начать ту игру в следующем составе: В. Никаноров, К. Лясковский, А. Калинин, А. Базовой, А. Виноградов, Г. Пинаичев, А. Гринин, В. Николаев, С. Капелькин, П. Щербатенко, Г. Федотов. Через четыре бесконечно долгих года люди пришли на первый послевоенный матч, в котором, конечно же, играли «Динамо» (Киев) — ЦДКА. У некоторых в руках были те довоенные билеты, а в глазах стояли слезы.



1941-1943 гг.

"Война"

Страна вступила в самую трагическую пору своей истории. Решался вопрос самого существования государства. Но вера людей в победу была непреодолимой. Поэтому до лучших времен сохраняли они самые ценные сокровища: шедевры музеев, библиотек, памятники истории и культуры. И где-то «наверху» приняли решение сохранить кадры советского спорта. Все футболисты команд высшей лиги получили бронь по приказу Верховного Главнокомандующего.

Армейцы не были исключением. И хотя, как большинство советских людей, они рвались на фронт — их не пускали. Наконец поступил приказ: спортсменов, имеющих офицерское звание, направить в глубь страны, заниматься эвакуацией музея Красной Армии, библиотеки Центрального Дома Красной Армии и театра Красной Армии. Некоторых оставили для несения дежурства по ЦДКА. Рядовых же расквартировали в Красноперекопских казармах, на Сухаревке и назначили в караульную команду по охране Наркомата Обороны и Генштаба.

В октябре 41-го эту воинскую часть передислоцировали в Арзамас для несения там караульной и патрульной службы, но вскоре вернули обратно на те же московские объекты.

В марте 1942 года футболистов ЦДКА, имевших среднее образование, откомандировали на военный факультет Института физкультуры. Через три месяца краткосрочное обучение было закончено, и шестнадцать курсантов-футболистов получили погоны младших лейтенантов. Их направили в воинские части резерва преподавать физподготовку.

А весной 1943 года неожиданно в разные концы страны, где проходили военную службу футболисты-армейцы, понеслись депеши за самыми серьезными подписями: в кратчайшие сроки собрать всех футболистов команды ЦДКА в Москве для дальнейшего прохождения службы.

Собравшимся в Центральном Доме Красной Армии было объявлено о возобновлении деятельности футбольной команды и о начале подготовки к розыгрышу чемпионата и Кубка Москвы. Тренер команды Евгений Прокофьевич Никишин, знаменитый в 30-е годы армейский хавбек, игрок сборной страны, для подготовки к сезону собрал вратарей Владимира Никанорова и Владимира Веневцева, защитников Константина Лясковского, Александра Прохорова, Владимира Шлычкова, Алексея Базового, Алексея Калинина, полузащитников Александра Виноградова, Григория Пинаичева, Петра Зенкина, Леонида Карчевского, нападающих Алексея Гринина, Валентина Николаева, Григория Федотова, Петра Щербатенко, Михаила Орехова, Виктора Шиловского, Ивана Щербакова, Владимира Демина.

Праздник открытия футбольного сезона 1943 года в Москве на стадионе «Сталинец» в Черкизове показал, что возрождение традиций мирной жизни люди, заполнившие до отказа трибуны, расценили как еще один шаг к Победе, к миру.

Парад, марш перед трибунами и наконец — футбол! ЦДКА — «Динамо» (Москва). Состав команды ЦДКА: В. Никаноров, Г. Пинаичев, А. Базовой, В. Шлычков, А. Виноградов, К. Лясковский, И. Щербаков, В. Николаев, Г. Федотов, П. Щербатенко, В. Шиловский.

Чемпионат Москвы среди команд мастеров завершался решающим матчем тех же вечных соперников. Со счетом 3:1 победили армейцы.



1944-1951 гг.

"Золотой век"

Война уходила на запад. Летом следующего 1944 года произошло два знаменательных для нашего рассказа события. Одно — чисто армейское: из «Динамо» в ЦДКА пришел новый тренер Борис Андреевич Аркадьев, непрерывно проработавший на этом посту дольше всех своих коллег — почти десять лет. И каких! Другое событие имело значение для всего нашего футбола. Комитет по делам физкультуры и спорта решил возобновить всесоюзные соревнования. Был разыгран Кубок СССР. В финале встретились ленинградский «Зенит» и ЦДКА. Победили ленинградцы. Если взглянуть на состав армейцев, можно сделать вывод, что уже тогда в основном сложился тот коллектив, которому суждено было в ближайшие годы прославить армейский футбол. В воротах Владимир Никаноров; защита — Александр Прохоров, Иван Кочетков, Константин Лясковский; полузащита — Александр Виноградов (его по ходу игры заменил Владимир Шлычков), Иван Щербаков; нападение — Алексей Гринин, Валентин Николаев, Григорий Федотов, Петр Щербатенко, Владимир Демин.

В следующем году возобновился розыгрыш первенства СССР. Основные соперники в 7-м чемпионате страны прежние — «Динамо» и ЦДКА. В составе армейцев дебютировал на месте левого инсайда бывший игрок команды московского авиаучилища Всеволод Бобров. Правда, прирожденный центрфорвард, Бобров лишь номинально именовался инсайдом. Великий тренер Борис Аркадьев, имея в своем распоряжении таких самородков, как Федотов и Бобров, не мог не сделать открытия в футбольной науке. Впервые, на многие годы опередив знаменитых бразильцев конца 50-х, он вывел на поле команду с двумя центрфорвардами.

Вот как о дебюте Боброва вспоминал один из самых верных приверженцев армейской команды популярный эстрадный артист и конферансье Евгений Кравинский:

«Обаяние — то, что сразу, с первой секунды привлекает внимание к человеку и с близкого расстояния, и на сцене, и даже на стадионе. Вот таким обаянием обладал незабываемый Всеволод Бобров.

Я помню, как в первом матче ЦДКА чемпионата 1945 года с московским «Локомотивом» на стадионе «Сталинец» Борис Андреевич Аркадьев минут за 15 до конца заменил левого инсайда Петра Щербатенко. Тренер и запасные сидели тогда за воротами. Аркадьев, подтолкнув в спину, как бы благословляя, выпустил нового футболиста. И вот выбежал на поле игрок с какими-то иксообразными ногами, напоминая застоявшуюся лошадь, и, еще не успев забить свои первые два гола в классе «А», пронзил своим обликом всех сидящих на стадионе и меня, конечно. И когда кончился матч, и с поля уходила команда легендарного Федотова, весь стадион уже знал фамилию этого обаятельного игрока, и ему была дана нежная кличка — Бобер.

Бобров играл в футбол в полную силу всего полтора сезона. В матчах с ленинградским и киевским «Динамо», в которых цэдэковцы забивали по 5-6 мячей, львиная доля приходилась на ноги Боброва. Не забудем и славную поездку московского «Динамо» в Англию, где из 19 голов шесть — его.

Начался 1946 год. Бобров, уже играя рядом с Федотовым, лидером команды, продолжал забивать свои «Бобровские» голы. И надо же было такому случиться, что в последнем матче первого круга в Киеве получили травмы Федотов и Бобров. Пресса утверждала, что обоим армейцам нанес травмы защитник киевлян Лерман, но все обстояло несколько иначе. Действительно, Лерман сильно зацепил за ногу Федотова и нанес ему тяжелую травму, к сожалению, не первую в его жизни. Что касается Боброва, то его никто не трогал. Просто он крайне неловко повернул ногу и, как он сам мне рассказывал, буквально взвыл от боли в колене — это был его первый «мениск».

Бобров продолжал играть, превозмогая боль в колене. Потом ему сделали (очень неудачно) операцию в Югославии. И после этого он продолжал играть и забивать».

Всеволоду Боброву и по сей день принадлежит рекорд результативности, которому уже более полувека и который вряд ли будет превзойден в ближайшие полстолетия.

1945-1949 годы. 82 гола в 79 матчах за армейскую команду в чемпионатах СССР.

И это — результативность форварда, о котором знаменитый наш хирург Ланда сказал, что с такими ногами не только играть в футбол, но и ходить нельзя.

Сезон 1945 года — это отчаянная борьба за лидерство в отечественном футболе между армейцами и динамовцами. С первых туров чемпионата ЦДКА и «Динамо» шли голова в голову и на финише первого круга, где должны были встретиться в очном поединке, имели по 18 очков (по 8 побед и 2 ничьи) и почти одинаковую разность мячей: у ЦДКА — 38-8, а у «Динамо» — 37-8.

Вот что вспоминает об этой игре Валентин Николаев:

«4:1 в пользу «Динамо». Мы не просто проиграли, мы «залетели», как привыкли выражаться болельщики, говоря о команде безнадежно и с крупным счетом уступившей сопернику. Динамовцы в тот вечер на зеленом газоне своего стадиона в Петровском парке были достойны всяческих похвал, и тысячи болельщиков бурей оваций встретили их успех.

Армейцам ничего не оставалось делать, как искренне поздравить соперников с отличной игрой, но этот благородный жест со стороны выглядел, наверное, хорошей миной при плохой игре. Паниковать повода не было, тем более что проиграть такой классной команде, какой была в сорок пятом и в последующие годы «Динамо», мог любой футбольный коллектив. Мы сделали из своей игры определенные выводы и настраивались на то, чтобы в матче второго круга непременно отомстить обидчикам.

После короткого перерыва чемпионат возобновился и развивался по сюжету первого круга. Динамовцы и армейцы, круша на своем пути одного соперника за другим, неудержимо шли к победному финишу. В одиннадцати матчах у нас произошла лишь одна осечка — сыграли вничью 1:1 с ленинградским «Зенитом». Динамовцы же, выиграв десять матчей, «споткнулись» только в поединке с ЦДКА — 0:2. Таким образом, моральное отмщение состоялось, но по итогам чемпионата соперники на одно очко нас опередили. Что и говорить, поистине золотой оказалась для них победа над армейцами в первом круге».

Две лучшие команды чемпионата были настолько сильнее остальных, что было бы странно увидеть не эти клубы 14 октября перед переполненными трибунами стадиона в Петровском парке в финальном поединке за Кубок СССР. Ажиотаж перед той игрой был необычайный, и захватил он буквально всю страну.

Москва жила финалом Кубка. За много дней до игры разговоры о ее возможном исходе велись повсюду. Спорили знатоки с довоенным стажем, дрались «до первой крови» пацаны во дворах, а их мамаши в число достоинств своих благоверных неизменно включали преданность ЦДКА или «Динамо».

В одном из октябрьских номеров «Красной звезды» 1945 года вышла заметка под заголовком «В часы матча в Берлине». Вот несколько строк: «14 часов по московскому времени. По берлинским панелям и мостовым хлещет дождь. Волнение и спортивный азарт, отчетливо слышанные нами с трибун московского стадиона, передавались за две тысячи километров и сюда. Блестящий репортаж диктора Синявского давал возможность хорошо представлять ход игры».

Игра, а это была уже третья в сезоне встреча армейцев и динамовцев, начинается без какой-либо разведки атакой чемпиона, тут же следует контратака армейцев — отлично играет на выходе Хомич. Мяч находит левого крайнего «Динамо» Сергея Соловьева. Рывок, удар — 1:0! Лишь в конце тайма выход к воротам бело-голубых Боброва и Николаева, и последний, хитро подставив ногу под летящий от Боброва мяч, сквитывает счет. Начало второй половины игры было драматичным. Армейцы нарушают правила в своей штрафной. Пенальти! К мячу подходит другой динамовский Соловьев — полузащитник Леонид. Ну, Никаноров, держись! Удар — штанга! Но к мячу первым успевает центр нападения хозяев Бесков. И вот тут блеснул наш вратарь. Думается, психологически «Динамо» проиграло Кубок именно в этот момент, хотя на башнях восточной трибуны все еще маячили две единицы. Впрочем, слово тому, кто был в самой гуще событий. Вспоминает правый полусредний ЦДКА Валентин Николаев:

«Владимир Демин подавал угловой с левого фланга. Игроки «Динамо» быстренько «разобрали» всех наших форвардов с тем, чтобы не дать перехватить мяч, послать его в ворота. Но не углядели они, что на ударную позицию выдвинулся никем не опекаемый полузащитник Александр Виноградов. Демин его увидел и точнехонько направил мяч прямо на него. В завершающий удар Саша вложил, казалось, все мастерство. Хомич в отчаянном прыжке пытался защитить ворота, но тщетно. Мы повели — 2:1».

Оставшееся время, а до конца оставалось еще добрых полчаса, ЦДКА продолжал атаковать. Не забили. Но Валентин Николаев считает, что это был лучший способ не пропустить мяч в свои ворота. И трудно не согласиться с ветераном. И вот он — первый в футбольной истории страны триумф армейских футболистов!

Приведем имена тех, кто добыл этот трофей — Кубок СССР — капитан Григорий Федотов (капитан команды), лейтенанты — вратарь Владимир Никаноров, защитники — Константин Лясковский, Иван Кочетков, Александр Прохоров, полузащитники — Александр Виноградов, Борис Афанасьев, нападающие — Алексей Гринин, Валентин Николаев, Всеволод Бобров, Владимир Демин. Тренер — Б.А. Аркадьев.

Вот тогда, видимо, и стали называть футболистов ЦДКА «командой лейтенантов».

В ноябре они отправились в первую заграничную поездку, в тогда еще «братскую» Югославию. Не было среди армейцев Боброва, призванного помочь «Динамо» в матчах с англичанами, зато в красно-синюю форму одели спартаковцев Вас. Соколова и К. Малинина (до войны поигравшего в ЦДКА) и игроков московских «Крылышек» А. Севидова и П. Дементьева.

Три матча наши выиграли (в Белграде у «Партизана» — 4:3 и «Црвены Звезды» — 3:1, в Сплите у «Хайдука» — 2:0) и один (в Загребе с «Динамо») свели вничью — 2:2.

Накануне сезона 1946 года в команде больших изменений не произошло. Отметим появление в составе в конце 1945-го ранее выступавшего за военный факультет института физкультуры имени Сталина воспитанника молодежных команд столичного «Локомотива» Вячеслава Соловьева.

Футбольный люд был в предвкушении нового раунда соперничества «Динамо» и ЦДКА. Но поначалу в чемпионате грянула сенсация. Один из главных соискателей чемпионства, а именно московское «Динамо», потерпел на старте три (!) поражения подряд. Свято место пусто не бывает, и главным соперником московских армейцев становятся динамовцы Тбилиси. Их встреча в первом круге в Москве не сулила вице-чемпионам и обладателям Кубка страны ничего хорошего.

Мало того, что не залечил прошлогодних болячек Григорий Федотов, так еще накануне травмировался и Всеволод Бобров. Оба сыграли в том сезоне до обидного мало:

Федотов — 13 игр (но забил 12 мячей!), а Бобров и того меньше — 8 (и 8 забил!).

Команда Бориса Пайчадзе, Авто Гогоберидзе и Гайоза Джеджелавы выступала в том сезоне великолепно. Но армейцы, несмотря ни на что, победили — 2:0, проявив поистине чемпионский характер. В отсутствие лидеров молодые футболисты не подвели. Оба гола именно на их счету. Первым отличился нападающий Евгений Бабич, приглашенный из горьковского «Торпедо» (помните великолепную хоккейную тройку ЦДСА и сборной Бабич – Шувалов - Бобров?), а второй мяч забил другой новобранец — Вячеслав Соловьев. Именно после этой игры армейцы захватили лидерство и не уступили его до самого финиша.

Вообще результаты ЦДКА в чемпионате 1946 года уникальны. В 11 матчах первого круга они потеряли лишь одно очко, а за весь розыгрыш потерпели лишь два поражения — от московских «Торпедо» и «Крыльев Советов» с одинаковым счетом — 1:2.

Финиш армейцев был великолепен. Они на четыре очка обошли динамовцев Москвы и Тбилиси и в первый раз завоевали первенство, совершив круг почета на Центральном стадионе «Динамо» под переходящим Красным знаменем Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта, которое нес прославленный капитан команды Григорий Федотов.

Звания «Заслуженный мастер спорта СССР» были удостоены армейцы Александр Виноградов, Алексей Гринин и Константин Лясковский. А молодые футболисты армейского клуба победили в новом турнире, став первыми обладателями приза Совета Министров СССР для дублеров.

В 1947 году к дюжине соискателей впервые учрежденных золотых медалей добавился победитель турнира по классу «Б» — команда Военно-Воздушных Сил Московского военного округа — ВВС. А командующим авиацией МВО как раз в 1947 году был назначен генерал В.И. Сталин, человек в высшей степени амбициозный, азартный, искренне любивший спорт. Это назначение еще не раз отразится на истории отечественного спорта и, в частности, на предмете нашего исследования — истории футбольного ЦДКА.

А пока дружина Бориса Аркадьева, как обычно, готовилась к сезону в Сухуми. Уехал в качестве играющего тренера в команду Группы советских войск в Германии (ГСВГ) Г. Тучков, ушел в ВВС И. Щербаков. После годичного пребывания в столичном «Буревестнике» в команду вернулся А. Водягин. Из МВО пришел воспитанник коломенского «Металлиста» В. Чистохвалов, из тбилисского ОДО прибыл начинавший играть в подмосковном Реутове А. Башашкин, из Ленинградского округа приехал С. Шапошников. Пока это были только способные новички. Еще одного новенького заждались. В 1941 году шестнадцатилетний московский школьник Юрий Нырков был игроком первой юношеской команды стадиона Юных пионеров. 29 июня ему исполнилось 17 лет. На следующий день Юра пошел в военкомат. Там сказали, что на фронт еще рано, и послали с путевкой райкома комсомола под Вязьму, рыть окопы.

А уже в 42-м его призвали и направили в Тамбовское артиллерийско-техническое училище. Через десять месяцев командир взвода боепитания самоходной артиллерии младший техник-лейтенант Юрий Нырков принял боевое крещение на Калининском фронте.

Повоевать пришлось и на 1-м, и на 2-м, и на 3-м Украинских фронтах, а закончил он войну на 1-м Белорусском. Штеттин, Кюстрин, знаменитый штурм с прожекторами, придуманный маршалом Жуковым, и — Берлин. Вот такая у Ныркова была война. Два боевых ордена заслужил — Отечественной войны I и II степени. Первый — за успешное снабжение боеприпасами наших самоходок в наступлении, второй — на подступах к Берлину, когда ему, двадцатилетнему командиру танкового взвода, несмотря на разбитые машины, удалось найти маршрут, вовремя выйти в указанный район со своим экипажем и этим обеспечить дальнейшие боевые действия полка.

Наступил мир. И только тогда он вспомнил, что до войны серьезно занимался футболом. Вернее начальство напомнило. Вот как рассказывает об этом сам Юрий Александрович:

«Командир полка подполковник Румянцев приказывает мне: «Давай организовывай футбольную команду. Будете выступать на первенстве дивизии». Откуда он узнал, что я до войны занимался футболом, до сих пор остается для меня загадкой. Получилась у нас приличная команда. И наш полк самоходной артиллерии — а я был командиром танкового взвода в этом полку — обыгрывал команды пехотных полков, хотя по численности пехота была раза в три больше, чем мы, артиллеристы. В итоге мы заняли второе место. И уже командир дивизии поручает мне формировать дивизионную команду. На первенстве корпуса мы заняли первое место. Естественно, именно мне приказывают готовить теперь уже и корпусную сборную. Собрали и эту, выступили на первенстве третьей ударной армии. И там, в Магдебурге, тоже победили. Дальше история повторилась. Начальник физподготовки армии тоже приказывает готовить сборную. К весне 1946-го сборная команда третьей ударной армии была вполне боеспособна и участвовала в первой спартакиаде группы войск.

Сборная ГСВГ встречалась в товарищеских матчах с командами Северной и Южной групп войск. А наша команда третьей ударной армии участвовала в розыгрыше первенства ГСВГ. В нем соревновались шесть команд. Уровень футбола был довольно высок. Матчи проходили при полных стадионах, ажиотаж был большой. Каждый командир считал, что его команда должна быть лучше всех, и для этого не жалел ни сил, ни средств. И вот поздней осенью 1946 года, когда у нас сезон уже давно завершился, а игроки разъехались по своим частям, приезжает к нам в группу войск команда

Центрального Дома Красной Армии. У них, видно, настроение было хорошее. Чемпионами стали, да из московской стужи и слякоти на прекрасный, почти летний газон. Мы, конечно, собрались, как по тревоге. Но они, конечно, нас растерзали — 16:0! Там табло было довольно своеобразное: счет не цифрами отображался, а мячами. Так на стороне ЦДКА мячей не хватило. Остановились на двенадцати. А через два дня играли повторный матч. Тут уж успели в себя прийти, потренировались хоть чуток. И счет уже был не такой неприличный — 7:1».

Весной 1947-го в ГСВГ стали направлять тренеров-профессионалов из ЦДКА. Одним из первых приехал Анатолий Владимирович Тарасов. Он и сообщил лейтенанту Ныркову, что после встреч с ЦДКА им заинтересовались в Москве.

«Я сказал, что никуда не поеду, — продолжает Ю.А. Нырков. — Почему? Во-первых, здесь, в группе войск, я обрел некоторое положение: меня уважают, со мной считаются, у нас неплохая команда в третьей ударной, хорошая сборная группы. А там, в Москве, еще неизвестно, заиграю ли. Не шутка: ЦДКА, чемпион страны. Там же звезды! Словом, отказался. Я ведь и не рассчитывал продолжать долго спортивную карьеру, становиться профессиональным футболистом. Я хотел быть военным — закончить со временем академию и служить.

Но на этом дело не остановилось. Видимо, Тарасов рассказал все Борису Андреевичу Аркадьеву, и вскоре пришла телеграмма из Москвы. Меня вызвал начальник штаба ГСВГ генерал Макаров: «Так и так, тебе ехать в Москву, в команду ЦДКА». Я снова стал объяснять, почему не хочу уезжать. «Ну, ладно, иди пока». Вдруг опять звонок: «В чем дело? Почему нет Ныркова?». Генерал Макаров меня уже не вызывал. Вызвали в политуправление: «Ложись в госпиталь в Потсдаме». — «Зачем?» — «Тебя опять в Москву вызывают. Мы скажем, что ты больной». Ну я лег. А врачи тоже перестарались. Чтобы не держать у себя совершенно здорового человека, они написали предварительный диагноз, что-то вроде ишиаса. Мне говорят: «Мы тебе ногу немного погреем физиотерапией, чтобы хоть небольшое покраснение было». Ну и нагрели так, что нога всерьез разболелась. Ходить не мог. Думаете, помогло? Приходит еще одна телеграмма: «Ныркову срочно вылететь в Москву, в ЦДКА». Ко мне приезжают и говорят: «Давай быстро собирай манатки, уходи из госпиталя. Попытаемся тебя все-таки удержать. А уж если теперь не выйдет, придется ехать». Видно, очень высокие болельщики ЦДКА за дело взялись. А ведь тогда кто за армейцев болел? Маршал Конев, маршал артиллерии Воронов, да мало ли кто еще.

Словом, 9 мая 1947 года мы встретили праздник Победы в Потсдаме, легли спать. Вдруг часов в пять утра меня поднимают двое летчиков, прямо с аэродрома: «Собирайся!» — «Подождите, у меня же ничего здесь нет с собой!» — «Ничего, ничего, давай!». И вот я как был без вещей, без загранпаспорта, без денег, собрал в чемодан то, что было у меня на базе в Потсдаме, и — на аэродром. Через несколько часов мы приземлились в Быково. Наверное, погранслужбу кто-то предупредил, потому что паспорта у меня никто не спрашивал. Спросили только, кто такой. Я объяснил. Сказал, что никаких документов у меня нет, можно отправлять обратно. Не отправили. Я на электричке доехал без билета, естественно, до Москвы, а в Москве, в трамвае, попросил у девушки денег на билет.

«Я, — говорю, — вам отдам, только номер телефона свой оставьте». Она дала. Вот так я совершенно неожиданно для моих родных, да и для себя самого оказался в Москве.

И вот сижу я, лечу ногу, ожоги эти, примочки себе делаю. Никто мной не интересуется, никто не спрашивает. А ведь я — военнослужащий. Проходит неделя, другая, третья идет. Вдруг получаю открытку: такого-то числа прибыть на площадь Коммуны, в ЦДКА. Подумал: ну все, началось. Поехал туда с палкой. Нога еще болела, хромал даже. Приехал, Борису Андреевичу Аркадьеву представился. Ну, думаю, увидел он футболиста с костылем, отправит сейчас обратно, и все в порядке будет. Но Борис Андреевич говорит:

«Ладно, лечись». Хорошо. Уехал домой. Еще недели полторы сижу, лечусь. Опять велят явиться. Спрашивает Аркадьев: «Ну, как у тебя с ногой?» — «Сейчас лучше, но еще не совсем» — «Так, товарищ лейтенант, если через неделю не пройдет, мы тебя положим в госпиталь на лечение. И тогда уже определим, как с тобой быть». Я думаю:

«Ладно, но тогда же обнаружится, что там, в ноге-то, ничего нет и не было». Я говорю: «Через неделю у меня все будет в порядке». — «Ну вот и давай, через неделю приходи, и начнем тренировки!».

Вернулся я домой и говорю маме: «Надеялся я, что отправят меня обратно в Германию, но, видно, придется идти в ЦДКА. Уж очень серьезно они за меня взялись. Не отправляют, хотят проверить, как играю, какой от меня может быть толк».

До сих пор, вот уже больше пятидесяти лет прошло, не пойму, что в меня так вцепились.

Словом, через неделю я опять был на площади Коммуны. Выдали мне форму, и я отправился на «Сталинец» в Черкизово. Теперь это стадион «Локомотив». В общем-то, конечно, новичков армейцы принимали неплохо. Однако глазом косят: кого там еще привезли? Это же естественно. О своей судьбе каждый думает.

Узнали форварды, что я защитник, и спокойны. Им не конкурент. А защитники начеку. Смотрят; как он, этот новичок, что, чего? И то мяч кинут в недодачу, то подкрутят так, что он от тебя отлетает — проверяют. Я думаю: «Ладно, давайте, проверяйте». Про себя уже решил: если оставаться, то уж надо всерьез показываться».

«Показался» новичок здорово. Двукратный чемпион и обладатель Кубка СССР, игрок сборной, участник Олимпиады в Хельсинки, заслуженный мастер спорта, а позже — академия, работа в войсках и в Министерстве обороны, звание генерал-майора — вот таков путь одного из «команды лейтенантов».

В отличие от предыдущего сезона весной 1947-го старые соперники динамовцы и армейцы взяли «с места в карьер». Правда, в первом круге показатели команды Михаила Якушина были предпочтительнее, она выигрывала у конкурента пять очков. Зато во втором армейцы выступили просто блестяще: в 12 играх 11 побед и 1 ничья при соотношении мячей 36:4! Именно этот последний показатель оказался осенью решающим при определении девятого чемпиона страны. Дело в том, что динамовцы столицы закончили чемпионат раньше армейцев и имели в активе 40 очков при соотношении мячей 57:15 (коэффициент — 3,8). ЦДКА, сыграв в предпоследнем матче в Тбилиси вничью — 2:2, набрал 38 очков (мячи — 55:16 = 3,4375), и ему предстоял матч в Сталинграде с «Трактором», командой занимавшей место в середине таблицы. В первом круге «Трактор» отобрал у ЦДКА в Москве очко — 2:2. Правда, два года назад уступил им 0:6, но кто об этом помнил! Арифметика бесстрастно приговорила: 5:0, 9:1. Армейцы твердо решили играть «на прорыв». Именно так, по воспоминанию В.А. Николаева, их напутствовал начальник Центрального Дома Красной Армии полковник Максимов.

«Так мы и играли, — пишет Валентин Николаев, — но крайне необходим был первый гол, и тогда, мы не сомневались в этом, Ермасову не раз придется доставать мяч из сетки уже «распечатанных» ворот. Не случайно говорят, что удача сопутствует сильнейшим: первый гол мы все же забили, причем на считающейся несчастливой тринадцатой минуте матча. Прорвавшись с мячом к штрафной площадке, я, не мешкая, сильно пробил в нижний угол ворот — 1:0.

В дальнейшем события на поле развивались так: 28-я минута игры и очередная атака ЦДКА. Гринин прорывается по правому краю, навешивает мяч в штрафную площадь, и Федотов головой направляет его в ворота, мимо растерявшегося от неожиданности Ермасова. Проходит еще несколько минут. На этот раз, завершая усилия товарищей по нападению, сильнейшим ударом поражает ворота «Трактора» Бобров. 3:0? Увы, судья Н. Латышев усмотрел, будто кто-то из армейцев в момент удара находился в положении «вне игры».

Начинается второй тайм. Не ладится игра у Федотова. Дважды он выходит на ворота, однако бьет неточно. Нервы у капитана ЦДКА начинают сдавать: «Ребята! — обращается он к нам. — Я так больше не могу. Может, мне уйти?» — «Да что ты, Григорий Иванович, — успокаиваем его, — мы их сейчас задавим, сколько надо забьем».

65-я минута. Демин подает угловой с левого фланга, и я играю на опережение головой — 3:0. Этот гол, прочитаем назавтра в газете, «окрылил команду ЦДКА, которая бросается в ураганную атаку».

70-я минута. Яростный, иного слова не подберу, рывок к воротам Ермасова совершает Бобров. Оставляет позади себя сразу двух обескураженных его дерзостью защитников и буквально вколачивает мяч в ворота — 4:0.

74-я минута. Напряжение поединка достигает апогея. Матч идет под неописуемый шум трибун. Почувствовав близость желанного исхода, мы еще более усиливаем натиск. Оборона хозяев поля трещит по всем швам. Лишь Ермасов самоотверженно защищает ворота, беря очень трудные мячи. Вряд ли кто упрекнет его в том, что он не сумел отразить коварный удар Гринина. 5:0! Игра, как говорится, сделана. Но для того, чтобы удержать столь нужный для нас счет, потребовались огромные усилия всей команды. Мы не имели права рисковать и в последние минуты матча стремились, во что бы то ни стало, сохранить свои ворота в неприкосновенности».

Судьбу золотых медалей (их впервые вручали чемпионам) решили 0,125 мяча. Предположим, что именно после того чемпионата и родился один из спортивных постулатов: победу легче завоевать, чем удержать.

В конце ноября двукратные чемпионы СССР выехали на товарищеские матчи в Чехословакию. В помощь сильнейшей команде страны были призваны защитники А. Гомес («Торпедо» Москва), А. Лерман («Динамо» Киев), полузащитник К. Рязанцев («Спартак» Москва), нападающие А. Пономарев («Торпедо» Москва), Н. Дементьев («Спартак» Москва), А. Гогоберидзе («Динамо» Тбилиси), С. Сальников («Спартак» Москва). Из своих отсутствовал В. Демин, помогавший в Швеции динамовцам Москвы.

Чехословацкий футбол котировался в те годы довольно высоко. Итоги турне подтвердили эти оценки. В первом матче против пражской «Спарты» два гола Боброва принесли победу с минимальным преимуществом — 2:1. В Остраве армейцам противостоял местный клуб того же названия. Теперь ЦДКА забил на мяч больше (Гогоберидзе, Федотов, Рязанцев), но чехи все же вырвали победу — 4:3. В последней игре в Братиславе чемпионы СССР вели 2:0 (Дементьев, Гогоберидзе), но все же уступили со счетом 2:3. В 1947 году еще один армейский ветеран привинтил на грудь значок «ЗМС». Им стал Павел Халкиопов.

А в чемпионате СССР 1948 года все происходило, как и в предыдущем розыгрыше. У московских армейцев перемены были невелики, но весьма характерны. Генерал авиации В.И. Сталин переманил (без кавычек) к себе в ВВС А. Прохорова, А. Виноградова и П. Щербатенко. Эти и другие приобретения позволили летчикам занять более приличное девятое место. Пытался он позже уговорить А. Гринина, Г. Федотова, В. Боброва. Василий Сталин очень симпатизировал Боброву как человеку и высоко ценил его как спортсмена. Однако заполучил генерал одного из лидеров ЦДКА лишь через два года. С остальными армейцами переговоры желаемого результата Василию Иосифовичу не принесли.

«Динамо» стартовало так же резво, как и год назад, армейцы так же несколько засиделись на старте. Разрыв между претендентами к экватору чемпионата достиг четырех очков. В стартовой игре второго круга ЦДКА уступает землякам-спартаковцам 0:2, отставание от конкурента увеличивается до шести очков, но, как и в прошлом розыгрыше, следует мощнейший рывок в 11 побед, в результате чего перед последним туром, а это (так уж постарались составители календаря) была очная встреча соперников, разрыв составлял всего очко.

24 сентября 1948 года. Петровский парк. Переполненные (а как же иначе!) трибуны. Кстати, это был, по-видимому, единственный, вернее, первый в нашей стране матч, полностью снятый на кинопленку. Многие наверняка видели его фрагменты на экране. Эти же кинокадры стали основой замечательного фильма Алексея Габриловича «Футбол нашего детства».

Полная поистине шекспировских страстей борьба двух футбольных титанов за титул десятого чемпиона СССР, победа ЦДКА со счетом 3:2 — все это многократно описано, рассказано, прочитано и услышано, и повторять, право, не стоит. А вот о том, что месяца за три до нее, во встрече ЦДКА — «Торпедо» (Москва) состоялась как бы «репетиция» ключевого матча сезона, знают, наверное, не все.

Слово В.А. Николаеву: «За три с половиной минуты до финального свистка торпедовцы вели — 2:1. Что можно успеть за столь короткий отрезок времени? В лучшем случае спасти хотя бы очко. Такое удается довольно часто. Но возможно ли выиграть? Помню, в этот критический момент торпедовец Александр Пономарев, уже предвкушая победу, бросил своему вечному опекуну Ивану Кочеткову: «Все, Ваня! Сейчас-то вы у нас с крючка не сорветесь».

После окончания матча Иван, дружески похлопав Пономарева по плечу, не без ехидства изрек: «Вот так-то, Саша, не говори гоп, пока не перепрыгнешь!».

Что же произошло на поле за эти три с половиной минуты? Проигрывая, мы не только не смирились с неудачей, а, наоборот, взвинтив до предела темп, обрушили на ворота «Торпедо» шквал атак. Вся армейская команда устремилась вперед, буквально смяв оборону соперников. Голевые моменты возникали один за другим, и вот, наконец, Демин прекрасным ударом сравнивает счет — 2:2. А за минуту до свистка уже я, оказавшись на острие атаки, забил третий гол. 3:2 в пользу ЦДКА».

Армейцы в этом сезоне установили рекорд, продержавшийся ни много ни мало два десятка лет. В 1966-1968 годах киевское «Динамо» также трижды побеждало в чемпионатах СССР.

Ровно через месяц, 24 октября, разгромив земляков-спартаковцев в кубковом финале со счетом 3:0, красно-синие впервые в своей истории сделали хрустально-золотой дубль.

В список 33-х лучших футболистов сезона 1948 года «команда лейтенантов» вошла в полном составе — 11 человек, причем линия защиты Чистохвалов - Кочетков - Нырков, левый хавбек Соловьев и форварды Николаев, Бобров и Демин заняли первые места, вратарь Никаноров, правый хав Водягин, правый край Гринин — вторые, и Федотов — третье. Кстати, Григорий Иванович в этом сезоне установил еще один рекорд страны — первым забил 100-й мяч в союзных чемпионатах, и это событие стало поводом десять лет спустя назвать его именем отечественный клуб футбольных бомбардиров.

В сезоне 1949 года на армейцев обрушилась эпидемия травм. Из 34 календарных матчей чемпионата все провел лишь правый крайний Алексей Гринин. Непривычно выглядела реконструированная линия обороны: справа — Виктор Чистохвалов, в центре — бывший полузащитник Анатолий Башашкин, а слева — Андрей Крушенок. В средней линии в большинстве матчей сыграли Алексей Водягин и Михаил Родин. В линии нападения кроме Гринина чаще других выходили Григорий Федотов и Владимир Демин, а болевших Николаева и Боброва подменяли Виктор Чайчук и Борис Коверзнев. Конечно, эти перемены не добавили трехкратным чемпионам сыгранности и мощи в соперничестве с

«Динамо». Равной борьбы в этом сезоне не получилось. Тем не менее, с бело-голубыми армейцы очки поделили (1:3 и 2:1) и заняли второе место, правда, уступив соперникам семь очков.

Этот чемпионат был последним для Григория Ивановича Федотова. И великий форвард закончил карьеру достойно, став лучшим бомбардиром команды — 18 голов в 29 матчах. А Всеволод Бобров, сыграв вдвое меньше матчей — 14, забил 13, Гринин — 15, Демин — 14.

Накануне нового сезона Бобров ушел-таки в ВВС, Федотов стал помощником Бориса Андреевича Аркадьева, в защите слева наконец-то закрепился Юрий Нырков. Определилась средняя линия — Водягин — Петров, нападение без Боброва вернулось к игре с двумя инсайдами: справа — Николаев, слева — Соловьев. В центре очень удачно действовал Коверзнев, ставший самым результативным — 21 гол. Вообще команда сыграла очень агрессивно, забив в 36 играх 91 мяч.

Талант тренера, опыт проверенных бойцов, задор и мастеровитость молодежи дали результат — армейцы вернули себе чемпионство. «Динамо» отстало на три очка.

С 1951 года в связи с тем, что название «Красная Армия» было заменено на «Советская Армия», последовало и переименование ее подразделений. ЦДКА стал ЦДСА.

В новом сезоне команда Бориса Андреевича Аркадьева добилась еще одной яркой победы: во второй раз армейцы положили в хрустальный Кубок СССР золотые медали чемпионов. И это сделал практически новый состав «команды лейтенантов».

Вот кто защищал честь армейского флага в том сезоне: вратари — Владимир Никаноров и Виктор Чанов, защитники — Виктор Чистохвалов, Анатолий Башашкин, Юрий Нырков, Андрей Крушенок; полузащитники — Алексей Водягин, Александр Петров, Михаил Родин, Николай Сенюков; нападающие — Алексей Гринин (капитан команды), Валентин Николаев, Борис Коверзнев, Вячеслав Соловьев, Владимир Демин, Виктор Чайчук, Александр Зайцевский, Владимир Елизаров, Виктор Пономарев.

Никто не мог и подумать, что этот триумф армейских футболистов станет прощальным салютом славной эпохе послевоенного футбола.

Девять лет прошло с той военной весны 1943-го, когда по приказу высшего командования в Москве вновь собрали армейских футболистов.

Вот хроника ее выступлений:

1943 год — чемпион Москвы (чемпионат страны не разыгрывался)
1944 — финалист Кубка СССР (чемпионат страны не разыгрывался)
1945 — второй призер чемпионата и обладатель Кубка СССР
1946 — чемпион и четвертьфиналист Кубка СССР
1947 — чемпион и полуфиналист Кубка СССР
1948 — чемпион и обладатель Кубка СССР
1949 — второй призер и полуфиналист Кубка СССР
1950 — чемпион и полуфиналист Кубка СССР
1951 — чемпион и обладатель Кубка СССР



1952 г.

"Разгром"

В 1951 году Советский Союз вернулся в олимпийское движение, у колыбели которого рядом с Пьером де Кубертэном стояли и представители России. Следующий год — год XV Олимпийских игр. Высшим партийным руководством принимается решение послать в Хельсинки на мировой спортивный форум советскую делегацию. А как же футбол? Должна ехать сборная страны, но ее нет. Как быть? Кто там у нас чемпион? ЦДСА? Послать эту команду на Олимпиаду. Нельзя? Почему нельзя? Переименовать в сборную и послать. Об исполнении доложить.

До Олимпиады оставалось меньше полугода. Началось исполнение. Чемпионат СССР решили провести осенью, после Олимпиады, в один круг. Весной (апрель-июнь) провели всесоюзный «товарищеский» турнир с участием сборной команды Москвы. Правда, эта сборная снялась с соревнований после трех туров. Турнир же закончился победой армейцев (без кандидатов в олимпийскую команду). Б.А. Аркадьеву было поручено подобрать игроков для участия в Олимпийских играх и работать с ними. Помощниками назначили М.П. Бутусова и Е.И. Елисеева. Руководство (отнюдь не футбольное, а партийное, комсомольское и профсоюзное) долго колебалось: по какому же принципу формировать состав. Взять ли за основу сильнейший клуб страны ЦДСА или собрать в команду всех лучших футболистов. В конце концов, Аркадьеву «предложили» принять второй вариант. Между прочим, заметим, что название «Сборная СССР» при этом не упоминалось. Борис Андреевич привлек к подготовке всего семерых армейцев: Никанорова, Чистохвалова, Башашкина, Ныркова, Петрова, Николаева и Демина. Остальные представляли московские «Динамо» и «Спартак», «Зенит» и «Динамо» (Ленинград), «Динамо» (Тбилиси) и ВВС — всего более трех десятков игроков. Но еще до первой контрольной игры получил тяжелую травму Чистохвалов. Всего семь минут провел на поле Демин, заменив Боброва в одной из тренировочных игр, после чего к подготовке не привлекался.

Вспоминает Валентин Александрович Николаев: «Мне до сих пор не понятно, почему Аркадьев отказался от услуг проверенных в футбольных сражениях крайних нападающих Алексея Гринина и Владимира Демина, находившихся в то время в хорошей спортивной форме. Вероятнее всего, Борис Андреевич поступил так, испытывая влияние извне, а может быть, просто постеснялся во избежание кривотолков включать в сборную слишком много своих подопечных — армейцев. А жаль. Я и сегодня убежден, что четверка форвардов — Гринин, Николаев, Бобров и Демин, хорошо сыгранная в течение 5-7 сезонов и не потерявшая к Олимпиаде боевых качеств, могла бы в Хельсинки действовать более эффективно, нежели те нападающие, которых тренеры предпочли в итоге. Нет сомнений и в том, что к этому «квартету» по своим игровым качествам, высокой технике и умению действовать комбинационно наиболее всего подходил динамовец К. Бесков. Вместе мы могли составить очень сильную линию атаки...».

Под флагом все той же сборной Москвы, а потом под названием ЦДСА (!) команда в мае-июле провела девять контрольных игр со сборными Польши, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Финляндии, сборной Софии (фактически — сборной Болгарии), из которых пять выиграла, три сыграла вничью и одну проиграла. Заметим, что болгары, чехи, а в особенности венгры, были очень сильными футболистами. В прессе между тем команду, готовившуюся к Олимпийскому турниру, иначе как ЦДСА не называли. В тренерском составе произошли изменения: единственным помощником Б.А. Аркадьева стал тренер московского «Динамо» М.И. Якушин.

На Олимпийских играх в Финляндии наша сборная, как известно, сыграла три матча. Выиграла в дополнительное время у команды Болгарии — 2:1 (голы — Трофимов и Бобров), сыграла вничью с югославами — 5:5 (Бобров — 3, Трофимов, Петров), а в переигровке уступила им со счетом — 1:3 (Бобров) и не прошла в следующий этап турнира. В этих играх принимали участие четыре игрока команды ЦДСА — Анатолий Башашкин, Юрий Нырков, Александр Петров, Валентин Николаев.

Не турнирная неудача, а поражение советской сборной от команды Югославии стало причиной всех последовавших событий. До 1948 года отношения Сталина и Тито были весьма теплыми, но позже югославский лидер, в отличие от лидеров других освобожденных Красной Армией стран Восточной Европы, начал проводить внешнюю политику, независимую от планов СССР. Так он воспротивился сталинскому плану создания Балканской федерации (Югославия + Албания), охотно принимал помощь своей стране от США, Англии и других стран, враждебных СССР. Это разъярило Сталина, и вчерашний брат и товарищ по борьбе с фашизмом превратился в злейшего врага. А тут, понимаете ли, какие-то дармоеды-футболисты позорят свою страну! Разогнать! ЦДСА? Расформировать как воинскую часть, утратившую в бою свое знамя. И разогнали.

Из Приказа Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР № 793 за подписью Н. Романова от 18 августа 1952 года «О футбольной команде ЦДСА»:

«Отметить, что (команда) ЦДСА неудовлетворительно выступила на Олимпийских играх, проиграв матч югославам, чем нанесла серьезный ущерб престижу советского спорта и Советского государства.

Старший тренер команды т. Аркадьев Б.А. не справился со своими обязанностями; не обеспечил подготовку футболистов, что привело к провалу команды на Олимпийских играх.

Ряд футболистов команды, особенно линия защиты, безответственно отнеслась к проводимым матчам, играли ниже своих возможностей, допустили большое количество ошибок.

Приказываю:

1. За провал команды на Олимпийских играх, за серьезный ущерб, нанесенный престижу советского спорта, команду ЦДСА с розыгрыша первенства СССР снять и расформировать.

2. За неудовлетворительную подготовку команды, за ее провал на Олимпийских играх старшего тренера команды ЦДСА т. Аркадьева Б.А. с работы снять и лишить звания «Заслуженный мастер спорта СССР».

3. Рассмотреть на очередном заседании комитета вопрос о безответственном поведении отдельных футболистов во время матчей с Югославией, что привело к провалу команды на Олимпийских играх».

Из приказа за той же подписью № 808 от 2 сентября 1952 года «О футболистах команды, принимавшей участие в Олимпийских играх»:

«1. За безответственное поведение, в результате чего команда проиграла матч югославам, чем нанесла серьезный ущерб престижу советского спорта, лишить тов. Башашкина звания «Мастер спорта СССР» и дисквалифицировать на 1 год.

2. За неправильное поведение во время матчей лишить тов. Николаева звания «Заслуженный мастер спорта СССР», а тов. Петрова — звания «Мастер спорта СССР».

Но почему виновницей поражения официально, приказом правительственного органа, объявили команду ЦДСА? Почему во втором приказе название команды вовсе не упомянуто? Ведь югославам проиграла сборная страны. По этому поводу было высказано несколько мнений. Нам кажется, что ближе всего к истине то, что «на самом верху» у некоторых клубов были покровители, не только желавшие «своим» командам побед, но и при любой возможности «расчищавшие» пути к этим победам. ЦДСА — пятикратный чемпион страны, команда на подъеме, вот и во всесоюзном турнире даже без сильнейших игроков победила.

Так «порвалась связь времен», как сказано у классика. Исчезла, канула в небытие футбольная команда Центрального Дома Советской Армии, великая и неповторимая «команда лейтенантов».

В розыгрыше первенства СССР по классу «А» участвовало 11 команд. В их составах появились многие бывшие игроки ЦДСА. Так, в московском «Спартаке» был заявлен защитник Анатолий Башашкин, в «Динамо» появились полузащитник Алексей Водягин и молодой форвард Василий Бузунов, в «Локомотиве» — Андрей Крушенок и Михаил Родин, в «Торпедо» оказался Вячеслав Соловьев. Валентин Николаев, Александр Петров и Юрий Нырков играли за команду г. Калинина, пока ее не распустили. Владимир Никаноров, Виктор Чистохвалов, Алексей Гринин и Борис Коверзнев выступали за ВВС. А Борис Андреевич Аркадьев возглавил московский «Локомотив».

Команда ЦДСА была возрождена в 1954 году. Но об этом в следующей главе.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 10:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


1953 - 1960 гг.

"Возрождение"

Осенью 1953 года министр обороны СССР Маршал Советского Союза Николай Александрович Булганин подписал приказ о восстановлении футбольных команд мастеров при окружных Домах офицеров. Появился этот приказ и в спортивном отделе Центрального Дома Советской Армии (ЦДСА). Команда ЦДСА была включена в соревнования тогдашнего высшего эшелона — класса «А».

Во исполнение приказа был сформирован тренерский штаб команды. В него вошли главный тренер, защитник довоенного ЦДКА, инженер-подполковник Григорий Маркович Пинаичев, тренеры — майор Константин Павлович Лясковский и майор Григорий Иванович Федотов. Начальником команды назначили подполковника Алексея Николаевича Тихомирова. Перед штабом стояла задача собрать команду и подготовить ее к сезону 1954 года. Это оказалось совсем не просто.

Никанорову уже 36 лет, Гринину, Николаеву, Чистохвалову, Коверзневу, Демину — по 32, Зайцевскому — 31, Чанову — 30, Башашкину, Ныркову, Чайчуку, Пономареву — по 29, Водягину, Петрову, Соловьеву, Крушенку, Сенюкову, Елизарову — по 28, Родину — 26. Это те, кто входил в основной состав и ближайший резерв армейцев накануне событий осени 1952 года. Для одних из-за возраста это была последняя команда в жизни, и они решили заканчивать с футболом, другие нашли себе место в «Динамо», «Торпедо», «Спартаке», в низших лигах, третьи ушли в хоккей.

И все-таки в родную команду вернулись вратари Владимир Никаноров и Борис Разинский, защитники Анатолий Башашкин, Анатолий Порхунов и Юрий Нырков, полузащитник Александр Петров, нападающий Владимир Демин. Из ОДО (Свердловск) пришел нападающий Василий Бузунов, из ликвидированной весной 1953 года команды ВВС — инсайд Виктор Федоров и центр нападения Сергей Коршунов. Из команды г. Калинина приехали полузащитник Виктор Фомин и нападающий Валентин Емышев, из Ужгорода — Федор Ванзел, из Киева — Виктор Бельков. Были зачислены в команду два игрока московского «Химика» — центр нападения Анатолий Савин и крайний защитник Анатолий Крутиков. И в дубле собралось немало способных игроков. Отметим среди них будущего капитана армейцев Виктора Дородных, Александра Гришина и будущего вратаря хоккейного ЦДСА и сборной СССР Николая Пучкова.

Вспоминает Олег Маркович Белаковский, назначенный на должность врача команды: «Я приехал в команду 10 февраля. Футболисты готовились к выезду на учебно-тренировочный сбор. Тренировки начались еще в конце декабря. К занятиям приступили двумя группами: опытные игроки и молодежь.

Григорий Маркович Пинаичев был очень хорошим специалистом, а позже стал заслуженным тренером СССР (под его руководством команда выиграла Кубок СССР и дважды, в сезонах 1955 и 1956 годов, занимала третье место). Увлекающийся был человек, знающий футбол. Он очень хорошо готовил и проводил тренировки, вникал во все вопросы жизни, быта игроков, нередко защищал их перед начальством.

Помощник Пинаичева Константин Павлович Лясковский был великим проводником армейских традиций. Ведь он появился еще в 1926 году в ОППВ и с тех пор навсегда связал с этой командой свою жизнь. На поле жесткий, решительный, смелый защитник, в тренерской жизни он был немногословным, но требовательным воспитателем молодежи.

Тренером был и Григорий Иванович Федотов — живая легенда «команды лейтенантов». Контактный с игроками, он не столько мог рассказать, сколько показать. Так он объяснял разные тонкости, вроде того, как положить корпус при ударе справа, как — при ударе слева, как нужно мяч отдать, куда и т. д. Его авторитет у игроков был безграничным.

И вот это сочетание трех по-своему разных тренеров давало очень хороший результат. Между ними практически не было разногласий, хотя Пинаичев был эмоционален, вспыльчив, Лясковский — наоборот, сдержан, даже суховат, Федотов же относился к ребятам по-отечески, очень жалел, в особенности, когда кто-нибудь получал травму. И у меня, и у всех ребят осталась об этом тренерском трио самая светлая память.

До 20 февраля 1954 года команда готовилась в Москве, а в ночь на 21-е мы выехали в Сухуми. Всего прибыло сюда 34 футболиста. Не было пока в команде учившихся в академии Ныркова и Федорова, киевлянина Белькова, переговоры с которыми еще не закончились.

Шла планомерная учебно-тренировочная работа, а затем начались товарищеские игры.
4 марта 1954 г. играли с «Динамо» (Сухуми). Можно считать, что это был первый, хотя и неофициальный, матч возрожденной команды ЦДСА».

Команда провела эту игру в таком составе: в воротах в первом тайме — Никаноров, во втором — Разинский; защитники — Порхунов, Башашкин, Гришин; полузащитники — Фомин и Петров; нападающие — Бузунов, Фетискин (Королев), Коршунов, Емышев, Демин. Победили армейцы — 2:0, первый мяч с пенальти забил Демин, второй — Бузунов.

Команда провела на сухумском сборе около десятка контрольных игр, среди которых можно отметить победу над очень сильными тогда столичными автозаводцами — 1:0 (гол в активе Демина).

29 марта сбор закончился. К этому времени определился основной состав армейцев. Он выглядел так: вратарь — Разинский; защитники — Порхунов, Башашкин, Нырков; полузащитники — Фомин и Петров; нападающие — Бузунов, Федоров, Коршунов, Емышев и Демин.

5 апреля 1954 года команда ЦДСА стартовала в чемпионате СССР в Киеве, где принимала торпедовцев Горького. Матч прошел в напряженной борьбе. В первом тайме игра была равной, а на 14-й минуте второго тайма Порхунов необоснованно сыграл рукой в штрафной площади, и горьковчане реализовали пенальти. Наши футболисты очень активно, с большим преимуществом отыграли второй тайм, но забили только однажды. Сделал это Бузунов сильнейшим ударом метров с 16-ти, в дальний от вратаря угол.
11 апреля армейцы на том же переполненном стадионе имени Хрущева встречались с киевским «Динамо» и в равной борьбе уступили со счетом 0:1.

А 25 апреля возрожденная команда встречалась в столице Грузии с местным «Динамо». Игра была отмечена силой духа и волевыми качествами гостей. На поле они вышли в таком составе: Разинский, Порхунов, Башашкин, Нырков, Бельков, Петров, Бузунов, Федоров, Коршунов, Ванзел (во втором тайме — Демин) и Емышев. С 14-й минуты армейцы играли вдесятером (был удален Бельков). В первом тайме Гогоберидзе открыл счет. А минут за восемь до конца Емышев в меньшинстве забил-таки ответный мяч.

В целом армейцы провели сезон неровно, хотя неудачным его ни в коем случае назвать нельзя. Наряду с яркими победами над вторым призером чемпионата «Спартаком» (2:1 и 1:0), у которого в составе были Нетто, Симонян, Парамонов, Ильин, Татушин, Масленкин, или разгромом в Москве тбилисского «Динамо» (6:1), были и провалы в играх с чемпионами — динамовцами Москвы (1:5), «Зенитом» (0:4), поражения от аутсайдеров — харьковского «Локомотива» (1:3) и горьковского «Торпедо» (1:2). В 24 матчах команда набрала 24 очка из 48 возможных, мячи — 30:29. Виктор Федоров, забив 6 мячей, стал лучшим бомбардиром.

Шестое место, занятое армейцами столицы в турнире тринадцати сильнейших команд страны, свидетельствовало о том, что команда жива и готова к серьезной борьбе.

В том же 1954 году возродилась и сборная СССР. В трех матчах со сборными Швеции (7:0), Венгрии (1:1) и сборной Ленинграда (1:1) участвовал центральный защитник и капитан армейцев Анатолий Башашкин.

По окончании сезона армейцы провели и первый после возрождения товарищеский международный матч, победив (1:0) сильную команду «Форвертс» из Берлина, представлявшую Национальную народную армию ГДР. А затем со счетом 2:0 был обыгран «Рапид» (Бухарест).

Формирование команды ЦДСА продолжалось в межсезонье. К.П. Лясковский ушел тренировать армейские команды, выступавшие в чемпионате Москвы. Некоторые игроки перешли в команды окружных домов офицеров (ОДО): В. Бузунов — в Свердловск (через два года вернулся), А. Воронин — в Киев, П. Зацепин — во Львов. С. Коршунов ушел в «Спартак». Закончили играть Ю. Нырков и В. Демин. В хоккейную команду ЦДСА ушли Н. Сологубов и Н. Пучков.

Появились новички. Правда, одного из них, лейтенанта Юрия Беляева, новобранцем назвать нельзя. Он был воспитанником юношеской и молодежной команд ЦДСА, потом ушел учиться в Подольское артиллерийское училище, поиграл за коломенский «Авангард», а теперь вернулся. Из «Спартака» возвратился еще один бывший дублер армейцев — защитник Михаил Перевалов. Весной 1953-го он был заявлен за команду МВО, но после ее расформирования попал в дубль к красно-белым. Также из «Спартака» пришел и Владимир Агапов. Из львовского ОДО прибыл полузащитник Иосиф Беца. Начав сезон дублером, в конце года он уже играл в первой сборной, а позже участвовал в мельбурнской Олимпиаде. Кстати, Юрий Иванович Беляев, удостоенный в 1991 году звания «Заслуженный мастер спорта СССР», тоже осенью 1956 года на теплоходе «Грузия» плыл из Владивостока в Мельбурн в составе сборной. Да не доплыл. Операцию по поводу аппендицита ему делали прямо в море. После этого Беляеву, разумеется, пришлось отправляться обратно.

Появился в команде вратарь из рижской «Даугавы» Валентин Ивакин. Его карьера в ЦДСА уникальна. Выйдя за два сезона два раза в основном составе (один раз на замену), талантливый дублер Разинского и голкипер второй сборной СССР занял третье, вслед за Яшиным и Разинским, место в списке «33 лучших» 1956 года. Из армейской команды Свердловска прибыл инсайд Валентин Рыжков. Из киевской — еще один форвард Юрий Калабухов. Из ОДО (Тбилиси) приехали ветеран Борис Коверзнев и молодой хавбек Иван Дуда. Первому закрепиться в составе не удалось, и он уехал в ГДР играть за команду ГСВГ (Группы советских войск в Германии), а Дуда начал выступать за дубль.

Армейцы провели сезон 1955 года намного увереннее. Внушительны были и итоги. Лишь три очка уступила команда на финише чемпионата победителю — московскому «Динамо» и два — «Спартаку». В 22 играх команда одержала 12 побед, 7 раз сыграла вничью и потерпела всего три поражения — от чемпионов (0:4), от «Торпедо» (3:4) и от киевлян (2:3). Из 35 мячей больше всех забил Юрий Беляев — 9. Во всех 22 матчах участвовали Разинский, Порхунов, Перевалов, Агапов и Федоров, по 20 игр на счету Башашкина и Емышева, на две меньше у Беляева и Ванзела, 17 — у Петрова, по 11 — у Бецы и Фомина. Формирование состава в целом было завершено.

А 16 октября на Центральном стадионе «Динамо» команда ЦДСА в борьбе с давним соперником — динамовцами Москвы — завоевала Кубок СССР.

Вспоминает герой победного матча Владимир Михайлович Агапов:

«До финала мы провели три игры, и все очень непростые. Сначала с большим трудом в Москве обыграли «Крылья Советов» из Куйбышева — 3:2 (все мячи у армейцев забил Агапов. — Авт.). Игра была тяжелой — счет менялся как на качелях. А. Гулевский и В. Ворошилов нам крови немало попортили. Команда у них в то время была очень приличная: и московское «Динамо», и ЦДСА немало натерпелись от фирменной «волжской защепки». Мне тоже досталось в этой игре, но не от соперников, а от судьи матча П. Григорьева из Баку. На последней минуте мяч уходил в аут, и я его забил подальше, на Северную трибуну. Судья оценил это как попытку затянуть время, и я вслед за мячом ушел прямо по ступенькам Северной трибуны с поля.

Своих противников на двух следующих стадиях розыгрыша мы победили с одинаковым счетом 1:0. Эти мячи забил Юрий Беляев. А что значило выиграть в Тбилиси у «Динамо» во главе с самим Автандилом Гогоберидзе или у московских железнодорожников с Виталием Артемьевым и Валентином Бубукиным?! Какие-либо комментарии излишни.

Финал, конечно, никогда легким не бывает. На «Динамо» или «Спартак» настраивать не надо. Здесь ребята играют на все сто процентов. Мы повели в счете, когда Иосиф Беца пасом вразрез между защитниками на линию штрафной вывел меня один на один с вратарем. Я успел подработать мяч, показал, что буду бить в ближний угол, и, когда Лев Яшин чуть туда двинулся, я на противоходе поймал его и пробил в противоположный угол ворот. Динамовцы сравняли счет в аналогичной ситуации. А потом их защитники уложили прямо в центре своей штрафной нашего центрфорварда Юрия Беляева. Тот лежит и ждет, чем дело кончится. К нему подходит судья встречи Николай Латышев и говорит: «Что лежишь? Вставай! Одиннадцатиметровый». В том сезоне я бил пять пенальти, и все — в один угол, правый от вратаря. А тут решил поменять. Яшин как-то позднее мне говорил, что не мог даже предположить, что я буду бить в другой угол. Он качнулся вправо и переложиться уже не мог».

Прервем рассказ ветерана, чтобы разъяснить со слов очевидца повод для произошедшего далее. Динамовцам после кубкового финала предстоял матч на выезде с «Шахтером», и когда радостный Агапов побежал вынимать мяч из сетки, то, поравнявшись с расстроенным Яшиным, не без ехидства бросил ему: «Ты что, Лева, побежал за билетом в Сталино?».

«Шла 45-я минута первой половины игры, — продолжает В.М. Агапов. — Динамовцы пытались отыграться и пошли вперед всей командой. Я дежурил у средней линии поля и незаметно для себя углубился на чужую половину, в офсайд. В это время мне последовал пас, и я, видя, что Яшин далеко вышел из ворот, метров с сорока перебросил мяч через него. Он побежал навстречу, а я стою и смотрю — попадет мяч в ворота или нет. В этот момент Лева и ударил меня левой ногой в грудь. Я рухнул, а Латышев подбежал и сказал Яшину, что удаляет его с поля. Тогда красных карточек не было, а до конца первого тайма оставалось три секунды. Так со всеми игроками и Яшин ушел с поля. А на второй тайм команды вышли вдесятером (в ворота «Динамо» встал полузащитник Е. Байков. — Ред.). Меня же в раздевалке доктор Белаковский (тот самый «очевидец». — Ред.) бинтовал, и на поле я вышел только через десять минут после начала тайма. Встал в центре и только мог с носка кому-нибудь своему мяч откидывать. Игра так и закончилась — 2:1!».

16 октября 1955 года. Москва. Центральный стадион «Динамо». Кубок СССР. Финал. ЦДСА – «Динамо» (Москва). 2:1 (2:1). 54 000 зрителей.

Судья — Н. Латышев.

ЦДСА: Борис Разинский, Анатолий Порхунов, Александр Гришин, Михаил Перевалов, Иосиф Беца, Александр Петров (капитан), Владимир Агапов, Валентин Рыжков, Виктор Федоров, Валентин Емышев, Юрий Беляев.

«Динамо»: Л. Яшин, А. Родионов, К. Крижевский (капитан), А. Юрченко,
Е. Байков, А. Соколов, В. Шабров, Г. Федосов, Ю. Кузнецов, В. Ильин, В. Рыжкин.

Голы: Агапов — 2 (1 — с пенальти); Рыжкин.
На 45-й минуте удален Яшин («Динамо»).

Почетной грамоты за победу в розыгрыше Кубка СССР 1955 года кроме участников финального матча был удостоен Анатолий Башашкин.

В том же году центральный защитник ЦДСА и сборной СССР, капитан армейцев Анатолий Башашкин получил звание «Заслуженный мастер спорта СССР». Башашкин принял участие практически во всех официальных и неофициальных матчах сборной СССР 1955 года, в том числе с чемпионом мира 1954 года сборной ФРГ (3:2), с олимпийским чемпионом Хельсинки сборной Венгрии (1:1) и одной из лучших команд мира сборной Франции (2:2). Кроме капитана, армейцы делегировали в сборную Разинского, Порхунова, Перевалова и Бецу.

Команда ЦДСА провела пять товарищеских матчей с командами Румынии, Дании и Норвегии и во всех одержала победы с общим счетом 23:1.

Удачное выступление в сезоне 1955 года, сбалансированность состава повлияли на то, что пополнение, пришедшее в команду накануне нового сезона, было немногочисленным. Из новобранцев следует отметить центрального защитника Михаила Ермолаева из команды г. Воронежа. Пока он стажировался в дубле, но позже, сменив Анатолия Башашкина, стал основным стоппером и капитаном команды.

Следующий, XVIII чемпионат армейцы столицы вновь закончили на третьем месте (25 очков), хотя отрыв от победителей — спартаковцев — составил уже 9 очков, а от «Динамо» — три. Не сложилась у команды игра в первом круге — три победы, четыре ничьи и четыре поражения. Во второй половине чемпионата соответственно — 7 — 1 —3. Соотношение мячей — 40:32. Очки добывались главным образом в матчах с командами из нижней части таблицы. У двух же призеров ЦДСА отобрал лишь одно очко из восьми, а занявшим четвертое место киевлянам отдал все. Юрий Беляев вновь стал лучшим бомбардиром — 15 голов.

Основной состав выглядел так: Разинский — Порхунов, Башашкин, Перевалов (Крутиков) — Гришин (Беца), Петров, Агапов — Федоров, Купрюхин (Рыжков, Савин), Беляев, Емышев.

Это был сезон XVI Олимпийских игр. Им предшествовала Спартакиада народов СССР. Футбольный турнир выиграла сборная Москвы, за которую выступали армейцы Разинский и Башашкин. Их, а также Бецу, Порхунова и Беляева включили кандидатами в олимпийскую команду. Заболел до выезда команды в Австралию Порхунов, о прерванном путешествии Беляева мы уже рассказывали. Играли в Мельбурне трое, а золотую олимпийскую медаль получил только участник финального матча с югославами Башашкин.

Летом армейцы в товарищеской игре с крупным счетом 5:0 обыграли венский клуб «Аустрия». Состав ЦДСА: Разинский, Порхунов, Башашкин, Перевалов, Гришин, Петров, Купрюхин, Агапов (1 гол), Беляев (1), Федоров (2), Емышев (1).

Впервые с 1948 года был опубликован официальный список «33 лучших». В него вошли восемь футболистов ЦДСА: вратари Б. Разинский (№ 2) и В. Ивакин (№ 3), правый защитник А. Порхунов (№ 2), центральный защитник А. Башашкин (№ 1), левый защитник М. Перевалов (№ 3), правый полузащитник И. Беца (№ 2), левый полузащитник А. Петров (№ 2), левый полусредний нападающий Ю. Беляев (№ 2).

Перед следующим сезоном команда не только значительно обновилась, но и в феврале 1957 года сменила название. Причиной этому стали внутренние армейские реформы. Главная футбольная команда Советской Армии представляла теперь не Центральный Дом Советской Армии, а Центральный Спортивный клуб Министерства обороны (ЦСК МО), окружные команды стали именоваться СКВО (Спортивный клуб военного округа). А вот в руководстве команды изменений не произошло.

Ряды армейцев покинули несколько игроков. В частности, ушел в столичное «Торпедо» А. Савин, вернулся в Закарпатье Ф. Ванзел и, наконец, в московский «Спартак» перешел В. Ивакин. Пополнилась команда великолепным правым крайним Германом Апухтиным из столичного «Локомотива». Вернулся из свердловского СКВО Василий Бузунов, оттуда же приехали Эдуард Дубинский, Николай Линяев и Игорь Михин. Из окружных команд Воронежа и Львова прибыли нападающий Олег Копаев и вратарь Юрий Сусла, ставший дублером Разинского.

Если рассматривать итоги сезона 1957 года с чисто футбольной точки зрения, то, несмотря на пятое место, игра главной армейской команды явно прогрессировала.

Красно-синие отобрали победные очки у всех трех призеров — столичных «Динамо», «Торпедо» и «Спартака», по разу обыграли киевлян и тбилисцев. Командам из нижней половины таблицы армейцы отдали всего пять очков из 24. Но случались и досадные потери: дважды уступили железнодорожникам, по разу — столичному «Спартаку» и «Шахтеру». Финишировав с 27 очками на полтора месяца раньше конкурентов и занимая второе место, армейцы с тревогой ожидали каждой доигровки соперников. В результате «Торпедо», «Спартак» и «Локомотив» набрали на очко больше ЦСК МО. Команда стала самой результативной в чемпионате, забив 51 мяч, а В. Бузунов с 16 голами возглавил список бомбардиров.

В числе «33 лучших» — левый защитник А. Крутиков, полузащитник А. Петров и сыгравший один матч за сборную страны правый крайний нападающий Г. Апухтин (все — под № 3).

Знаменательным стал этот сезон в плане международных связей армейцев — соперниками были родоначальники футбола. Летом в Лужниках команда ЦСК МО принимала английский клуб «Вест Бромвич Альбион». Не реализовав множество моментов, москвичи в отсутствии призванных в сборную Апухтина и Порхунова уступили 2:4. Состав армейцев: Разинский, Ермолаев, Линяев, Перевалов, А. Гришин, Петров, Купрюхин, Агапов, Беляев, Бузунов, Рыжков, забивший один мяч англичанам (другой в свои ворота послал Сеттерс).

Осенью армейцы, усиленные земляками — защитником Е. Роговым, полузащитником Ю. Ковалевым, нападающими В. Бубукиным и В. Ворошиловым из «Локомотива» и динамовским вратарем В. Беляевым, поехали с ответным визитом к англичанам. Реванш у «Вест Бромвича» взять не удалось — 5:6 (!). У наших трижды забил Бузунов, по одному разу — Емышев и Бубукин. Следующий соперник, «Болтон Уондерерс», также оказался сильнее — 1:3 (Бубукин). Третьим стал один из старейших клубов премьер-лиги «Челси», который был обыгран с крупным счетом 4:1!

ЦСК МО: В. Беляев, А. Порхунов, Н. Линяев, А. Крутиков, И. Беца, А. Петров, В. Агапов, В. Бубукин, В. Бузунов (Ю. Беляев), В. Ворошилов, Ю. Ковалев. Голы на счету Ворошилова (2), Петрова и Агапова.

Все свидетельствовало о том, что возрожденная команда стала равной среди лучших футбольных клубов страны. Однако в Министерстве обороны сочли пятое место после третьего результатом неудовлетворительным, и Григорий Маркович Пинаичев, завоевавший с командой Кубок СССР и дважды «бронзу», был отправлен в отставку.
Интересно, а если бы команда набрала всего на очко больше при разности мячей +20 и — вот оно, третье место, а на два очка больше — второе, какую оценку дали бы тогда товарищи генералы работе тренера «своей» команды?

Состав армейцев стабильностью не отличался: шла смена поколений. Место в воротах твердо принадлежало Разинскому, в защите справа чаще всего играл Порхунов, слева — Крутиков, в центре — Башашкин, Ермолаев или Линяев. Основной дуэт хавбеков по-прежнему составляли Беца — Петров. Александр Гришин часто играл справа в полузащите, но мог, если было необходимо, сыграть и центрального защитника. В амплуа правого полузащитника выступал и Линяев. Атака выглядела примерно так: Апухтин — Агапов — Бузунов — Беляев — Емышев. Иногда там появлялись слева — Михин или Валентин Гришин, а на месте инсайда — Рыжков.

В этом сезоне завершил свою блистательную карьеру один из последних «лейтенантов» Анатолий Башашкин. Он родился 23 февраля 1924 года в подмосковном Реутове. Там же начал играть в детской команде «Труд», потом его взяли в юношескую команду московского «Спартака».

Рассказывая о том или ином знаменитом футболисте, мы почти всегда говорим, что тот с детства был влюблен в мяч и ни о чем, кроме футбола, не думал. Анатолий же никогда не ставил перед собой цели стать профессиональным спортсменом. У него была совсем другая мечта — небо! До войны он занимался в аэроклубе, а в 1941-м стал курсантом летного училища. Осенью их эвакуировали в Закавказье. Там Анатолий учился летать сначала на У-2, потом на истребителях, а в свободные часы — футбол, любимая игра летчиков. Молодому авиатору очень хотелось скорее попасть на фронт, он торопил время. Дважды случалось, что «крылатый конь» выходил из повиновения у курсанта, и приземлялся Анатолий на парашюте. Но он снова и снова поднимал машину в небо.

А на фронт все не отправляли. Вместо этого командиры, заметив успехи Анатолия на футбольной площадке, включили его в сборную училища. Башашкин пытался сопротивляться, но с начальством не поспоришь. Война между тем подошла к концу, и несостоявшийся летчик-истребитель стал игроком футбольной команды Дома офицеров Закавказского округа, выступавшей с 1945 года в классе «Б» первенства СССР. Надолго, однако, физически крепкий, техничный и хладнокровный защитник там не задержался. В одной из весенних контрольных игр с ЦДКА его заметили, и перед сезоном 1947 года

22-летний Башашкин стал игроком главной армейской команды. Четыре золотые чемпионские медали, три Кубка СССР, 30 матчей за сборную страны, драма Хельсинки и триумф Мельбурна, орден Трудового Красного Знамени, удостоверение заслуженного мастера спорта за № 1000. Все это — Анатолий Васильевич Башашкин.

К сезону 1958 года армейцев вновь после пятилетнего перерыва готовил Борис Андреевич Аркадьев. Помогал ему заслуженный мастер спорта Всеволод Михайлович Бобров. Закончили играть А. Петров и А. Башашкин. Из состава выбыли А. Гришин (в «Торпедо», Москва), В. Рыжков (в команду г. Перми), в середине сезона в тульский «Труд» ушел П. Купрюхин, в команду ГСВГ уехал А. Порхунов.

Б.А. Аркадьев решил тактически перестроить игру команды и начал с обороны. В линии защиты появились новички из окружных команд: справа — Виталий Щербаков из Львова, слева — Дмитрий Багрич из Свердловска, в центре — сначала Юрий Олещук из Киева, а после его травмы — Михаил Ермолаев. Полузащитников тоже стало трое. Здесь в разных сочетаниях выходили на поле Николай Линяев, Эдуард Дубинский, Иван Дуда, Дезидерий Ковач (из Львова), Валентин Гришин и Виктор Дородных, который также успешно мог сыграть и в центре обороны. Для форвардов оставалось четыре вакансии. Василий Бузунов в стартовом составе появлялся нечасто, но, выходя на замену минут за пятнадцать до конца матча, мог одним ударом решить его исход в пользу красно-синих. Надо было только вынудить соперников нарушить правила ну хотя бы метрах в 30 от своих ворот. Могучему удару Бузунова никакая стенка была нипочем. Мяч ядром вонзался в сетку, вратарь и шелохнуться не успевал. На счету бомбардира-джокера было 7 голов в 14 матчах, хотя на поле он провел времени намного меньше остальных нападающих — Апухтина (10 голов), Агапова (4), Беляева (7) и Емышева (5). Дебютировал в линии атаки молодой Владимир Стрешний из армейской команды Ростова-на-Дону.

В первом круге оборона у команды выглядела явно сильнее атаки, но к середине сезона игра стала более сбалансированной. В результате армейцы стали бронзовыми призерами чемпионата, набрав те же 27 очков, что и год назад.

Вот что по поводу тактики армейцев было написано в одном из футбольных изданий тех лет:

«Многим поклонникам ЦСК МО не нравится манера, да и система игры армейцев — 1+3+3+4. Но ведь если говорить честно, то благодаря этой системе футболисты ЦСК МО стали обладателями бронзовых жетонов.

Как не вспомнить слова старшего тренера ЦСК МО Бориса Аркадьева, сказанные им на одном из совещаний:
«Имея слабых защитников, мы не могли тратить на беспочвенные атаки силу пяти человек. Ведь часто наши нападающие просто мешали друг другу. Мы решили усилить защиту, а линию нападения составить так, чтобы один футболист чем-то дополнял другого. Результат налицо: во втором круге нападающие забили 22 мяча, а
защитники пропустили 10».

Действительно, при общем соотношении забитых и пропущенных мячей 40:25 успех и жизненность новой системы, применяемой ЦСК МО, бесспорны. Но главное у армейцев не в системе, а в индивидуальном и творческом подходе тренера к игрокам, что позволяет создать настоящий боевой коллектив».

Это был год VI чемпионата мира в Швеции, дебютного для советских футболистов. Команду армейцев Москвы представлял в сборной Герман Апухтин, сыгравший в решающем за выход в четвертьфинал повторном матче против англичан.

В список «33 лучших» полностью включили линию защиты ЦСК МО: В. Щербаков (№ 2), М. Ермолаев (№ 3), Д. Багрич (№ 3).

Команда провела ряд товарищеских матчей с клубами из стран Восточной Европы, а также с командой из ФРГ «FSB Франкфурт 1899» (Франкфурт-на-Майне) (2:1) и под флагом сборной Вооруженных Сил участвовала в 1-й Спартакиаде дружественных армий. Результат — 4-е место — надо признать посредственным. В предварительной подгруппе наша команда сыграла вничью 0:0 с «Легией» (Польша), победила со счетом 2:1 венгерский «Гонвед» и 4:0 «8 февраля» (КНДР). В полуфинале — потерпела поражение от болгарского ЦДНА — 3:4. Неудачей москвичей (1:2) закончилась и игра за третье место с берлинским «Форвертсом».

Наши ведущие тренеры присутствовали на чемпионате мира в Швеции. В их числе был и наставник армейцев. Натура творческая, Б.А. Аркадьев не мог не впитать тактические новации бразильцев, а потому в подготовительном периоде к сезону 1959 года попытался перестроить игру команды, опираясь на новые, более современные тенденции футбола.

Но если в сороковые годы Борис Андреевич располагал целым созвездием игроков, то теперь, увы, в распоряжении тренера исполнителей такого класса не нашлось. Хотя некоторые изменения перед новым сезоном в составе произошли.

Ушли не вписывавшиеся в новую модель тренера Емышев (в московское «Торпедо»), Бузунов (в ГСВГ), В. Гришин (в СКВО, Одесса), Крутиков (в «Спартак», Москва). Их заменили форварды Алексей Мамыкин из столичного «Динамо», Дмитрий Дубровский из минского «Спартака», Виктор Бровкин из свердловского СКВО, Михаил Мустыгин и Евгений Крылов из Подмосковья, защитник Юрий Алешин из московского «Локомотива». Перестройка игры шла мучительно долго и реальных плодов не принесла. Оптимальный состав в течение сезона так и не был определен. Более или менее постоянно на поле выходили вратарь Разинский, игроки оборонительного плана Багрич, Линяев, Ермолаев, Дубинский. В атаке постоянное место сохраняли лишь Апухтин и Стрешний. В итоге армейцы заняли худшее за все предыдущие годы девятое место в чемпионате СССР. В 22 турах они одержали 8 побед и 11 раз уходили побежденными. Команда забила 29 мячей (из них 9 — Апухтин) и почти столько же пропустила — 27.

В список «33 лучших» включили Б. Разинского (№ 3), Д. Багрича (№ 2) и Г. Апухтина (№3).

Летом в Москву приехал чемпион и обладатель Кубка Франции «Реймс», в составе которого были бронзовые призеры чемпионата мира Марш, Жонке, Копа, Венсан, Пьянтони и бомбардир-рекордсмен мирового футбольного форума Жюст Фонтэн. На поле Лужников команда московских армейцев безоговорочно переиграла звездных, но несколько самоуверенных французов — 3:0. Состав ЦСК МО: Разинский, Алешин, Ермолаев, Багрич, Линяев (Е. Крылов), Ковач, Апухтин, Дородных (Бровкин), Стрешний, Мамыкин, Беляев. Голы — Бровкин, Беляев, Стрешний.

Впервые параллельно национальной сборной была создана олимпийская, базовой для которой спортивное руководство определило команду ЦСК МО, а Б. А. Аркадьеву поручили готовить ее к отборочным играм. Из армейцев Борис Андреевич построил линию обороны. Так, ворота защищал Разинский (провел 4 матча), в защите играли Багрич (4) и Ермолаев (3), в средней линии — Линяев (3). Команда провела 4 матча с командами Болгарии (1:1 и 0:1) и Румынии (2:0 и 0:0) и в финальный турнир не прошла.
К сезону 1960 года армейцев опять готовили заслуженный тренер СССР Г.М. Пинаичев и заслуженный мастер спорта В.М. Бобров. Начальником команды был назначен подполковник Дмитрий Иванович Тепляков, работавший в начале 50-х годов в той же должности в футбольно-хоккейном ВВС. Состав практически не изменился. Отметим лишь переход из московского «Спартака» полузащитника Вячеслава Амбарцумяна и появление нового дублера Разинского Юрия Коротких из Нижнего Тагила.
ЦСКА — Центральный спортивный клуб армии

А 9 апреля 1960 года произошло знаменательное в жизни клуба и всего отечественного футбола событие. В газете «Красная звезда» была опубликована статья под заголовком «Новые названия армейских команд». Вот ее часть, касающаяся ЦСКА:

«Редакция газеты «Красная звезда» получила от читателей многочисленные письма, в которых вносились предложения изменить названия спортивных команд Центрального спортивного клуба Министерства обороны — «ЦСК МО», выступающих в состязаниях на первенство Советского Союза и в международных встречах.

Учитывая предложения воинов, широкой спортивной общественности и установившееся в печати обращение к командам Советской Армии — «армейцы», командованием признано целесообразным впредь именовать команды Центрального спортивного клуба Министерства обороны — командами «ЦСКА», что означает Центральный спортивный клуб армии…».

Первый матч под новым названием футбольная команда ЦСКА провела 10 апреля 1960 года в Тбилиси со «Спартаком» (Вильнюс) и выиграла со счетом 2:0. Это был матч первого тура чемпионата, начавшегося 9 апреля 1960 года.

В первенстве страны на начальном этапе участвовало 22 команды, разделенные на две подгруппы. Армейцы в соперничестве с киевским «Динамо», столичными «Спартаком», «Локомотивом» и другими заняли третье вслед за киевлянами и железнодорожниками место, выполнив задачу-минимум — выйти в финальную пульку. Силы участников розыгрыша были далеко не одинаковыми, поэтому было много, как сегодня сказали бы, «проходных» матчей. Тем не менее, нельзя не обратить внимания на результаты встреч ЦСКА с главными соперниками по подгруппе. «Локомотив» был дважды разгромлен с общим счетом 11:2 (5:1, 6:1), оба матча со «Спартаком» армейцы также выиграли — 2:0 и 1:0. Игру в Киеве выиграли хозяева — 2:0, а ответная, 19 июля в Лужниках, закончилась… впрочем, она не закончилась, а была прервана минут за 20 до конца при счете 2:1 в пользу «Динамо». Произошло вот что. Шла 65-я минута игры. На табло — 1:1 (Базилевич — Крылов), и тут судья Эдгар Клавс из Риги назначает 11-метровый (бесспорный) в ворота армейцев, которые в этом матче защищал Ю. Коротких. К мячу подходит Валерий Лобановский. Удар! Вратарь в прыжке мяч отбивает! Зрители ревут от восторга. Но судья невозмутимо разводит руки в стороны и вновь указывает на точку: «Перебить!». Шум трибун меняет тональность. Восторг сменился негодованием. Откуда ста тысячам зрителей, — а именно столько их собралось в жаркий день (во вторник!) в Лужниках, — было знать, что усмотрел в этом эпизоде Клавс. Диктор стадиона безмолвствовал. Позже стало известно, что, по мнению арбитра, наш защитник Багрич на мгновение раньше удара переступил линию штрафной площади. Со второй попытки Лобановский мяч забил. Трибуны продолжали негодовать. Атмосфера на поле также накалилась. По правому флангу киевской атаки прорывается Базилевич. В районе средней линии его атакует молодой армейский инсайд Крылов. Базилевич оказывается на газоне и не может подняться. Подбежавший Клавс красноречивым жестом отправляет Крылова в раздевалку — удаление. «Критическая масса» болельщицкого возмущения взорвалась! Лавина хлынула вниз, на поле. Основной мишенью толпы был, естественно, судья. Арбитра спасли, но восстановить порядок удалось не скоро. До сих пор непонятно, почему все-таки матч не доиграли. История сохранила отнюдь не спортивный результат этой игры: " - : +" не в пользу ЦСКА. Армейский игрок Крылов был дисквалифицирован на два года и в большой футбол уже не вернулся. У Базилевича вроде бы обнаружили перелом голени, и он до конца сезона играть не смог. Несколько десятков болельщиков были задержаны милицией и осуждены на 10-15 суток по недавно введенной статье «за мелкое хулиганство».

Логично было бы предположить, что игра ЦСКА после такого потрясения сломается, но последовали три победы в оставшихся матчах предварительного этапа: со «Спартаком» (Москва) - 1:0, «Беларусью» (Минск) — 2:1 и «Шахтером» (Сталино) — 4:0.

А вот финальный турнир, в котором результаты уже сыгранных матчей не учитывались, армейцы провели из рук вон плохо. Трем призерам они отдали 10 очков из 12. В десяти играх команда набрала всего 7 очков, забив 7 и пропустив 18 мячей. Итог — последнее, шестое место. Всего, без учета аннулированного матча, игроки ЦСКА забили 45 мячей, из них 12 на счету лучшего бомбардира В. Стрешнего.

Зато порадовали дублеры армейцев, победившие в своем турнире. Вот их состав:
вратари — Ю. Коротких, С. Басюк; защитники — В. Щербаков, Ю. Алешин, В. Носов, Ю. Олещук, М. Перевалов; полузащитники — И. Дуда, Е. Крылов, Е. Журавлев, Л. Щупаков; нападающие — Г. Силкин, В. Бровкин, М. Мустыгин, Д. Дубровский, В. Агапов, Г. Спиридонов, В. Латышев.

В середине сезона московские армейцы провели в Москве три товарищеских матча. 24 мая они победили английский «Шеффилд Уэнсдей» — 1:0, 1 августа разгромили западногерманскую команду «Боруссия» из Нейкирхена — 7:1, а две недели спустя потерпели поражение от бразильской «Байи» — 1:2. После завершения чемпионата армейцы выехали в турне по странам Юго-Восточной Азии, где провели девять игр. Во всех гости победили с общим счетом 47:4.

Один матч за национальную команду страны (со сборной Австрии) провел Г. Апухтин.
В списке «33 лучших» команда получила два третьих места в номинациях «левый защитник» (Д. Багрич) и «правый крайний нападающий» (Г. Апухтин).

По результатам сезона изменения были ожидаемы. Так и случилось: Г.М. Пинаичев, В.М. Бобров и Д.И. Тепляков были уволены.



1961 - 1962 гг.

"Бесков"

В 1961 году команду армейцев столицы возглавил «человек со стороны». Это был знаменитый в 40-50-е годы форвард московского «Динамо», позднее главный тренер московского «Торпедо», а с 1957 года — тренер легендарной лужниковской ФШМ, заслуженный мастер спорта Константин Иванович Бесков. Появился он в ЦСКА с подачи своего приятеля генерала П.М. Ревенко, командовавшего Сухопутными войсками. Помощником Бесков пригласил Владимира Николаевича Сучкова. Начальником команды стал заслуженный мастер спорта Владимир Николаевич Никаноров.

Полномочия дебютант получил небывалые. К тому же, человек не военный, Бесков мог без опаски в глаза любым воинским начальникам высказывать свое мнение. Для начала он потребовал коренных изменений материально-технической базы команды. В рекордно-армейские сроки было проведено приспособление части территории и сооружений санатория Министерства обороны «Архангельское» под тренировочную базу футбольной (а позже и хоккейной) команды ЦСКА. Рядом было построено вполне приемлемое по тем временам футбольное поле. Здесь без малого полвека тренировались армейцы.

К.И. Бесков начал создавать новую команду. Ушел в ростовский СКА В. Стрешний, в московский «Локомотив» — Д. Ковач, в киевское «Динамо» — Вит. Щербаков, в «Беларусь» — М. Мустыгин, в «Молдову» — Д. Дубровский, в команду г. Серпухова — Г. Силкин, Ю. Коротких, В. Агапов, в «Труд» (Тула) — В. Бровкин. После безуспешного лечения многочисленных травм перешел на тренерскую работу Ю. Беляев. Закончил выступления М. Перевалов.

Оставил новый тренер в коллективе тех, кто в той или иной степени соответствовал его игровым идеям. Это Б. Разинский, Д. Багрич, А. Мамыкин, В. Дородных, Э. Дубинский, В. Амбарцумян, Е. Журавлев, Г. Апухтин, В. Латышев, Н. Линяев, М. Ермолаев.

Вакансии заполнили опытные игроки — центральный защитник Анатолий Федотов из алматинского «Кайрата», полузащитник Юрий Ковалев из киевского «Динамо», полусредний нападающий, игрок сборной, чемпион Европы Валентин Бубукин из московского «Локомотива», левый край из московского «Торпедо» Кирилл Доронин, центр нападения Саркис Овивян из ереванского «Спартака». А также молодежь — вратари Василий Иванов («Спартак», Москва) и Станислав Кананин («Труд», Глухово), центральный защитник Альберт Шестернев (молодежная команда ЦСКА, воспитанник школы московского «Локомотива»), выпускники ФШМ — сын Григория Ивановича Федотова — Владимир, два его тезки — Романов и Фомичев. Зачислен был в штат команды и воспитанник школы ЦСКА нападающий Владимир Поликарпов. В большинстве своем они стали игроками дубля. Лишь 18-летний Федотов, выйдя 14 апреля в Ереване против «Арарата», дебютировал ярко, став на долгие годы игроком-символом ЦСКА.

Как и предыдущий, чемпионат страны-1961 проводился с предварительным этапом. Теперь из двух подгрупп по 11 команд в финальную часть выходили по пять претендентов с багажом всех набранных очков. Как и год назад, в подгруппе вместе с армейцами выступали земляки-спартаковцы и киевляне. На этом этапе ЦСКА выступал блестяще: 29 очков из 40; мячи — 55:28, и — первое место. Финальную пульку армейцы провели несколько лучше, чем в 1960-м, но до пьедестала почета опять чуть-чуть не хватило — всего двух очков.

Основной состав К.И. Бесков определил довольно скоро: в воротах — Иванов, в защите — Дубинский, Шестернев, Багрич, в средней линии — Дородных и Журавлев (Ковалев), в нападении — Апухтин, Мамыкин, Овивян (Федотов), Бубукин (Амбарцумян), Доронин.
Отметим два дебюта футболистов, которым впоследствии суждено было стать знаковыми фигурами в истории армейского футбола.

8 мая армейцы встречались с московским «Динамо». В этой игре тяжелую травму получил один из новичков ЦСКА центральный защитник А. Федотов. Его заменил В. Дородных, а в следующей игре, состоявшейся 13 мая с «Молдовой», эту позицию занял 19-летний, мало кому известный, худой и долговязый Алик Шестернев. Занял прочно и надолго, со временем став капитаном ЦСКА и сборной страны, заслуженным мастером спорта, бронзовым призером восьмого чемпионата мира, чемпионом СССР 1970 года. Как и его знаменитый предшественник, Анатолий Башашкин, он был лучшим стоппером советского футбола на протяжении целого десятилетия.

Воспитанник ФШМ Володя Федотов уже с лета 1960 года привлекался к играм дубля ЦСКА. Бесков не форсировал карьерный рост любимого ученика. Все, чему его научили в лужниковской школе, и чем одарила его наследственность (а кроме отца, это еще известные в 40-е годы футболисты Василий, Георгий и Виктор Жарковы, родные братья матери), могло при неосторожном обращении пойти юному дарованию во вред, а то и вовсе загубить талант. Тем более что в распоряжении Константина Ивановича был мощный и результативный центрфорвард Саркис Овивян, а при необходимости на этой позиции мог сыграть и Алексей Мамыкин. В том чемпионате Федотов провел всего 12 игр за главную команду и при этом стал с 10 голами вторым по результативности вслед за Алексеем Мамыкиным (18 голов в 29 играх). Кстати, три из них юный форвард забил в том же матче с кишиневской «Молдовой».

Говоря о переменах в команде, нельзя обойти молчанием неожиданный для болельщиков уход из команды Бориса Разинского, случившийся в разгар чемпионата. У известного голкипера со многими наставниками возникали трения из-за его страстного желания поиграть в нападении. Но если прежде подобные ситуации разрешались благополучно, то теперь…

«Поехали мы на сборы в ГДР, — вспоминает Б.Д. Разинский, — и там у меня возник с тренером первый конфликт из-за того, что я немного опоздал к отбою. Этот конфликт замяли. Начал вкалывать. Бесков сам с вратарями работал. Тогда я еще не знал о непреклонности характера Константина Ивановича и все время лез со своими репликами и замечаниями. Серия мелких стычек получила логическое завершение: мне объявили, что я отчислен из команды… из-за плохого зрения.

Не то, чтобы я обиделся. Все, может быть, к лучшему, но был момент, когда у меня на душе стало тяжело. После того как я отдал клубу 10 лет, пришел человек, который меня в расцвете сил из команды, из основного состава отчислил не по причине плохой игры, а из-за того, что я якобы плохо вижу! А я после этого еще 12 лет отыграл.

Конечно, в ЦСКА я только вратарем бы и закончил. Я вперед пошел потому, что вратарем-то себя никогда не считал. Я мальчишкой все время в нападении играл, забивал много. Это мне нравилось. Для меня примером тогда, в 40-е годы, был Бобров. А в воротах я совершенно случайно оказался.

В том гарнизоне, в Калининской области, где отец служил с 47-го по 51-й год, пока я школу не окончил, кроме спорта, заняться было нечем. Каждый вечер играли в волейбол. Молодые летчики после полетов приходили на площадку, которая там была. Весь гарнизон собирался, публики было много. Вот мы там и сражались. Полк на полк. За взрослую команду я и еще двое парней играли. Мы же там, в деревне этой, всеми видами спорта занимались: и волейболом, и футболом, и акробатикой, и другими. Но это все на любительском уровне, для себя. А когда в Москву приехал, сразу попал в волейбол. Стал играть за первый курс института физкультуры и сразу же попал в сборную Москвы, в компанию к Чеснокову, Коваленко, Лобанову, к тем, кто, потом за сборную Союза играл.
Но футбол мне больше нравился. В Москве в первый же день побежал в Сокольники посмотреть на тренировку ЦДСА. Три часа ждал, пока они приедут. А после стоял в толпе за воротами и смотрел, как мои кумиры отрабатывали удары. И бросался, чтобы подать мяч. А они били и били. В один из моментов Никанорова уже «отработали», а Чанов по какой-то причине вышел из ворот. И мы сразу человек пять — туда. Один мяч мне в красивом прыжке удалось взять. Тогда Федотов с Аркадьевым всех остальных из ворот выставили, стали меня проверять. После записали координаты, сказали, что найдут.
И нашли. В январе 52-го впервые ехал в армейском автобусе в Фили, на тренировку. И никому не говорил, что не вратарь я вовсе, что это все у меня от волейбола, а по природе, по пристрастию я — центр нападения. Молчал — радовался, что хоть кем-то взяли. Так в воротах и остался.

О Федотове у меня воспоминания самые теплые. Он мне много дал. Удар у него был — куда хотел, туда и бил, на какой угодно высоте. Говорит мне: «Не разбейся, милый!». И кладет мячи впритирку к штанге, я за ними сигаю на четыре метра. Вот это была индивидуальная работа!

После Олимпиады 52-го года Аркадьев поставил меня за дубль, но тут подоспел печально знаменитый разгон «команды лейтенантов», и нас распихали кого куда… Башашкин, Исаев (из ВВС. — Ред.), Перевалов и я попали в «Спартак». Здесь я впервые сыграл за основной состав. А уже на следующий год, в 1954-м, возродился ЦДСА, и мы вернулись. Вратарями были Никаноров и я, но я его уже «подпирал», и он это чувствовал. Но все же относился ко мне очень доброжелательно, помогал, поддерживал, и я ему навек благодарен.

Год спустя уже попал в сборную, затем вообще крупно повезло: поехал в Мельбурн на Олимпиаду. А говорю «повезло» потому, что много других сильных вратарей было в то время — Ивакин, Беляев, Макаров, Маслаченко, не говоря уже о Яшине…».

Разинский ушел в «Спартак». И надо было такому случиться, что первая же игра в новой команде — с ЦСКА. Закончилась она со счетом 2:1 в пользу «Спартака». После игры в тоннеле под трибунами они встретились. Вратарь не без злорадства посмотрел на своего бывшего наставника…

В традиционном списке «33 лучших» за 1961 год четверо армейцев: под № 1 — правый защитник Э. Дубинский и правый полузащитник В. Амбарцумян; под № 2 — центральный защитник А. Шестернев и левый полусредний А. Мамыкин.

В первой сборной СССР дебютировали защитники Дубинский и Шестернев, нападающие

Мамыкин и Амбарцумян. За главную команду выступали также Бубукин и Апухтин.
Неблестящее выступление в финальной пульке в минувшем сезоне заставило главного тренера продолжить эксперименты с составом. Были освобождены Бубукин, Ковалев, Овивян, вратари Иванов и Востроилов, травмированный А. Федотов. После чемпионата мира в Чили надолго выбыл из строя Дубинский. Закончил играть Ермолаев. Пришли в команду вратарь из вильнюсского «Жальгириса» Ионас Баужа и защитник из Баку Вячеслав Семиглазов, нападающий Борис Орешников, вернулся из ростовского СКА Владимир Стрешний.

Продолжались и опыты по определению идеальной системы проведения чемпионата страны. На этот раз из двух подгрупп предварительного этапа в финал выходили по шесть претендентов, но теперь с очками, набранными только в играх между собой.

Армейцы выступили по уже традиционной формуле: отлично на предварительном этапе — 2-е место после киевского «Динамо» (28 очков из 40; мячи — 28:9) и, увы, блекло в финальной пульке — 4-е место (12 из 24; 11:13). Вновь, чтобы занять место на пьедестале, им не хватило двух очков. Лучшим бомбардиром стал В. Федотов — 6 голов (из 39).

Среди «33 лучших», как и год назад, четверо армейцев, все — защитники: Э. Дубинский (№ 1), А. Шестернев (№ 2), В. Семиглазов и Д. Багрич (оба — № 3).

Дебютировал в ЦСКА вчерашний дублер левый полусредний В. Поликарпов. Участниками VII чемпионата мира, проходившего в Чили, стали Э. Дубинский и А. Мамыкин. В первом же матче в подгруппе с югославами их нападающий Муич нанес тяжелейшую травму Дубинскому, который почти на год выбыл из строя. Мамыкин забил один из двух мячей уругвайцам в последней игре группового турнира.

В «международной деятельности» команды ЦСКА отметим турне по Франции, где армейцы провели три матча с «Реймсом» (0:1), «Рэсингом» (1:5) и сборной Западной Франции (0:2).

Кредит доверия у генералитета Бесков исчерпал.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 10:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


1963 - 1969 гг.

"Лейтенанты и генералы"

Накануне сезона 1963 года власть на тренерском мостике команды ЦСКА на целое десятилетие перешла в руки «лейтенантов» 40-50-х годов. Первым стал заслуженный тренер Украины Вячеслав Дмитриевич Соловьев, который привел в 1961 году к первому «золоту» киевское «Динамо». Он сосредоточил в своих руках обязанности главного тренера и начальника команды, пригласив помощниками еще двух «лейтенантов» — заслуженных мастеров спорта Владимира Николаевича Никанорова и Виктора Александровича Чистохвалова. Одновременно В.Д. Соловьев был назначен главным тренером олимпийской сборной.

Новый тренер — и снова перемены в составе. Из тех, кто составлял основу команды в 1962 году, ушли Б. Орешников — в одесский «Черноморец», К. Доронин — в СКА (Ростов-на-Дону) и Е. Журавлев, в середине сезона перешедший в столичное «Торпедо». Подкрепление пришло солидное: вратарь Анатолий Глухотко, хавбек Николай Маношин и нападающий Валентин Денисов (все — из московского «Торпедо»), вратарь Игорь Фролов и защитник Борис Петров из столичного «Спартака», нападающие Юрий Басалик из «Динамо» (Киев) и Николай Каштанов из «Авангарда» (Харьков). В основном составе армейцев впервые появился воспитанник московского «Динамо» защитник Владимир Пономарев. С его дебютом связана одна из цээсковских легенд. Впрочем, возможно, так и было.

Пришел Пономарев к армейцам при К.И. Бескове нападающим, год играл в дубле. Все, что положено форварду — скорость, дриблинг, выбор позиции, удар, — все было при нем. Забивал, правда, нечасто. Смотрел, смотрел на него Бесков да и махнул рукой. А тут снимают тренера. Пришел Соловьев. Тоже посмотрел на Пономарева раз, другой и говорит: «Хватит тебе в дубле сидеть. В следующей игре в основе выйдешь. Правым защитником». — «Да, что вы, Вячеслав Дмитриевич, — всполошился футболист, — я же вам всю игру провалю!». А Соловьев ему: «Во-первых, не ты провалишь, а я, ведь я же тебя ставлю в защиту, а во-вторых, завтра мы с тобой на макете все посмотрим, чего не поймешь, объясню». А игра предстояла с тбилисским «Динамо», где на левом краю играл сам Миша Месхи.
О чем говорили у макета Соловьев с Пономаревым, осталось тайной. А вот то, что тренер грузинской команды легендарный «Хитрый Михей» — Михаил Иосифович Якушин после первого тайма тезку своего Месхи заменил, это уже не легенда, а, как говорится, голый факт. «Съел» Володя Пономарев своего знаменитого визави.

Через год Пономарев и Месхи встретились в сборной СССР, а в 1966-м оба удостоились бронзовых медалей на чемпионате мира в Англии.

А чемпионат СССР вернулся к классической формуле: 20 команд играли в два круга.
Армейцы, к сожалению, выступили еще хуже, чем при К.И. Бескове. Команда мало влияла на ход борьбы за медали, заняв в итоге 7-е место (45 очков из 76; мячи — 39:27).

Основная нагрузка в сезоне (чемпионат, Кубок СССР, сборные — первая и олимпийская) пришлась на вратаря Баужу, защитников Дубинского, Пономарева, Шестернева, Багрича, Семиглазова, полузащитников Линяева, Маношина, Дородных, форвардов Поликарпова, Игоря Грекова (воспитанника московского «Спартака», два сезона игравшего в армейском дубле), Федотова, Каштанова, Мамыкина. Главным бомбардиром армейцев вновь стал Федотов — 8 голов. Денисов и Поликарпов забили по 6, Греков — 5 мячей.

Трех защитников ЦСКА, игроков сборных, включили в список «33 лучших». Дубинского и Шестернева — под № 1, Пономарева — под № 3.
В товарищеских играх армейцы победили в Москве турецкую команду «Генчлербирлиги» — 4:1, в ГДР сыграли вничью с «СК Лейпциг» — 1:1, потерпели поражение от олимпийской сборной хозяев — 0:1 и выиграли у «СК Потсдам» — 2:1. Под руководством В.Д. Соловьева команда начала подготовку к сезону-1964. Закончил играть В. Стрешний. Ушли в СКА (Ростов-на-Дону) А. Глухотко, А. Мамыкин и Н. Линяев.

Николай Андреевич Линяев — одна из знаковых фигур армейской команды Москвы 50-60-х годов. Начинал он юношей в 1945 году в челябинской «Энергии», потом играл в местном «Авангарде» и, наконец, в свердловском ОДО, откуда его взяли в главную армейскую команду. Поиграл он у нас и в полузащите, и в центре защиты и на обеих позициях был неуступчив и очень надежен. Два сезона был капитаном команды.

«Я пришел в команду перед сезоном 1957 года, менял Башашкина Анатолия Васильевича, — вспоминает Николай Андреевич. — А получилось как? Я откровенно говорю, Америку не открываю. Я молодой был, а он уже на сходе. Не хочу ничего плохого о нем сказать, но он хитрый был: вот ожидается тяжелая игра — он раз и заболел. Мы играем, а он заболел. Ответственная игра — ставят меня защитником. На полузащитника ставят другого. Как только он выздоровел, меня — обратно, в полузащиту. Ну, раз заболел, два заболел, его и не стали ставить.

У нас команда очень дружная была, коллектив был хороший. Я с Багричем и с Дубинским дружил, особенно с Дубинским. Их забирали из Харькова к нам в Свердловск, а потом — в ЦСКА. Меня-то и Васю Бузунова раньше взяли. Вася уже был в ЦСКА, потом его отчислили и сослали к нам, в Свердловск.

Хорошая была команда. И, что особенно важно, честью своей ребята дорожили. Вот играем в Тбилиси. Для тех игра все решала: выиграют — у них «серебро», а проиграют, так и «бронзу» не получат. Впереди, помню, у нас играли Володя Агапов, Володя Федотов, Герка Апухтин и Стрешний. Игра была тяжелая. А Бесков, он был тренером, и говорит: «Ребята, у меня сегодня день рождения. Можете вы меня не опозорить?» Я говорю: «Константин Иванович, когда мы вас подводили?» И мы у них 1:0 выиграли. Ух, что там тбилисцы делали!.. Но никто не подошел с предложением взятки какой-нибудь или чего-то еще. Уже после игры я как капитан поинтересовался: «Чудаки, нам же эта игра ничего не давала. Что ж вы не подошли?» А они говорят: «Нет. За что мы вас, бойцов, любим, это за то, что вы никогда игры не сплавляете». У нас у всех такой характер был.

Если бы тренеров не меняли, мы бы могли все выиграть. А вот только начнем что-то, соберемся, и раз — тренера поменяли. Мне их пришлось немало «пережить». Я пришел при Пинаичеве Григории Марковиче, потом пришел Аркадьев, потом — опять Пинаичев, потом — Бесков, Соловьев… Представляете, сколько нервов? Ведь каждый свои мысли имеет, к каждому привыкать надо, каждый переучивает по-своему… Я, как бывало, резко сыграю, все начинают писать, что Линяев — грубиян. Вот «Бес» пришел и говорит: «Коля, я все понял. На тебя писать никто не будет. Твое дело — играй!». А мы играли с кем-то на «Динамо». И он сажает просмотровую комиссию и говорит: «Вот, следите, записывайте, сколько раз Линяев правила нарушит». А они все пишут: где-то толчок плечом, а они считают — нарушение. И потом стали проверять. Те говорят: «Он девять нарушений сделал». А «Бес» им: «Он сделал два нарушения и те, которые вы не заметили».

Я всю жизнь проиграл без щитков. Я, защитник, и не знал, что такое щитки! А на меня — писали…».

Появление перед сезоном в команде нового нападающего — Бориса Казакова из куйбышевских «Крыльев Советов» оказалось самым ценным приобретением ЦСКА. Дуэт форвардов Федотов — Казаков на несколько лет обеспечил результативную игру армейской атаки.

Если в прежние годы армейцы резво начинали, а на финише им не хватало сил поддержать взятый темп, то в сезоне 1964 года они очень слабо стартовали: в 8 матчах — 2 победы и 4 ничьи, то есть 8 очков при соотношении мячей 5:7. Справедливости ради заметим, что в марте-апреле ЦСКА играл на выезде, а в первом же домашнем матче 2 мая с земляками — автозаводцами армейцы одержали победу 2:1. Затем последовали ничья в Минске, победа над московским «Спартаком» (1:0) дома и… отставка главного тренера.
У руля встал следующий «лейтенант» — подполковник, заслуженный мастер спорта Валентин Александрович Николаев, работавший с начала сезона помощником прежнего тренера. В.А. Николаев после 1953 года оставил футбол, окончил Академию бронетанковых войск, служил в боевых частях, а десять лет спустя вернулся в родной клуб. Вторым тренером остался В.А. Чистохвалов.

Смена тренера, как это нередко бывает, встряхнула команду. Если основные проблемы в начале сезона возникали в линии атаки, то с приходом Николаева эффективность нападения возросла многократно. Лучшим бомбардиром ЦСКА и всего чемпионата стал В. Федотов, установивший личный рекорд результативности — 16 голов и повторивший в матче с ярославским «Шинником» (10:2) клубный рекорд Всеволода Боброва — 4 гола в одной игре. Кстати, и эти 10 голов до сих пор лучшее командное достижение армейцев столицы в чемпионатах страны. Вторым по результативности стал Б. Казаков — 9 голов. Команда ЦСКА после шестилетнего перерыва заняла третье призовое место в чемпионате СССР.

В основном составе чаще других выходили на поле вратарь Баужа, защитники Пономарев, Шестернев, Багрич, Семиглазов, полузащитники Федотов, Поликарпов, Дородных, Маношин, нападающие Басалик, Казаков, Денисов, Каштанов, Быстров.

Пять армейцев — в списке «33 лучших»: под № 1 — защитники В. Пономарев и А. Шестернев, под № 3 — полузащитник Н. Маношин и нападающие В. Федотов и Б. Казаков.

В сборной страны Шестернев продолжал прочно удерживать позицию центрального защитника, участвовал в финальном матче чемпионата Европы с Испанией. Позже к нему на правом фланге обороны присоединился Пономарев. «Бронзу» армейцы защитили и в 1965-м. Правда, отрыв от второго места составил целых 12 очков.

Из команды выбыли В. Семиглазов (вернулся в Баку), И. Греков (в «Зарю», Луганск), уехал в СКА (Одесса) Э. Дубинский. Покинул клуб и ветеран Г. Апухтин.
В основном составе появился новый вратарь Лев Кудасов из СКА (Новосибирск). В нападении справа заиграл Александр Шиманович из кишиневской «Молдовы». Дебютировал в «основе» воспитанник армейского клуба защитник Николай Антоневич, получивший приз «Лучшему дебютанту сезона». Кроме В.А. Чистохвалова появился и еще один помощник главного тренера — М.И. Ермолаев.

Как и в минувшем году, в турнире участвовало 17 команд. Армейцы одержали 14 побед, 10 матчей свели вничью и 8 раз покидали поле «на щите». Забили 38 мячей (из них 15 — Казаков и 7 — Федотов), пропустили 24. Пономарев и Шестернев, как и год назад, — первые номера, Д. Багрич — третий в списке «33 лучших».

Команда ЦСКА впервые выиграла «Приз справедливой игры». За весь чемпионат армейцы получили всего одно (!) предупреждение.

Сборная СССР проводила отборочные матчи к VIII чемпионату мира. Армейцы делегировали туда Пономарева, Шестернева и Казакова.

Два года подряд команда — на пьедестале почета. Но тренерскому штабу спокойно работать не дают. В конце 1965 года, как вспоминает В.А. Николаев, его пригласили в Спорткомитет Министерства обороны и в неофициальной форме предложили взять к себе в помощники некоего молодого офицера. Тренер ответил, что у него в помощниках прекрасные работники — В.А. Чистохвалов и М.И. Ермолаев. Больше ему не надо. Ладно. Прошло некоторое время. Снова предлагают взять того же молодого офицера. Снова Николаев отвечает отказом. Подполковник Николаев чего-то не понял. Ему генерал предлагает взять в помощники молодого офицера, а подполковник отказывается.

«Моя несговорчивость, — вспоминает В.А. Николаев, — видимо, пришлась начальству не по вкусу. А тут представился удобный случай избавиться от строптивого подчиненного. Органы ОБХСС после сезона взялись за проверку финансового хозяйства московских команд мастеров, особое внимание уделив проведению ими товарищеских игр и получению за это гонораров. Тогда, как вы помните, наши команды считались «любительскими», игроки жили на скромные стипендии или воинское жалованье, и тренеры иногда использовали товарищеские матчи для того, чтобы хоть как-то поощрить футболистов материально. Злоупотреблением, мздоимством здесь, понятно, и не пахло. Поэтому тренеров всех коллективов предупредили о том, что инструкцию надо впредь выполнять неукоснительно. На этом дело для всех кончилось. Для меня же только началось».

Некий политработник доложил «наверх», что Николаеву якобы объявлен партийный выговор, появилась газетная публикация о «нравах, чуждых советскому обществу, и рвачестве». «Наверху», получив информацию, разобрались с ходу: «Ну, что ж, подполковник, поедешь на Дальний Восток, там тоже надо поднимать футбол. 15 суток на сборы. Можете идти!».

Команду принял Сергей Иосифович Шапошников, проведший 4 матча за ЦДКА 40-х годов, потом тренер окружных команд Одессы и Львова, с которыми добивался заметных успехов, неоднократно завоевывал с ними звание чемпионов Украины, заслуженный тренер УССР, воспитавший немало способных футболистов. Вторым тренером стал Ю.И. Беляев.

Из ЦСКА перешел в СКА (Львов) Ю. Басалик, в харьковский «Авангард» уехал Н. Каштанов, в московское «Торпедо» отправился В. Денисов. Закончили играть В. Дородных и В. Фомичев. С.И. Шапошников пригласил в ЦСКА способных молодых

ребят — защитника Владимира Капличного, нападающих Степана Варгу и Богдана Грещака из СКА (Львов), нападающего Иштвана Секеча из СКА (Одесса), защитника Юрия Истомина из СКА (Киев).

Обратите внимание: за пять лет до «золота» 1970 года в составе ЦСКА уже пятеро будущих чемпионов — Шестернев, Капличный, Истомин, Федотов и Поликарпов. Во многом из-за событий, предшествовавших сезону 1966 года, команда стартовала слабо. Но постепенно обстановка нормализовалась. Опытный воспитатель, С.И. Шапошников сосредоточил усилия своих подопечных на главном — игре. Уже к концу первого круга армейцы были в лидирующей группе, а не провали они осенний матч с киевлянами, кто знает, может, и в третий раз подряд взошли бы на пьедестал.

Итог: пятое место (41 очко из 72; мячи — 60:45). Лучший бомбардир — вновь

Б. Казаков — 15 голов, С. Варга и И. Секеч — по 11, В. Поликарпов — 8, В. Федотов — 7. Отменная результативность. Многовато пропускали. Но причина тому была. Ведущие игроки обороны армейцев Шестернев и Пономарев, призванные в сборную страны, не участвовали в предсезонной подготовке со своей клубной командой, а проводили бесконечные контрольные матчи, которых вместе с играми чемпионата мира набралось более 30. За клуб Шестернев сыграл всего 14 раз, Пономарев — 8. В матчах внутреннего календаря защита армейцев чаще всего выглядела так: Истомин, Антоневич, Капличный, Багрич. Вместе они играли первый год. В воротах — Баужа или Кудасов, в полузащите —воспитанник клуба Поликарпов и опытный Маношин или дебютант Виталий Поляков, четверка форвардов выглядела примерно так: Варга, Казаков, Федотов и Секеч (Грещак, Шиманович).

В списке «33 лучших» — первые номера сборной, бронзовые призеры ЧМ-66
В. Пономарев и А. Шестернев, под № 2 — Д. Багрич.

В начале 1967 года было опубликовано постановление о присвоении почетных званий футболистам и тренерам сборной команды СССР — полуфиналисту VIII чемпионата мира. В числе пяти игроков, удостоенных звания «Заслуженный мастер спорта СССР» был центральный защитник ЦСКА и сборной Союза Альберт Алексеевич Шестернев.

В новый сезон команда ЦСКА вступила без И. Секеча, Б. Казакова и Б. Грещака, отбывших соответственно в одесский «Черноморец», куйбышевские «Крылья Советов» и львовские «Карпаты», а также закончившего играть Н. Маношина. Из новичков, пришедших в клуб, в основном составе закрепились полузащитники из армейских команд Аркадий Панов (Одесса) и Тарас Шулятицкий (Львов), а также Анатолий Масляев из горьковской «Волги». Линия атаки пополнилась армейцами Львова Владимиром Дударенко и Ромуальдасом Юшкой (воспитанник литовского футбола) и Виталием Раздаевым из Новосибирска. Один матч в «основе» провел Валентин Уткин из «Звезды» (Серпухов).

XXIX чемпионат страны в первой группе класса «А» стартовал 2 апреля 1967 года. Вот результаты старта армейцев: в Ташкенте — 1:1, в Алма-Ате — 1:0, в Тбилиси — 0:1, в Кутаиси — 3:1, в Куйбышеве — 0:0, в Москве с «Зарей» — 1:2, с «Локомотивом» — 0:1, с «Торпедо» (Москва) — 1:2, со «Спартаком» — 1:2, с «Динамо» (Москва) — 0:2. Итог: в 10 матчах 6 очков, 17-е место и — отставка С.И. Шапошникова. Две недели его обязанности исполнял Алексей Петрович Калинин, защитник довоенного ЦДКА, долго работавший главным тренером Вооруженных Сил. С начала июня в должность вступил третий «лейтенант» — Всеволод Михайлович Бобров. Его помощниками, кроме Ю.И. Беляева, стали Николай Алексеевич Маношин и Алексей Иванович Мамыкин. Буквально за месяц до этого В.М. Бобров привел к чемпионским медалям хоккеистов столичного «Спартака», ставшего при Боброве «почти равным» легендарной команде Анатолия Тарасова. К концу первого круга армейцы несколько поправили турнирное положение. Последовали три подряд победы: дома над минским «Динамо» (1:0), в Ленинграде над «Зенитом» (1:0), в Ереване над «Араратом» (2:0). На промежуточном финише красно-синие занимали уже 12-е место.

Новый тренер отказался от услуг еще двух игроков: в одесский «Черноморец» убыли

А. Шиманович и С. Варга. Оптимальный состав команды выглядел примерно так: Кудасов — Истомин, Шестернев, Капличный, Багрич — Панов, Шулятицкий — Масляев, Поликарпов, Федотов, Дударенко.

В с мая по ноябрь проходил очередной розыгрыш Кубка СССР, в котором команда ЦСКА последовательно одержала победы над симферопольской «Таврией» (3:0), киевским «Динамо» (3:0), московским «Локомотивом» (1:0) и бакинским «Нефтяником» (0:0 и 2:0) и вышла в финал, где встретилась со старыми соперниками — динамовцами Москвы. Игра состоялась 8 ноября в Лужниках. К этому моменту «Динамо» входило в лидирующую группу, а у армейцев проблем и с игрой, и с составом был еще непочатый край.

Команды вышли на поле в таких составах:
«Динамо»: Л. Яшин (М. Скоков), В. Штапов, Г. Рябов, В. Зыков, В. Маслов, В. Аничкин, И. Численко, Вад. Иванов, Ю. Вшивцев, Г. Гусаров, Г. Еврюжихин (В. Козлов).

ЦСКА: Л. Кудасов, Ю. Истомин, А. Шестернев, Д. Багрич, В. Капличный, А. Панов, Т. Шулятицкий, А. Масляев (Р. Юшка), В. Федотов, В. Поликарпов, В. Раздаев.

В дебюте матча, который собрал около 80 тысяч зрителей, армейцы имели две возможности открыть счет. На 6-й минуте Поликарпов после подачи углового пробил в штангу, на 8-й — мяч, посланный Федотовым, забирает в нижнем углу Яшин. Но вот прошло еще три минуты, динамовцы подают угловой, и Гусаров технично отправляет мяч в сетку — 1:0. Армейцы бросаются отыгрываться. По воротам Яшина бьют Раздаев, Масляев, Панов — все тщетно: мяч или минует ворота, или становится добычей первого вратаря СССР. Инициатива в игре постепенно переходит на сторону бело-голубых. Армейские игроки кажутся усталыми, их действиям недостает свежести, скорости, осмысленности. В конце тайма Вшивцев, преследуемый Шестерневым и Капличным, выходит с мячом на линию штрафной и неожиданно решает пробить. Мяч, коснувшись ноги капитана армейцев, влетает в угол — 2:0. С началом второго тайма армейцы снова ринулись на ворота Яшина. Опасно бьют Поликарпов, Багрич, выходят на ударные позиции Федотов, Раздаев, но… В одной из контратак Численко обходит Шестернева, тот нарушает правила. Штрафной. Маслов навешивает на линию вратарской, там высоко выпрыгивает Аничкин и головой направляет мяч под перекладину. Кудасов бессилен — 3:0. Шла 75-я минута игры…

В конце года был по традиции опубликован список лучших футболистов страны, но выглядел он необычно: все 33 фамилии расположились по алфавиту, без учета номинаций. В него вошли два армейца — А. Шестернев и Ю. Истомин. Оба защитника участвовали в играх сборной СССР, причем Истомин провел свои первые три матча в ее составе.

Изменения в составе ЦСКА перед юбилейным, ХХХ розыгрышем первенства страны характерны тем, что имя главного тренера армейцев привлекло в команду немало сильных мастеров. Так появились в составе игроки сборной страны вратарь Юрий Пшеничников из «Пахтакора» и защитник Валентин Афонин из ростовского СКА. Из армейской команды Львова пришел Марьян Плахетко, очень перспективный защитник с великолепными физическими данными, ставший на многие годы дублером А. Шестернева сначала в клубе, а позднее и в сборной. Вернулся из столичного «Торпедо» блеснувший еще в 1963 году (2 гола в четырех матчах) воспитанник ФШМ форвард Владимир Щербаков.

Уехали в харьковский «Металлист» полузащитник Аркадий Панов, нападающие Ромуальдас Юшка и воспитанник армейского клуба нападающий Виталий Поляков. После первого круга в ростовский СКА был отправлен защитник Николай Антоневич.
Практически всю первую половину сезона отсутствовали в команде Пшеничников, Истомин, Шестернев, Капличный и Афонин. Сборная СССР готовилась к решающим встречам чемпионата Европы-68. Игры внутреннего чемпионата шли параллельно с контрольными и официальными матчами национальной команды.

За время отсутствия «сборников» (11 игр) команда набрала 11 очков при трех победах, пяти ничьих и трех поражениях и соотношении мячей 9:9. Только собрав оптимальный состав, В.М. Бобров повел команду в бой за медали. Имея крепкие тылы, армейцы стали намного активнее вести атаки. В результате к концу сезона в их копилке оказалось 50 забитых мячей и 50 набранных очков. Столько же очков набрали автозаводцы. У армейцев и побед, и забитых мячей было больше, но исход борьбы за третью строчку в таблице чемпионата решили результаты личных встреч. А они были не в пользу красно-синих — 0:2 и 0:3.

Лучшим бомбардиром команды стал В. Поликарпов —10 голов. Юрий Пшеничников завоевал приз журнала «Огонек» как лучший вратарь сезона. Марьян Плахетко был признан одним из лучших дебютантов.

В списке «33 лучших» — вся оборона ЦСКА (и сборной СССР): Ю. Пшеничников (№ 2), Ю. Истомин (№ 2), А. Шестернев (№ 1), В. Капличный (№ 2), В. Афонин (№ 1).

Чемпионат страны в 1969 году вновь проводился по двухступенчатой системе. Из двух подгрупп по 10 команд в финальный турнир выходили семь с очками, набранными в играх с будущими финалистами.

Главный тренер продолжал серьезную селекционную работу. Были приглашены из «Пахтакора» агрессивный форвард, лучший бомбардир прошлого чемпионата Берадор Абдураимов и полузащитник Вячеслав Солохо. Обоих очень не хотели отпускать ни спортивные, ни партийно-государственные руководители самой хлопковой республики Союза. Но оба хотели играть «у Боброва». Из хабаровского СКА по рекомендации В.А. Николаева приехал замечательный центрфорвард, воспитанник уральского футбола Борис Копейкин. Юрию Вшивцеву, тоже нападающему, из столичного «Динамо» добираться «к Боброву» было куда проще: только Ленинградский проспект пересечь. Из СКЧФ (Спортивный клуб Черноморского флота, Севастополь) приехал вратарь Владимир Астаповский, из Уфы — нападающий Владимир Старков, из киевского СКА — защитник Анатолий Самсонов. Выбыли П. Адамов (в СКА, Хабаровск), В. Раздаев (в «Кузбасс», Кемерово), Л. Кудасов (в СКА, Ростов), И. Баужа (в «Динамо», Москва), В. Щербаков (в «Политотдел», Ташкентская обл.). Уже в разгар сезона ушел в московское «Динамо» Т. Шулятицкий.

Во время подготовки к чемпионату команда вновь целый месяц провела в отсутствие «сборников» Шестернева, Пшеничникова, Капличного, Пономарева и Абдураимова.

А. Шестернев и В. Капличный участвовали в отборочных матчах к IX чемпионату мира. Ю. Пшеничников и В. Пономарев выступали в весенних товарищеских матчах, но оба, травмировавшись, выбыли из строя, причем В. Пономарев и вовсе был вынужден завершить выступления на футбольном поле. Редко появлялся в составе В. Федотов.
На первом этапе (18 туров) армейцы в соперничестве с киевским, московским «Динамо» и другими заняли второе место с 24 очками из 36 возможных; мячи — 18:8. Трудно объяснить неудачу команды в финальном турнире. Она стартовала, разделяя с тбилисским «Динамо» 3-4-е место, и в первом круге одержала четыре победы над тбилисцами, «Зенитом», «Шахтером» и «Торпедо» (Кутаиси), сыграла вничью со столичным «Спартаком» и минским «Динамо» и проиграла в который раз землякам-автозаводцам — 0:3 (самое крупное поражение в сезоне). Было забито 7 мячей, пропущено — 5. Не так плохо, ведь впереди было семь матчей, и все еще можно было улучшить, но…

Во втором круге команда четырежды проиграла и трижды сыграла вничью, не поразив ни разу (!) ворота соперников. Особенно чувствовалось отсутствие диспетчера армейцев Владимира Федотова. По-видимому, именно в этом крылась одна из причин низкой результативности команды. Вторая, возможно, заключалась в том, что так и не нашли общего языка такие разные игроки атаки, как Абдураимов, Копейкин, Вшивцев, Жигунов и Дударенко.

Армейцы в итоге стали шестыми. Результативность бомбардиров явно оставляла желать лучшего: Б. Абдураимов — 7 голов, Б. Копейкин — 5. Вратарь Л. Шмуц стал одним из лауреатов приза журнала «Смена» — «Лучшему дебютанту».
В список «33 лучших» вошли А. Шестернев (№ 1), В. Капличный (№ 2) и В. Афонин (№ 2).

Главный тренер понимал, что неутешительные итоги сезона — во многом его вина, и в декабре «лейтенант» В.М. Бобров сдал команду «лейтенанту» В.А. Николаеву, к тому времени уже возвращенному из Хабаровска и занимавшему должность главного тренера Вооруженных Сил по футболу. Начальником команды стал подполковник Л.М. Нерушенко.



1970 г.

"Золото Ташкента"

Что ожидало московских армейцев в предстоящем сезоне?
Специалисты, пресса, болельщики оценивали шансы команды в чемпионате осторожно. К чему-то приведет очередная смена тренера! Тем более что в начале подготовительного периода и в мае-июне, во время чемпионата мира в Мексике, клубы опять должны были выступать без игроков сборной. А ведь у ЦСКА это — ключевые игроки обороны

А. Шестернев и В. Капличный. До сих пор не приступил к тренировкам травмированный еще осенью основной вратарь Ю. Пшеничников. А соперники? Новый чемпион — «Спартак», призеры — киевляне и тбилисцы, столичные динамовцы и автозаводцы — все при старых тренерах, с наигранными, да еще и усиленными составами, с множеством звезд.

Вот как вспоминает о некоторых моментах подготовки к сезону В.А. Николаев: «Предсезонный сбор ЦСКА проводил в Болгарии, и именно там я проверил, чем «дышит» каждый игрок. Большинство трудились с энтузиазмом, в охотку, но были и такие, кто работал словно нехотя, с прохладцей, а то и с явным нежеланием. Среди последних, к моему удивлению, оказался отличный нападающий Б. Абдураимов.

С Берадором у меня состоялся серьезный разговор. На вопрос, почему не тренируется как все, он ответил: «При Боброве я тренировался по индивидуальному плану». Мои доводы о том, что сам Бобров и его выдающиеся коллеги по ЦДКА никогда не манкировали коллективными занятиями, а если хотели поработать индивидуально, то оставались после тренировки, на Абдураимова никакого впечатления не произвели…».

Так и не нашли тренер с форвардом ни на сборе, ни позже общего языка. В результате в середине сезона Б. Абдураимов и В. Солохо вернулись в Ташкент. Ю. Вшивцев возвратился в «Динамо», закончил из-за травмы карьеру игрока В. Пономарев. Пополнение выглядело весьма скромно: защитник Валерий Войтенко из «Уралмаша», хавбеки Николай Долгов из орловского «Спартака» и Александр Кузнецов из Тулы — игроки малознакомые широкому кругу болельщиков, да еще группа вообще никому неизвестной молодежи.

Так или иначе, стартовали армейцы более чем уверенно: три мартовских матча — три победы с общим счетом 9:0! Жертвами пали «Шахтер» в Москве (2:0, дебют вратаря В. Астаповского), «Пахтакор» в Ташкенте (5:0), «Зенит» в Питере (2:0). В первой половине апреля случился небольшой сбой — ничья в Ростове (0:0) и проигрыш в Киеве (0:1), но тут же армейцы поправили положение, одержав две домашние победы над «Черноморцем» (1:0) и «Зарей» (4:0). Эти матчи команда проводила в оптимальном составе.

В мае взамен уехавших в Мексику в состав были введены вратарь Л. Шмуц, защитники А. Самсонов, В. Войтенко, М. Плахетко. Итоги периода, проведенного без «сборников»

А. Шестернева, В. Капличного и В. Афонина, — две победы, две ничьи, одно поражение. В это же время пропустили несколько игр В. Поликарпов и В. Федотов.

24 мая, когда армейцы в Баку победили «Нефтчи» — 2:1, произошли два важных события. Последний, 311-й матч в чемпионате за ЦСКА провел Д. Багрич. На исходе игры тяжелую травму получил и опять надолго выбыл из строя Ю. Пшеничников. На замену вышел В. Астаповский.

Теперь тройка лидеров выглядела так:
1. «Динамо» Тбилиси, 10 игр 15 очков
2. ЦСКА, 10 игр 14 очков
3. «Динамо» Киев, 9 игр 14 очков

1 июля армейцы встречались в Лужниках со столичным «Спартаком». В оба клуба после первенства мира вернулись «сборники». Состав ЦСКА почти оптимальный: в воротах — Л. Шмуц; в обороне — Ю. Истомин, А. Шестернев, В. Капличный, В. Афонин; три хавбека — А. Масляев, В. Поликарпов и В. Федотов; в атаке — Б. Копейкин,

В. Дударенко, В. Жигунов. Игра получилась напряженной. В конце первого тайма Копейкин распечатывает ворота красно-белых, на 64-й минуте вышедший у «Спартака» на замену Ольшанский сравнивает счет. А 12 минут спустя Поликарпов устанавливает окончательный результат — 2:1 в пользу ЦСКА.

Армейцы столицы впервые после трех стартовых туров вышли на чистое первое место в таблице. Но потом была неудача в Тбилиси — 0:1, и еще одно поражение с таким же счетом в матче с земляками-автозаводцами. В последней игре первого круга календарь чемпионата свел московские «Динамо» и ЦСКА.
Воскресенье, 19 июля. Центральный стадион «Динамо».

«Динамо»: Л. Яшин, Вл. Уткин (В. Ларин), В. Смирнов, В. Зыков, В. Маслов, В. Аничкин (капитан), В. Эштреков, Ю. Семин, Ю. Авруцкий, О. Курашинов, Г. Еврюжихин.

ЦСКА: Л. Шмуц, В. Афонин, А. Шестернев (капитан), В. Войтенко, В. Капличный, Вал. Уткин (Н. Долгов), А. Масляев, Б. Копейкин, В. Федотов (В. Жигунов), В. Поликарпов, В. Дударенко.

Единственный гол, решивший исход игры, влетел в ворота Шмуца после сильного удара защитника «Динамо» Ларина.

Концовка первого круга армейцам явно не удалась. Они заняли четвертое место, набрав в 16 матчах 19 очков при лучшем среди трех участников турнира соотношении мячей — 23:10. На первых трех строчках таблицы обосновалось динамовское трио: москвичи (22 очка), тбилисцы (21), киевляне (21).

В первых матчах второго круга армейцы побеждают «Торпедо» в Кутаиси, «Динамо» в Москве обыгрывает «Зенит», столичный «Спартак» играет вничью в Минске, киевляне в Ростове выигрывают у СКА. Через три тура положение в лидирующей группе меняется. Армейцы, одержав две победы — в гостях над «Араратом» и дома над земляками-торпедовцами, уже делят со «Спартаком» второе-третье места и от «Динамо» их отделяет всего очко.

30 августа. ЦСКА — «Динамо» (Москва). Лужники.
ЦСКА: В. Астаповский, Ю. Истомин, А. Шестернев, В. Афонин, В. Капличный, Н. Долгов, А. Масляев, Б. Копейкин, В. Федотов, В. Поликарпов, В. Дударенко.

«Динамо»: Л. Яшин, Вл. Уткин, В. Смирнов, В. Зыков, В. Маслов, В. Аничкин, В. Эштреков, Ю. Авруцкий, В. Козлов, Ю. Семин, Г. Еврюжихин.

Матч был очень упорным. Соперники уже понимали, что они и есть главные действующие лица этого сезона. Армейцы играли широко, размашисто, на высоких скоростях. При этом в атаках постоянно участвовали защитники Шестернев и Истомин, чьи прорывы всегда оказывались неожиданными для соперников. Гол, однако, состоялся только на 79-й минуте. И сделал это Федотов с помощью защитника бело-голубых, от которого мяч отскочил в ворота Яшина. Это был последний пропущенный мяч и последняя официальная игра знаменитого вратаря.

На 4 сентября лидером был столичный «Спартак» с 28 очками после 22 игр, на одно очко и на одну игру отставали ЦСКА и «Динамо», а от них на два очка — тбилисцы, имевшие к тому же две игры в запасе. В очередном туре все они, словно сговорившись, сыграли вничью.

Встречу следующего игрового дня с «Нефтчи» армейцам перенесли в самый конец календаря. Соперники же очередные матчи провели так: «Спартак» делает ничью в Москве с «Араратом» (1:1), «Динамо» (Москва) побеждает в Одессе (2:1), тбилисцы проигрывают в Киеве (0:2), а киевляне и в следующем матче, тоже дома, обыгрывают «Шахтер» (3:0). И таблица через неделю приобретает такой вид:

1.«Спартак» Москва, 24 игры 30 очков
2. «Динамо» Москва, 23 игры 30 очков
3. ЦСКА, 22 игры, 28 очков
4. «Динамо» Киев, 23 игры, 28 очков

ЦСКА, вернувшийся из турне по Ирану и Ираку, где в воротах вновь стоял Юрий Пшеничников, но травмировался Альберт Шестернев, громит дома — 5:1 ростовских армейцев, а потом побеждает и киевлян — 1:0.

Ситуация вверху таблицы вновь меняется: в лидеры выходит московское «Динамо» 34 очка (25 игр), за ним — ЦСКА — 32 (24) и «Спартак» — 31 (25).

Осенью сборной команде СССР предстояло стартовать в отборочном турнире к чемпионату Европы. Ушедшего после чемпионата мира в отставку Г.Д. Качалина на посту главного тренера сборной сменил тренер ЦСКА В.А. Николаев.

Теперь, борясь за лидерство в первенстве, игроки ЦСКА получили еще и «второй фронт». Новый тренер включил в сборную семь армейцев: Пшеничникова, Истомина, Шестернева, Капличного, Афонина, Копейкина, Федотова и Дударенко. Играть в чемпионате страны без такого количества основных игроков было немыслимо, и о ритмичном календаре речи быть не могло. Зато «сборники» сыграли в октябре-ноябре четыре тренировочных и один отборочный матч.

А пока, к середине октября, армейцы Москвы по потерянным очкам — лидеры: 36 очков после 27 матчей. Столичные «Динамо» и «Спартак» на очко впереди, хотя сыграли соответственно на одну и две игры больше. Был у красно-синих шанс выйти вперед, но поражение в Донецке оставило их на третьем месте.

Прокомментировавший этот матч в еженедельнике "Футбол-Хоккей" заслуженный тренер СССР Николай Морозов отметил, что «неузнаваем был Федотов. Прежде мы не раз видели, как он завязывал наступление и поспевал к завершению атак, активно участвовал во взятии ворот. Теперь же Федотова еще можно было узнать в начале атаки, но не в конце ее. Его надежно прикрывал полузащитник «Шахтера» А. Коньков… Представьте себе, как бы звучал оркестр, в котором молчит первая скрипка… И все же главная причина поражения армейцев кроется не только в их недостаточно мощной игре. Надо отдать должное футболистам «Шахтера», которые словно бы похитили у армейцев их же оружие и успешно его применили. Они были подвижны и быстры, заряжены на атаку. «Шахтер» создал превосходство в средней линии. У них был только один «чистый» форвард — Э. Козинкевич, но Евсеенко и Яремченко, как и тройка хавбеков, настолько деятельно участвовали в наступлении, что оборона армейцев отдыхала мало.

Отсутствие А. Шестернева, еще не оправившегося окончательно от травмы, не сказалось на надежности игры В. Капличного, М. Плахетко и В. Афонина. Но вот четвертому защитнику ЦСКА — Ю. Истомину хозяевами поля была предложена головоломка. Истомину (а он наверняка готовился опекать опасного Э. Козинкевича) предложили полную свободу: Козинкевич на этот раз играл справа — против Афонина. Вот уж когда свобода оказалась пуще неволи: Истомин… растерялся, не встретив подопечного, и долго не знал, что ему делать. Попробовал сунуться вперед - а этого только и ждали: Евсеенко, Яремченко, Шалычев раз за разом стали врываться в зону правого защитника и угрожать воротам. Кончилось все это тем, что Шалычев примерно с линии штрафной площади хорошим ударом забил гол, решивший исход встречи.

Москвичи, чтобы отыграться имели в запасе тайм. Но уйти от поражения не сумели. Повышенная активность среднего звена «Шахтера» вынудила действовать с оглядкой не только защитников, из которых лишь Капличного время от времени отряжали в атаку, но и полузащитников.

Коротенькое резюме. Почему же проиграл один из лидеров? Причин две: первая — это временный, в чем можно не сомневаться, кризис формы, вторая — удачная игра хозяев поля, основанная на активизации атакующих сил и на тонком использовании уязвимых мест соперника».

Гонка шла к финишу. Армейцы, имея в запасе отложенную игру дома с «Нефтчи», все время шли в двух очках от «Динамо».

9 ноября на заснеженном, опоясанном сугробами поле стадиона в Петровском парке могла решиться судьба 32-го чемпионата СССР. Сыграй армейцы хотя бы вничью, и «Динамо» — чемпион. А в случае победы ЦСКА, согласно регламенту, предстоял дополнительный, «золотой» матч.

Начало встречи сложилось удачно для москвичей: уже на 5-й минуте Копейкин открыл счет, а на 15-й бакинцы остались на поле вдесятером: после стычки с Дударенко был удален защитник «Нефтчи» Кулиев. И тут азербайджанские футболисты показали свой характер. В течение 60 минут они оказывали упорнейшее сопротивление грозному сопернику и лишь в конце встречи пропустили второй гол. Ложкой дегтя стало удаление Копейкина.

Самым трудным оказалось определить дату дополнительного матча. 15 ноября — игра сборных Кипра и СССР, а перед ней — три тренировочных матча в Австрии и ФРГ. В сборной готовились 8 армейцев (добавился Плахетко), а также динамовец Еврюжихин. У «Динамо» на вторую половину ноября было запланировано ответственное турне по Европе (Франция, Швейцария, Шотландия, Англия, Западный Берлин).

Федерация футбола после долгих консультаций с обеими сторонами предложила сыграть 5 декабря в Ташкенте. На том и порешили. Заодно разрешили участвовать в решающем матче удаленному в игре с «Нефтчи» Борису Копейкину, мотивируя решение тем, что по регламенту удаленный игрок пропускает очередной календарный матч. Но предстояла-то не календарная, а дополнительная игра. Это — по форме, а по существу федерация решила, что в таком матче соперники изначально должны быть в равном положении.
Первый матч, сверхнапряженный до оцепенения, закончился нулевой ничьей и, как ни странно, освободил игроков обеих команд от связывавших их пут волнения. На другой день они вышли сражаться полностью отмобилизованными, с готовностью отдать победе все силы — и физические, и духовные.

Если накануне чуть лучше смотрелись армейцы, то теперь команда К.И. Бескова выглядела более собранной, более агрессивной. Но на 11-й минуте следует прорыв Истомина, защитник сильно бьет, вратарь Пильгуй выпускает мяч, и оказавшийся тут как тут Дударенко всего себя вкладывает в удар — 1:0. Но так, видимо, силен был настрой бело-голубых, что это досадное событие только добавило им задора. Пробегают еще 11 минут, и в девятку армейских ворот влетает мяч, посланный дальним ударом хавбека Жукова. Натиск футболистов «Динамо» нарастает, и в течение следующих семи минут они еще дважды заставляют Пшеничникова вынимать мяч из сетки: 24-я минута. Еврюжихин — 2:1. В.А. Николаев меняет Уткина на Кузнецова. 28-я минута. Маслов — 3:1. Армейский тренер делает последнюю замену: хавбека Долгова меняет нападающий Старков. Но десятки тысяч зрителей на трибунах стадиона «Пахтакор», телезрители и радиослушатели огромной страны уже уверены: судьба золотых медалей чемпионата решена. Наверное, подспудно думали об этом и футболисты, и тренеры московского «Динамо». Нет, они вышли на второй тайм не доигрывать, они продолжали нападать, но, нападая, были уверены: победа не уйдет. Более того, новобранец «Динамо», бывший армеец Антоневич не реализует два верных момента.

А игроки в красно-белой форме (так в том матче были экипированы армейцы) вышли бороться, биться до конца. После игры капитана ЦСКА Шестернева спросили, когда он поверил в победу, капитан ответил, что при счете 4:3, но потом добавил, что ни при каком счете не верил, не мог смириться с поражением.

Армейцы усиливают атаку. Время неумолимо тает. Напряжение растет. Остается 20 минут до финального свистка. Здесь мы процитируем отрывки из отчета специального корреспондента еженедельника "Футбол-Хоккей" Геннадия Радчука:

«Полтора матча не клеились дела у Владимира Федотова, но он переборол себя и вдруг предстал прежним — напористым и полным сил. Все усилия динамовцев сдержать Истомина успехом не увенчались. Он шел вперед, буквально продираясь по флангу, мелькая тут и там, борясь за каждый мяч без передышки.

Игра вознаграждает тех, кто предан ей. Подача Истомина с правого фланга, мяч у Федотова, а через мгновение он уже в сетке. Гол вновь зажигает костер борьбы. Теперь уже динамовцы оказываются в положении армейцев. Они обескуражены, расстроены, а их соперник воодушевлен. Вслед за ударом Федотова наносит удар Копейкин. Пильгуй отбивает мяч. Еще атака, и капитан динамовцев Аничкин сбивает в штрафной Федотова. Пенальти!

Антоневич, увидев, что к удару готовится Поликарпов, подбегает к Пильгую и говорит ему откуда ждать угрозы. Антоневич, который не один сезон играл с Поликарповым в одной команде, прекрасно об этом осведомлен. Но и Поликарпов знает, догадывается, о чем говорит динамовскому голкиперу защитник. Мяч, как ядро, влетает в левый от вратаря угол. Ничья. Впереди еще четверть часа. Армейцы в атаке — яростной, злой, неукротимой. Наконец удар Федотова решает все. И не везение, не пресловутая кочка тому причины. У счастья армейцев — много друзей. Это воля и характер, смелость и мастерство, сила и умение терпеть. Они не просто ждали своего часа, они боролись за него беззаветно, и такая самоотверженность была вознаграждена».

ЭТОЙ ПОБЕДЫ БОЛЕЛЬЩИКИ АРМЕЙЦЕВ МОСКВЫ ЖДАЛИ 19 ЛЕТ.

Дополнительные матчи за первое место:

в XXXII чемпионате СССР

ЦСКА — «Динамо» (Москва). 0:0. Ташкент. 5 декабря 1970 года. Стадион «Пахтакор».

Солнечно, легкая облачность. 17 градусов тепла. 60 000 зрителей.
Судьи: Т. Бахрамов (Баку), А. Иванов (Ленинград), А. Табаков (Москва).
ЦСКА: Юрий Пшеничников, Юрий Истомин, Альберт Шестернев, Валентин Афонин, Владимир Капличный, Валентин Уткин (Александр Кузнецов, 79), Николай Долгов, Борис Копейкин, Владимир Федотов, Владимир Поликарпов, Владимир Дударенко.

«Динамо»: В. Пильгуй, В. Штапов (Вл. Уткин, 52), В. Смирнов, В. Зыков, В. Маслов, В. Аничкин, В. Эштреков (В. Козлов, 67), Ю. Семин, Ю. Авруцкий, Е. Жуков, Г. Еврюжихин.

ЦСКА — «Динамо» Москва. 4:3 (1:3). Ташкент. 6 декабря 1970 года. Стадион «Пахтакор».

Солнечно. 22 градуса. 40 000 зрителей.
Судьи: Т. Бахрамов (Баку), А. Иванов (Ленинград), А. Табаков (Москва).
ЦСКА: Юрий Пшеничников, Юрий Истомин, Альберт Шестернев, Валентин Афонин, Владимир Капличный, Валентин Уткин (Александр Кузнецов, 27), Николай Долгов (Владимир Старков, 33), Борис Копейкин, Владимир Федотов, Владимир Поликарпов, Владимир Дударенко.

«Динамо»: В. Пильгуй, Е. Жуков, В. Смирнов, В. Зыков, В. Маслов, В. Аничкин, В. Эштреков, Н. Антоневич, Ю. Авруцкий, Вл. Уткин, Г. Еврюжихин.
Голы: Дударенко (11), Жуков (22), Еврюжихин (24), Маслов (28), Федотов (71), Поликарпов (75, с 11-метрового), Федотов (84).

Лучшим бомбардиром армейцев стал Борис Копейкин — 15 голов, у Владимира Федотова — 14.
Лучшим футболистом СССР 1970 года по результатам опроса спортивных журналистов, проведенного еженедельником «Футбол-Хоккей», стал капитан команды ЦСКА и сборной Советского Союза Альберт Шестернев.

Столичные армейцы получили приз украинского журнала «Старт» за лучшую разность забитых и пропущенных мячей: 46 - 17 = + 29. На мяч хуже у московского «Динамо»: + 28.

Полузащитник чемпионов Николай Долгов стал лауреатом ленинградского журнала «Смена» как один из лучших дебютантов сезона.

Из «33 лучших» восемь футболистов представляли армейскую команду:
Первые номера: правый защитник Ю. Истомин,
правый центральный защитник А. Шестернев,
левый центральный защитник В. Капличный,
центральный полузащитник В. Федотов,
центральный нападающий Б. Копейкин;
Вторые номера: левый полузащитник В. Поликарпов,
левый крайний нападающий В. Дударенко;
Третий номер: левый защитник В. Афонин.

Золотая команда В.А. Николаева в этом сезоне взяла у каждого из соперников не менее половины очков. Впервые такого результата добилось столичное «Динамо» в 1936 году, а великая «команда лейтенантов» повторила это достижение четырежды подряд в 1945-1948 годах, причем в 1945-м — даже не став при этом чемпионом страны.

Золотыми медалями чемпионов СССР были награждены: Юрий Пшеничников, Леонид Шмуц, Юрий Истомин, Альберт Шестернев, Владимир Капличный, Валентин Афонин, Марьян Плахетко, Валерий Войтенко, Валентин Уткин, Анатолий Масляев, Николай Долгов, Владимир Федотов, Владимир Поликарпов, Борис Копейкин, Владимир Дударенко.

Главному тренеру В.А. Николаеву помогали тренер А.И. Мамыкин и начальник команды Л.М. Нерушенко.

Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР присвоил звание «Заслуженный тренер СССР» старшему тренеру футбольной команды ЦСКА Валентину Александровичу Николаеву, звание «Заслуженный тренер РСФСР» тренеру команды ЦСКА Алексею Ивановичу Мамыкину и звание «Заслуженный мастер спорта СССР» игроку команды ЦСКА Валентину Ивановичу Афонину.

В дни, когда армейские «сборники» готовились к отборочному матчу с командой Кипра, остальные игроки ЦСКА выехали в ГДР, где провели ряд товарищеских матчей, в том числе и с одной из сильнейших местных команд — «Форвертс» (Берлин). Соперник, к слову, был далеко не слабым даже по европейским меркам. Немецкая команда незадолго до этого выбила из розыгрыша Кубка обладателей Кубков лиссабонскую «Бенфику». Победили они и ослабленный ЦСКА — 2:0.

Может быть, и не стоило вспоминать об этом, в общем-то, проходном турне, если бы не одно обстоятельство. В заключительной игре в ГДР с армейской командой из города Котбуса в последний раз вышел на поле в составе москвичей Дмитрий Багрич.

Играть в футбол Багрич начал в Харькове. В 1954 году его, восемнадцатилетнего юношу, пригласили в местную команду мастеров «Локомотив», который выступал тогда в классе «А». Кстати, вместе с Дмитрием был принят в команду другой будущий армеец Эдуард Дубинский. Они стали друзьями и около десяти лет играли вместе.

Дмитрию не пришлось долго играть в команде родного города. Вскоре его призвали в армию, и некоторое время он выступал в команде Киевского Дома офицеров, а затем был переведен для дальнейшего прохождения службы в Свердловск.

В команде армейцев Свердловска впервые раскрылся футбольный талант Багрича. Его быстрота, резкость, цепкость и самоотверженность сразу привлекли внимание специалистов и любителей футбола. В этой связи вспоминается матч свердловчан в 1956 году в Москве со столичным «Локомотивом». Игра сложилась весьма драматично. На первых минутах получил травму один из игроков свердловчан, а буквально через несколько минут выбыл из игры и капитан армейцев Николай Линяев. Уральцы не пали духом и к середине первого тайма вели в счете 2:0. Почувствовав угрозу поражения, железнодорожники всей командой устремились на штурм ворот свердловчан, обрушивая на них одну атаку за другой. И тут с самой лучшей стороны проявил себя Дмитрий Багрич. Он был душой обороны армейцев, своей самоотверженностью и энтузиазмом заражая товарищей. И свердловчане выстояли. Матч закончился их победой — 2:1.
Старший тренер ЦСК МО Б.А. Аркадьев заметил способного футболиста и пригласил его в команду. С тех пор судьба Дмитрия Багрича неразрывно связана с этим замечательным коллективом.

За это время Багрич прошел путь от новичка до капитана команды, одного из лучших левых защитников страны. Дмитрий Багрич — первый из армейских футболистов, сыгравший триста матчей за ЦСКА в чемпионатах СССР. Он неоднократно входил в списки 33 лучших футболистов Советского Союза, трижды в составе ЦСКА награждался бронзовыми медалями за третье место в первенстве СССР. Неоднократно выступал Багрич за олимпийскую и за вторую сборную страны.

«Молодым спортсменам свойственно повторять чьи-то манеры в игре, в поведении, в отношении к спорту, — вспоминает полузащитник команды ЦСКА 60-х годов Владимир Фомичев. — Особенно близко мы сошлись с Димой Багричем. Его отличала неизменная аккуратность. Все у него было вычищено, отглажено — бутсы, тренировочная одежда, носки. И когда он замечал у кого-то из моих сверстников проявление неряшливости, то говорил мне: «Ты подскажи там ему. Ну что это, тренировку закончили, а бутсы так грязными и бросил. Вычисти, вымой, набей бумажкой, смажь, посуши — это же рабочий инструмент, надо его в порядке содержать, чтобы не подвел в деле». И я старался в этом ему подражать».



1971-1983 гг.

"Годы бесплодных усилий"

У главного тренера сборной команды СССР В.А. Николаева дела в сезоне 1971 года шли неплохо. Логичным выглядело включение в число кандидатов многих футболистов команды-чемпиона страны. В январе-феврале в контрольных матчах в Болгарии, Перу, Мексике и Сальвадоре в футболках сборной играли вратарь Шмуц, защитники Истомин, Шестернев, Капличный, Плахетко, хавбеки Долгов, Федотов, форварды Копейкин, Дударенко. Весной в число кандидатов добавился Уткин. Правда, в официальных отборочных матчах к ЧЕ-72 на поле выходили четверо: Шестернев, Федотов, Капличный и Истомин.

Несмотря на то, что большинство игроков клуба находились фактически весь год под присмотром В.А. Николаева, сезон команда провалила. Первый сбор в январе в Болгарии армейцы проводили без «сборников» и старшего тренера. С командой работали А.И. Мамыкин и В.П. Шпынов, помогавший Николаеву еще в Хабаровске. Перед началом подготовительного периода из команды ушли А. Масляев, В. Старков, А. Самсонов. Закончил играть Д. Багрич. После предсезонных сборов покинул команду В. Афонин.
Из зачисленных отметим туляков — форварда Владимира Дорофеева и центрального защитника Владимира Бабенко и нападающего из СКА (Чита) Владимира Оглоблина.
Не очень удачно сложились дела у армейцев Москвы и в розыгрыше Кубка европейских чемпионов. В первом раунде их соперником была турецкая команда «Галатасарай». В Стамбуле армейцы, благодаря голу Копейкина, сыграли вничью, а в ответной игре дома не оставили туркам ни шанса — 3:0 (Дорофеев — дважды, Оглоблин). В следующем круге соперник достался посерьезнее — «Стандард» (Льеж, Бельгия). В Москве единственный победный гол записал на свой счет Копейкин. В Льеже — 0:2.

Финиш XXXIII чемпионата СССР застал ЦСКА на двенадцатом месте. В последних семи турах армейцы не победили ни разу, и лишь ничья в последней игре с «Карпатами» спасла команду от вылета из высшей лиги.

Трагикомический случай произошел 17 апреля в домашней игре с «Араратом». Вратарь Л. Шмуц, пытаясь выбросить мяч рукой в поле, сильно размахнулся, мяч по инерции сорвался с кисти руки и влетел в ворота. ЦСКА проиграл — 0:1. Психологический срыв у вратаря был настолько серьезен, что в этом сезоне он уже в воротах не появился, да и позже в свою прежнюю силу не заиграл. Больше всех мячей в команде забил, как и год назад, Копейкин, но теперь их было вдвое меньше — 8.

Заслуги в сборной дали армейцам четыре почетных места среди 33 лучших футболистов сезона. Первыми номерами были названы Альберт Шестернев и Владимир Федотов, вторыми — Юрий Истомин и Борис Копейкин. Команда получила приз «Честь флага» за наибольшее представительство в национальной сборной страны.

Год 1972-й. Несмотря на успешную работу В.А. Николаева со сборной командой страны, министр обороны А.А. Гречко потребовал освободить старшего тренера команды ЦСКА от работы со сборной. В межсезонье тяжелую операцию на колене перенес Альберт Шестернев. Спустя время, понадобившееся на лечение и восстановление, капитан начал усиленно готовиться к сезону. Но, по признанию медиков, их меры сильно запоздали. Вернуться на поле Шестерневу было не суждено. Вратарь Ю. Пшеничников вернулся в ташкентский «Пахтакор», защитник В. Войтенко — в «Уралмаш», нападающий В. Оглоблин перешел в «Сибиряк» (Братск). В ЦСКА пришли центральный защитник из киевского СКА Виктор Звягинцев, защитник Григорий Янец из московского «Торпедо», хавбек Фарид Хисамутдинов из алма-атинского «Кайрата» и нападающий Вильгельм Теллингер из львовского СКА.

Команда готовилась к сезону, как обычно, в Сухуми. В ходе тренировочных игр и матчей на Кубок СССР определился основной состав: вратарь — В. Астаповский, защита — Ю. Истомин, В. Бабенко, В. Звягинцев, В. Капличный, Г. Янец, полузащита — Ф. Хисамутдинов, В. Федотов, В. Поликарпов, Н. Долгов, В. Уткин, А. Кузнецов, нападение — В. Дорофеев, Б. Копейкин, В. Теллингер, В. Дударенко.

Стартовали армейцы резво и после десяти матчей занимали второе место, уступая очко ворошиловградской «Заре». Но финиш первого круга команде не удался — она не удержалась в тройке. Второй круг они начали с победы над лидером — «Зарей», продолжив победную серию еще шестью выигрышами. И вновь армейцев подвел слабый финиш: в семи играх — пять очков.

Армейцы закончили чемпионат на пятом месте, набрав 34 очка из 60; мячи — 37:33. В. Поликарпов, В. Дорофеев и В. Теллингер забили по 6 мячей.

В сборной, которая под руководством А.С. Пономарева стала серебряным призером чемпионата Европы, участвовала в футбольном турнире ХХ Олимпийских игр в Мюнхене и в отборочных матчах к Х чемпионату мира играли Капличный, Истомин, Копейкин, Федотов.

В списке «33 лучших» под № 1 — В. Капличный и В. Федотов, под № 2 — Ю. Истомин, под № 3 — В. Звягинцев. Приз журнала «Смена» получил В. Теллингер.

В регламент XXXV чемпионата страны было внесено существенное изменение — отмена ничьих, как преподносили его в прессе, направленное на обострение борьбы и исключение договорных матчей. Теперь, чтобы определить победителя в ничейной игре, участники должны были по окончании основного времени пробивать по пять 11-метровых ударов. Победителю «по пенальти» присуждалось одно очко, проигравшему — ноль.

Из команды убыли в свои прежние клубы В. Звягинцев, В. Фролов и Г. Янец. Покинули армейский коллектив Н. Долгов и В. Жигунов. В ЦСКА пришел нападающий Александр Козловских из Перми.

Как обычно, московские армейцы неплохо играли в первой половине сезона и даже ряд туров делили первое-четвертое места с другими участниками. Но потом у них наступил спад в игре, и в июле команду принял Владимир Михайлович Агапов. Помощниками его стали заслуженные мастера спорта Алексей Григорьевич Гринин и Альберт Алексеевич Шестернев.

В итоговой таблице чемпионата армейцы заняли десятое место. В их активе было 25 очков (10 побед, 5 выигрышей по пенальти, 4 поражения по пенальти, 11 поражений); мячи — 33:36. Лучший бомбардир — В. Дорофеев (9 мячей).

В списке «33 лучших» — двое: В. Капличный и В. Федотов (оба под № 1). Они же участники матчей сборной команды СССР, в том числе отборочного цикла к чемпионату мира.

В следующем сезоне команда выступила еще хуже, заняв 13-е место. От «командировки» в первую лигу их спасли дополнительные показатели, которые у армейцев оказались лучше, чем у «Зари» и «Кайрата». Не улучшили игру команды пришедшие опытные игроки: Сергей Морозов из луганской «Зари», москвичи Виктор Папаев из «Спартака» и Юрий Смирнов из «Торпедо». Из команды ушли Ф. Хисамутдинов, В. Кисляков (оба — в «Кайрат»), В. Калашников (в «Волгу», Калинин). Армейцы набрали в 30 играх 26 очков при соотношении мячей — 28:33. В. Федотов и Ю. Смирнов забили по 5 мячей.

Только защитник Никита Высоких, дебютировавший в этом сезоне, представлял команду ЦСКА в списке «33 лучших» под № 3. Он же получил приз журнала «Смена». В сборной, руководимой К.И. Бесковым, играли В. Капличный и В. Федотов.

Накануне сезона 1975 года команду принял великий хоккейный тренер Анатолий Владимирович Тарасов. Но свой хоккейный гений перенести на футбол ему не удалось. Итоги первенства оказались точно такими же, как и год назад. Тарасов освободил из команды В. Бабенко (выбыл в СКА, Ростов), В. Папаева (в «Спартак», Москва), В. Дударенко (в СК «Луцк»), А. Козловских (в «Локомотив», Москва). Закончил играть

Ю. Истомин, уехал в ГСВГ М. Плахетко. Уже в ходе чемпионата в столичный «Локомотив» ушел Ю. Смирнов.

Последним в ЦСКА этот сезон стал и для старожила команды Владимира Поликарпова, сыгравшего в ее составе за двенадцать лет 342 матча, в которых он забил 76 мячей. Поликарпов также уехал в команду ГСВГ.

Для московского мальчишки Володи Поликарпова футбол начинался где-то в начале 50-х, в бесконечных сражениях на пустырях Марьиной Рощи. Как большинство сверстников с московских окраин, он был «разносторонним спортсменом». Рос быстро, поэтому неудивительно, что к четырнадцати годам оказался в одной из групп школы ЦСКА по баскетболу, где прозанимался два года. Но, видно, не зря говорят, что от судьбы не уйдешь. В 1959-м баскетбольный тренер армейских мальчишек Ю.И. Бирюков отвел 16-летнего Владимира к своему футбольному коллеге А.Г. Гринину, последнему капитану легендарных «лейтенантов».

«В то время возраст такой роли не играл. Да и «дворовая школа» дала мне очень много, — вспоминал В.И. Поликарпов. — «Физика» была, что называется, на уровне; может, не все благополучно обстояло с технической подготовкой.
В 1961 году команду принял Бесков и начал просматривать молодежь. «Подошли» Альберт Шестернев и Владимир Федотов, а я весь сезон провел в дубле, и лишь осенью меня взяли в турне по Индии. В том же году я сыграл за юношескую сборную на турнирах в Чехословакии и Италии (в Сан-Ремо). Продолжал играть в «юношах» и в 62-м. В турнире УЕФА — неофициальном первенстве Европы выступили, правда, неудачно — второе место в группе, но после возвращения оттуда едем в Ереван, где меня неожиданно ставят в основной состав. Бесков делал общую установку, а мной лично занимался второй тренер Владимир Николаевич Сучков. «Не волнуйся, Володя, — говорит, — все будет в порядке». Конечно, когда выходил на поле, коленки дрожали, но только до первого касания мяча. И в самом начале матча (2 мая 1962 года, первый матч сезона. — Ред.) я после паса Кирилла Доронина забиваю гол. Мы выигрываем встречу — 1:0. Как писали в газетах, шла 100-я секунда матча. Хорошо, что первая моя игра проходила не дома. На выезде — лучше. Свои не видят, и, естественно, меньше волнений. Вышел я, помню, под номером 8, а потом постоянной стала «десятка». С этим номером и играл до 73-го года.

Начинал я как полусредний нападающий и лишь с переходом к системе 4-2-4 окончательно оформился как хавбек. В первом сезоне рядом играл Виктор Дородных, техничный футболист, но он больше тяготел к игре в обороне. Николай Маношин — игрок организационного плана, меньше подключался к атакам, хорошо выполнял функции «диспетчера». Ну, а я играл больше с акцентом на атаку, поскольку владел таким ценным качеством, как чувство голевого момента. Естественно, отходил и в свою зону, но с отбором у меня не все получалось, поэтому предпочитал играть впереди. Лучше всего у нас выходило с Володей Федотовым. Мы понимали друг друга с полуслова. И «стеночка» получалась, и «скрещивание» проходило, и даже «двойную стенку» сделать могли. Можно сказать, с закрытыми глазами все получалось.

С 1963 года, при В.Д. Соловьеве, я начал бить одиннадцатиметровые штрафные удары. Я по характеру спокойный, мне все равно, какой счет — 1:0 или 0:1. Конечно, при счете 3:0 пенальти бить — совсем другое дело. Некоторые в игре так заводятся, что не могут быть хладнокровными. У меня получалось лучше, видимо, из-за моего спокойного душевного состояния. И при Николаеве я пробивал пенальти, а иногда — Федотов. В 1967-1968 годах бил Тарас Шулятицкий. А вот Борис Казаков близко к «точке» не подходил: «Ну вас с вашими пенальти!». Я дружил с ним. Прирожденный форвард: хорошо головой играл, и дальний удар был поставлен. Если бы с Шапошниковым не поссорился, то у нас бы надолго остался.

Но у меня бывали случаи, когда и я не забивал пенальти. Раза два или три. Один такой промах произошел в игре с киевским «Динамо» в 1972 году в Лужниках при счете 0:2. Попал в боковую стойку, почти в крестовину. Мяч отбросили на правый фланг, а там его Борис Копейкин подхватил и обратно в штрафную мне переправил. Тут уж я не промахнулся. После перерыва Вильгельм Теллингер слева подал, и я головой второй мяч забил. А потом он сам третий, победный провел в ворота Евгения Рудакова. Игра хорошая получилась для зрителей. А это — главное: для них и играешь».

Он вышел на поле в составе ЦСКА в последний раз 2 мая 1974 года, день в день ровно через 12 лет после дебюта. А еще через двадцать лет Владимира Поликарпова не стало.

Из тех, кого пригласил Тарасов, стабильно появлялись в составе защитник Александр Андрющенко из львовских «Карпат», нападающий Юрий Чесноков из «Локомотива» (Москва) и защитник Николай Худиев из московского «Торпедо». Армейцы, как уже отмечалось, остались на прошлогоднем 13-м месте. Лучшим бомбардиром после долгого перерыва стал с 13 голами Б. Копейкин, включенный, как и В. Астаповский, в список «33 лучших» (оба — под № 2).

Относительно удачно дебютировали в составе Ю. Чесноков и воспитанник ЦСКА полузащитник Павел Коваль, ставший очередным лауреатом «Смены».

В последнем для сборной СССР матче сезона (29 ноября) со сборной Румынии в ее составе дебютировал вратарь армейцев В. Астаповский.

В Ростов ушел А. Андрющенко, в московское «Торпедо» — Н. Худиев. За СКА (Киев) с середины 1976 года стал выступать Леонид Шмуц. В следующем году распрощались с командой еще двое из состава чемпионов 1970 года: В. Уткин уехал в команду «Волга» (Калинин), а А. Кузнецов — в тульский «Машиностроитель». Перешли в ростовский СКА Г. Антонов и В. Теллингер, в смоленскую «Искру» — В. Бабенко. Сезон 1975 года был последним для Владимира Федотова и Владимира Капличного.

Владимир Григорьевич Федотов в одной из публикаций конца 80-х годов вспоминал: «Скорее всего, специфика ЦСКА не позволяла из-за постоянных изменений в руководстве и составе команды стабилизировать и поставить игру в целом и каждого футболиста в отдельности. Для достижения высоких целей необходима группа талантливых игроков, которые длительное время играют в одном составе. В ЦСКА начала 60-х годов такая группа была малочисленной. В 1961 году пришли мы с Альбертом Шестерневым, годом позже — Владимир Поликарпов и Владимир Пономарев, чуть позже — Ионас Баужа. Сюда же следует отнести и более опытных Дмитрия Багрича и Виктора Дородных. Эти футболисты и определяли лицо команды. При этом линии нападения, где я играл, повезло меньше. Каждый год мои партнеры менялись. В 1961-1962 годах рядом играли Мамыкин, Стрешний и Апухтин, в 1963-1964 — Каштанов, Басалик и Денисов, в 1965 — Казаков, Шиманович, в 1966 — Варга, Секеч, Грещак. И так почти каждый сезон, что не придавало игре стабильности. В такой обстановке трудно проявить свои индивидуальные качества, которые сами по себе очень ценны, но эффективность их возможна лишь при помощи партнеров.

Как раз к 1964 году я и мои товарищи получили соответствующую «обкатку». Сочетание молодых игроков с более опытными дало свои плоды. А в передней линии мы удачно взаимодействовали с Николаем Маношиным и с пришедшим позже Борисом Казаковым. В начале того сезона игра команды не впечатляла. Перемены в составе были весьма частыми. У нас было три равноценных состава. В это время в ЦСКА проходила службу большая группа игроков из «Торпедо» и «Спартака», особенно в линии нападения. Этим и объясняется низкая результативность команды — семь мячей в десяти матчах, да из них два соперники забили в свои ворота. Только когда с появлением Бориса Казакова стабилизировался состав, резко изменилось положение в линии нападения. Борис занял место в центре впереди, а я стал играть с отходом в глубину поля. У нас образовался результативный тандем. К этому времени здорово прибавил в игре и Владимир Поликарпов, взаимодействие с которым достигло понимания с первого взгляда».

В сезоне 1964 года, начиная с 15 июля, ЦСКА провел беспроигрышную серию из девяти матчей, в числе которых три крупные победы: над «Шинником» — 10:2, тбилисским «Динамо» (будущим чемпионом) — 4:1 и кутаисским «Торпедо» — 4:0. После этих игр личный счет Владимира Федотова составил 8 голов, в числе которых «четырехгранный» хет-трик, или, как принято сейчас говорить, «покер», в рекордном матче с «Шинником». До конца чемпионата Федотов забил еще восемь мячей, что позволило ему обогнать всех претендентов на приз «Труда».

К работе с командой вместо А.В. Тарасова приступил Алексей Иванович Мамыкин, помогал ему Валентин Борисович Бубукин, а начальником команды стал Николай Алексеевич Маношин.

В двух однокруговых блицчемпионатах 1976 года армейцы показали почти абсолютно равные результаты: 7-е место, 15 очков, по 5 побед, ничьих и поражений, по 16 пропущенных мячей, и только забили весной 20, а осенью на мяч больше.

Борис Копейкин дважды в сезоне стал лучшим бомбардиром не только в своей команде, но и среди всех столичных голеадоров. Его достижения — весной и осенью соответственно — 6 и 8 голов. Наградой стал приз газеты «Вечерняя Москва» для лучшего столичного бомбардира сезона.

Посредственные результаты клуба не помешали пятерым армейцам занять достойные места в списке «33 лучших». Вратарь Владимир Астаповский, признанный лучшим футболистом страны и лучшим вратарем сезона, и центральный защитник Сергей Ольшанский получили первые номера, другой центральный защитник Василий Швецов и центральный полузащитник Александр Тарханов стали вторыми, а правый крайний нападающий Юрий Чесноков — третьим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 11:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Главный тренер сборной, готовившейся к монреальскому олимпийскому турниру, В.В. Лобановский в начале сезона привлекал в команду Л. Назаренко, позже к нему присоединились В. Астаповский и Ю. Саух. Осенью сборной руководили сначала Н.П. Симонян, потом В.А. Николаев. В этом составе играли С. Ольшанский, А. Тарханов, Ю. Чесноков, к тренировочным играм привлекались также вратари В. Астаповский и В. Радаев и защитник В. Швецов.

В 1977 году первую победу армейцы одержали только в десятой игре, 22 июня в Днепропетровске. К этому времени главным тренером снова был Всеволод Михайлович Бобров. К его приходу в активе команды было два очка из восьми возможных при соотношении мячей — 2:7. С ходу радикально изменить положение Боброву не удалось — 14-е место из 16 участников. Но главное, что он сделал, команда перестала быть безразличной к игре, к результату. Это и стало спасением от вылета в первую лигу.
Лучшим бомбардиром ЦСКА и всех столичных команд с 12 голами впервые стал Юрий Чесноков, получивший приз газеты «Вечерняя Москва».

В весенних матчах сборной участвовали В. Астаповский, С. Ольшанский и А. Тарханов. Осенью в ее составе вновь появился Ю. Чесноков. Он же — единственный армеец, включенный под № 1 в список «33 лучших» за 1977 год.

Через основной состав за три чемпионата (1976-1977) прошли 34 футболиста. Большинство матчей сыграли: вратарь Владимир Астаповский, защитники Сергей Ольшанский и Василий Швецов, пришедший из минского «Динамо», Никита Высоких, Юрий Саух (СКА, Ростов) и Александр Колповский (СКА, Хабаровск), Леонид Николаенко (1977 г. из СКА, Одесса), Владимир Григорьев (1977 г. из СКА, Киев), Борис Кузнецов (1977 г.), Владимир Бычек (1977 г. из СКА, Хабаровск), полузащитники Сергей Морозов, Юрий Пантелеев (из ярославского «Шинника»), Александр Кузнецов (1976 г.), Геннадий Антонов (1976 г. из СКА, Ростов-на-Дону), львовянин из команды ГСВГ Евгений Дулык, нападающие Борис Копейкин, Юрий Чесноков, Вадим Никонов, ростовчанин Леонид Назаренко, Александр Тарханов (1977 г. из СКА, Хабаровск). Остальные новички в команде надолго не задержались и вернулись в свои прежние клубы.

В 1978 году В.М. Бобров вывел команду на шестое место в чемпионате страны. Перед сезоном команду покинули Б. Копейкин (команда Южной группы войск), В. Радаев (ростовский СКА, потом - ГСВГ), С. Морозов (поступил в Высшую школу тренеров) и ряд других футболистов.

Им на смену пришли форвард Назар Петросян из «Арарата», москвичи — нападающий Алексей Беленков из «Торпедо», вратарь Валерий Новиков и защитник Евгений Александров из «Локомотива», а также полузащитник Анатолий Коробочка из симферопольской «Таврии» и еще один нападающий Александр Погорелов, выступавший за «Памир» (Душанбе) и одесский «Черноморец».

Армейские футболисты в этом чемпионате смогли одержать победы почти над всеми соперниками, кроме двух первых призеров — тбилисских и киевских динамовцев и бакинского «Нефтчи». Но при этом атака команды, несмотря на опыт Беленкова (8 голов), Чеснокова (7), Погорелова (4), Назаренко (3), Тарханова (2), напористость Петросяна (5), выглядела не слишком убедительно. Еще слабее сыграли вратари. Астаповский и молодой Новиков провели по 15 матчей и пропустили соответственно 15 и 24 мяча. И, тем не менее, В.М. Бобров и его помощники В.М. Агапов и В.А. Капличный надеялись в будущем серьезно улучшить игру команды.

Снова в списке «33 лучших» значился один армеец — А. Тарханов (№ 3). В сборной СССР под руководством Н.П. Симоняна регулярно выходил на поле Ю. Чесноков, а в одном из товарищеских матчей в воротах главной команды дебютировал Валерий Новиков.

Однако к концу сезона в армейском коллективе начались разногласия. Нарушились контакты и в тренерском штабе. Осенью Агапова и Капличного заменил Ю.П. Пшеничников. А по окончании сезона уволили и Боброва. Председатель Спорткомитета Министерства обороны Н. Шашков направил его тренером в футбольную школу ЦСКА.
Всеволод Михайлович очень тяжело переживал увольнение. Летом 1979-го после очередного сердечного приступа он скончался.

К следующему чемпионату армейцев поручили готовить С.И. Шапошникову, который отпустил из команды Е. Александрова и Б. Кузнецова (в московский «Локомотив») и группу молодых игроков. Позднее в Одессу вернулся А. Погорелов. Форму ЦСКА надели Юрий Аджем из симферопольской «Таврии» и Сергей Пасечник из СКА (Львов). Старшему тренеру помогали Валентин Борисович Бубукин и Владимир Григорьевич Федотов.

Команда выступала неровно. Победы чередовались с поражениями. Заняв 8-е место, армейцы забили 46 мячей, столько же и пропустили. Сделав два хет-трика, лучшим бомбардиром вновь стал Ю. Чесноков (16 голов). В сборной у Н.П. Симоняна играли Ю. Чесноков и дебютант Ю. Аджем, а вот сменивший его осенью К.И. Бесков армейцев в свою команду не приглашал. Впервые в число 33 лучших футболистов страны не включили ни одного представителя ЦСКА.

Отличились дублеры армейцев, завоевавшие первое место в своем всесоюзном турнире. В их составе выступали: вратари Г. Горбунов и В. Новиков; защитники В. Григорьев, А. Горюхов, С. Пасечник, Л. Николаенко, П. Нестеров; полузащитники В. Кухлевский, В. Михалькевич, И. Суровикин, А. Кодылев; нападающие С. Маликов, О. Аханов и другие.
В следующем сезоне команду ЦСКА возглавил Олег Петрович Базилевич. Он пробыл в этой должности до осени 1982 года.

От состава 1979 года в течение всего периода работы О.П. Базилевича в команде оставались Валерий Новиков, Александр Тарханов, Василий Швецов, Юрий Чесноков, Юрий Аджем, Павел Нестеров и в дубле — Сергей Пасечник. От зачисленных в 1980-м — Валерий Глушаков, Виктор Колядко и Николай Булгаков, от призыва 1981-го — Валентин Кобыща, Вагиз Хидиятуллин и первый из будущей садыринской золотой команды Дмитрий Галямин.

В последний год работы Базилевич принял в команду вратаря Юрия Шишкина, полузащитника Виктора Самохина и нападающего Геннадия Штромбергера. Остальные новобранцы через год-другой выбыли. Ранее команду покинули: в 1980-м — Л. Назаренко и С. Ольшанский (закончили выступления), И. Бычков, Ю. Саух, А. Колповский, В. Григорьев, Л. Николаенко, В. Кухлевский и др.; в 1981-м — В. Астаповский, А. Коробочка, Н. Петросян, А. Беленков, П. Нестеров и др.; в 1982-м — Е. Дулык, Н. Высоких.

ВРАТАРЬ С ТОРПЕДНОГО КАТЕРА
В 1976 году на Олимпийских играх в Монреале сборная команда СССР стала бронзовым призером. Голкипер ЦСКА и сборной Владимир Астаповский в том сезоне был назван лучшим вратарем и лучшим футболистом страны.

Факты его футбольной биографии:
226 матчей в чемпионатах СССР (все — за ЦСКА);
2 раза в списке «33 лучших» (один раз — под № 1);
9 игр за первую сборную СССР;
2 игры за олимпийскую сборную.

Отец Владимира играл в Брянске за заводскую команду. Дома лежали бутсы, форма. Эти предметы были как бы частью жизни семьи. Как и все мальчишки, Володя гонял на улице мяч. И однажды его увидел сосед, игравший за брянское «Динамо» по классу «Б». Увидел и отвел в динамовскую школу.

Потом он поступил в бакинскую «мореходку». Там была футбольная команда, в воротах которой его увидел тогдашний тренер «Нефтяника» Артем Фальян и пригласил в молодежную команду. Успел он немного поиграть за дубль, а в 1965-м его призвали на флот.

Служил Владимир на торпедном катере рулевым. В бригаде торпедных катеров футбольной команды не было. Но в Севастополе базировалась команда Спортивного клуба Черноморского флота, которую тренировал Михаил Иванович Ермолаев, бывший центральный защитник и капитан московских армейцев. Он и пригласил молодого вратаря в команду моряков-черноморцев, а через два с половиной года так отрекомендовал его в ЦСКА В.М. Боброву: «Вот, я нашел тебе вратаря ростом два метра, рукой выбрасывает мяч за центр поля». Бобров ответил: «Пусть приезжает, посмотрим».

В январе 1969 года он начал готовиться к сезону в ЦСКА. А в команде тогда было пять (!) вратарей: Пшеничников, Шмуц, Кудасов, Когут и Астаповский. Как вспоминал Владимир, ничего особенного ему «не светило». Но потом пошла работа, и в конце 69-го он прочно встал в ворота.

Ему очень нравилась морская форма. У спортсменов-армейцев это не было принято: весь ЦСКА ходил в «сухопутной» — общевойсковой. В декабре 1969-го, когда команду представляли замминистра обороны маршалу Соколову, тот, увидев «моряка», приказал: «Переодеть!». Астаповский ответил: «Переоденете в «сапоги» — уйду из футбола!» — «Ладно, — сказал маршал, — носи морскую». Так до самого конца службы он и ходил только в черной морской форме.

«Всеволод Михайлович любил побить по воротам, а я любил попрыгать, — вспоминает Владимир Астаповский. — Вот он со мной постоянно и занимался, бил «по заказу». Он забивает — я злюсь, «завожусь», он — тоже. Ну и другие со мной много занимались — Шестернев, Мамыкин. Удары у них были поставленные.

Потом команду принял Валентин Александрович Николаев. В 1970 году, когда мы стали чемпионами, приехал в Москву Корольков, тренер «Пахтакора», и стал звать к себе: «У вас четыре вратаря, что тебя здесь держит? Квартиры нет, живешь в пансионате…», ну и так далее. «Я, — говорю, — лично не против, но у меня есть тренер. Если он отпустит — ради Бога, нет — извините». Корольков пошел к Николаеву, выходит: «Не отпускает». И в следующем году я уже был стопроцентно основным вратарем. Кроме того, Николаев буквально заставил меня поступить в институт, и высшее образование я получил только благодаря ему.

А когда пришел Тарасов, тут вообще приходилось работать как ломовой лошади. У Тарасова ведь просто: если ты не работаешь, значит, не играешь. Он педагог был уникальный, «заводить» умел ребят великолепно. Никогда при других о тебе ничего плохого не скажет, зато один на один мокрого места не оставит, выскажет все, что о тебе думает».

Тогдашний капитан армейцев Сергей Ольшанский как-то вспоминал, что, если во время тренировки в Архангельском за воротами Астаповского стояла тамошняя повариха, забить ему было невозможно.

«В воротах я всегда «заводился» сам, — продолжает рассказ Астаповский. — Особенно, если «на компот» или там на шампанское спорили. И, правда, забить мне тогда было непросто. Или когда чувствовал, что за воротами стоит понимающий человек, специалист, который увидит ошибку и укажет — Яшин или Алексей Петрович Хомич. Эти два великих вратаря мне многое дали. При них я старался брать все, что летело. Лев Иванович говорил: «Ты прыгни. Ну, сейчас ты этот мяч не достал. Завтра ты его достанешь».
Я свои голы помнил долго. «Там бы мне сделать полшага, там выйти вперед». И эти «прокручивания в голове» тоже необходимая вратарю вещь. Своих ошибок повторять нельзя».

Если пятое место в 1980 году позволяло на что-то надеяться, то следующий сезон и шестое место более разочаровали, нежели подогрели былые надежды. Виной тому были блеклая игра, текучесть состава, отсутствие у большинства футболистов желания показать все свое умение. Как результат — досрочная передача поста главного тренера от Базилевича Альберту Алексеевичу Шестерневу, последовавшая в сентябре 1982 года.
Вряд ли руководители армейского спорта, футбольная общественность, болельщики ждали серьезных перемен к лучшему после назначения А.А. Шестернева. Уж слишком привычным — серым, безликим стал за последние годы футбол в исполнении команды московских армейцев. Тем не менее с последнего, 18-го места Шестернев «вытащил» армейцев на спасительное 15-е.

В 1980 году лучшим бомбардиром стал А. Тарханов — 14 голов в 34 матчах; в 1981-м — Ю. Чесноков — 9 (30); в 1982-м — вновь А. Тарханов — 16 (33).

Теперь о списке «33 лучших».
1980 год. Под № 3 в списке двое армейцев — центральный защитник Василий Швецов и центральный полузащитник Александр Тарханов.
1981 год. Единственный в списке — «новоармеец» В. Хидиятуллин (№ 3 в номинации «левые центральные защитники»).
1982 год. Опять представительство минимальное: А. Тарханов — № 3 среди центральных нападающих.

Перед сезоном 1983 года из ЦСКА выбыли И. Пономарев (в «Нефтчи»), О. Таран (в «Днепр»), В. Швецов (в команду ЮГВ), В. Хидиятуллин (в СКА — «Карпаты»).
Вернулся в команду после трехлетнего пребывания в московском «Локомотиве» Борис Кузнецов, оттуда же пришел защитник Евгений Дрожжин, из смоленской «Искры» возвратился воспитанник армейской школы Валерий Плотников, зачислен был воспитанник столичного клуба «Динамо» Владимир Гречнев, из школы ЦСКА пришли Андрей Афанасьев и Андрей Мох.

Новый сезон армейцы начали успешно, довольно неожиданно выйдя в полуфинал Кубка СССР. Правда, в игре с харьковским «Металлистом» они уступили в дополнительное время, но игру показали по содержанию весьма неплохую. И в дальнейшем, в календарных матчах чемпионата, игра команды особой критики не вызывала, но очки давались очень трудно. Многие специалисты, анализируя тогдашнюю игру команды, указывали на разношерстность состава. Действительно, игроки в ЦСКА собрались очень разные — по опыту, по мастерству, по человеческим качествам, по порядочности, наконец. А Альберту Алексеевичу не хватало временами жесткости, чтобы собрать в единый кулак все, что было хорошего в коллективе. В команде начались распри, поползли слухи о том, что ряд ведущих футболистов «сплавляет» игры. И маршал Соколов санкционировал отставку главного тренера. На исходе сезона команду принял (в который уже раз!) С.И. Шапошников.

Армейцам вновь удалось избежать ухода в низший класс. Они заняли 12-е место. В активе 32 очка из 68 возможных, по 11 побед и поражений, 12 ничьих, из которых две оказались сверхлимитными. Забили армейцы 37 мячей (больше всех — 13 — В. Колядко), пропустили 33.

В списках 33 лучших футболистов армейский клуб представляли двое: левый защитник Н. Булгаков (№ 3) и центральный нападающий А. Тарханов (№ 2).

К играм сборной страны В.В. Лобановский привлекал А. Тарханова.



1984-1988 гг.

"Вниз по лестнице, ведущей вверх"

В 1984 году ЦСКА возглавил Юрий Андреевич Морозов. И накануне сезона он отчислил 13 игроков, в том числе Ю. Аджема и Ю. Чеснокова. Пришли в команду 14 футболистов, в частности Сергей Фокин из фрунзенской «Алги» и воспитанник столичного клуба «Союз» и ФШМ Дмитрий Кузнецов.

Вот как приблизительно (о стабильности и речи не было) выглядел состав ЦСКА в начале этого периода: вратарь — В. Новиков; защитники — Д. Галямин, В. Самохин, С. Фокин, А. Афанасьев; полузащитники — Н. Булгаков, Б. Кузнецов, Д. Кузнецов, П. Нестеров; нападающие — Г. Штромбергер, В. Колядко.

Эта команда заняла в чемпионате страны 1984 года последнее, восемнадцатое место (антирекорд!) и впервые в своей истории выбыла в первую лигу. Никогда еще армейцы Москвы не набирали такого мизерного количества очков — 19 из 68 возможных, или

27,9 %. Никогда они не показывали такую низкую результативность — 24 гола в 34 матчах, или 0,71 гол за игру. За весь второй круг команда набрала всего 5 очков, а за весь чемпионат одержала лишь пять побед.

В 1984 году в товарищеском матче сборных СССР (тренер — Э.В. Малофеев) и Мексики в Ленинграде участвовал вратарь армейцев В. Новиков. Это была одна из двух его игр в составе сборной. Кроме того, Малофеев пригласил нашего вратаря в состав олимпийской сборной на отборочный матч против олимпийцев Венгрии. За молодежную сборную (тренер — В.А. Николаев) один матч провел Андрей Мох. В юношеской сборной (до 19 лет, тренер — С.М. Мосягин и Б.П. Игнатьев) выступали Д. Кузнецов и тот же А. Мох. В сборной на один год моложе у А.Ф. Бышовца играл Михаил Колесников.

В следующем межсезонье Морозов отчислил еще 28 (!) футболистов, среди которых были А. Тарханов, В. Колядко, В. Глушаков, Н. Булгаков, Б. Кузнецов, В. Кобыща. В числе тринадцати новобранцев оказались талантливые молодые игроки — Вячеслав Медвидь, Вальдас Иванаускас, Валерий Шмаров, Сергей Савченко и Владимир Татарчук.
Однако и с помощью молодежи решить задачу выхода в высшую лигу Морозову не удалось. С одной стороны, ему оказалось не под силу найти общий язык с молодыми талантами. С другой — конфликт с ветеранами не дал возможности создать «сплав молодости и опыта».

Команда, заняв третье место в западной зоне предварительного турнира, вышла в финальную часть, где стала второй, пропустив вперед рижскую «Даугаву». Оба призера получили право на переходные игры с участием одесского «Черноморца» и бакинского «Нефтчи». Одержав одну победу (над бакинцами — 2:0), трижды сыграв вничью и потерпев два поражения, армейцы заняли третье место, а «Даугава» — четвертое. Одесситы и бакинцы отстояли свои места в высшей лиге.

В. Шмаров забил 29 мячей в 44 матчах и как лучший бомбардир первой лиги удостоился приза газеты «Комсомолец Таджикистана». В. Шмаров провел два матча за молодежную сборную (тренер — В.А. Николаев). В юниорской сборной у С.М. Мосягина и Б.П. Игнатьева было задействовано уже целое «созвездие» армейцев: В. Татарчук, А. Мох, В. Иванаускас, В. Медвидь, С. Савченко.

Накануне третьего морозовского сезона команду покинул еще один опытный игрок — защитник В. Самохин. Не изъявили желания продолжить карьеру в ЦСКА и вернулись домой В. Иванаускас и В. Шмаров. После тяжелой травмы вернулся в свердловский «Уралмаш» способный молодой защитник М. Агапов.

Появились в команде защитники Олег Малюков из «Памира» и Дмитрий Быстров из московского «Локомотива», полузащитники Валерий Брошин из «Зенита» и Андрей Пятницкий из «Пахтакора», а также очень результативный форвард из хабаровского СКА Сергей Березин, ставший лучшим бомбардиром сезона (19 голов). Турнир первой лиги закончился дележом первого-второго места между ЦСКА и грузинской командой «Гурия» из маленького городка Ланчхути. Обе команды получили право играть в 1987 году в высшей лиге. А за малые золотые медали был проведен «золотой» матч в Ужгороде. Армейцы победили — 2:0.

В 1986 году ядром молодежной сборной страны стали армейцы А. Мох, В. Татарчук, А. Мананников, О. Малюков, Д. Кузнецов, В. Медвидь, М. Колесников.

На старте сезона 1987 года случилась беда с Сергеем Березиным. В проходившем в СК «Олимпийский» матче второго тура с «Жальгирисом» наш форвард боролся в штрафной площади гостей за верховой мяч. В воздухе он столкнулся головой с соперником, потерял сознание и рухнул на искусственный газон. Сергей получил опаснейшую черепно-мозговую травму — перелом основания черепа. Несколько месяцев он находился в коме, и надежд на то, что врачи смогут сохранить ему жизнь, было мало. Но молодой организм, здоровое сердце, искусство медиков и огромная воля самого Сергея сделали чудо. Сначала он пришел в сознание, потом вернулись речь, движение. Через полгода он встал на ноги. А еще спустя несколько месяцев попробовал тренироваться с командой ЦСКА-2 у Л.В. Назаренко. К сожалению, длительных, серьезных нагрузок организм переносить не мог. Березин очень переживал, упрашивал врачей и тренеров дать ему возможность играть. В конце концов, он и сам убедился, что в интересах сохранения здоровья с футболом на высоком уровне надо проститься. Руководители ЦСКА направили лейтенанта С.И. Березина на учебу в Ленинградский военный институт физкультуры. Окончив его, Сергей вернулся в ЦСКА, где работал тренером.

Матч предпоследнего, 29-го тура чемпионата СССР 1987 года 8 ноября в Москве с «Зенитом» закончился ничьей, которая оказалась сверхлимитной и не оставила армейцам надежды зацепиться за высшую лигу. Морозов был уволен. На последнюю игру, с «Кайратом», команду вывел Сергей Иосифович Шапошников. Его помощниками стали начальник команды Владимир Ильич Стрешний и тренер Леонид Васильевич Назаренко. Старый армеец не в первый раз подхватил падавшее знамя армейской команды, но на сей раз принял ее с одним непременным условием: независимо от результата на финише следующего сезона он покинет свой пост. Руководство армейского клуба согласилось, но при этом выразило надежду, что новый тренерский состав сделает все возможное, чтобы сохранить в команде футболистов, которые в большинстве своем были готовы покинуть клуб.

Последнюю игру армейцы выиграли — 2:0. Вот состав ЦСКА конца 1987 года: вратарь — Вячеслав Чанов; защитники — Дмитрий Галямин, Андрей Афанасьев, Сергей Фокин, Сергей Колотовкин; полузащитники — Дмитрий Кузнецов, Вячеслав Медвидь, Владимир Татарчук, Валерий Брошин; нападающие — Михаил Колесников, Валерий Масалитин.
Больше других в сезоне 1987 года удалось забить В. Татарчуку — 6 мячей.

Команда набрала 24 очка (во втором круге — 10) и заняла предпоследнее — 15-е место.
В 1987 году в Тбилиси в товарищеской встрече сборной СССР со сборной Швеции участвовали Владимир Татарчук и Валерий Брошин. В одной из тренировочных игр на поле выходил Сергей Фокин. В отборочных матчах олимпийской сборной СССР играли С. Фокин, В. Татарчук, В. Брошин и Д. Кузнецов. В составе «молодежки» выступали Д. Кузнецов, С. Колотовкин, О. Малюков, А. Пятницкий, В. Масалитин, С. Шматоваленко, И. Корнеев, В. Татарчук.

Это было непростое время для команды и ее поклонников. И здесь хотелось бы познакомить читателя с фрагментами из последнего в жизни интервью Павла Федоровича Садырина, в котором он коснулся того периода в истории футбольной команды ЦСКА, который мы с вами сейчас рассматриваем.

«Я думаю, что в тот момент еще не наступило время ЦСКА, время этих ребят, несмотря на то, что Морозов действительно большую часть их собрал. Я тоже, знаете, собрал Долматову команду и уехал. А он занял с ней второе место. Что ж делать? Я, значит, не успел… Такое случается нередко, быстрый результат не всегда получается. Ребенок, чтобы родиться, ровно девять месяцев должен созревать, сколько бы вы ни торопили его мать, как бы вы ее ни стимулировали. Так и здесь. Собрали ребят, надо, чтобы они сыгрались, притерлись друг к другу, чтобы они стали командой и чтобы эта команда начала играть в хороший футбол, начала давать результаты. Для этого нужно время. И, конечно, большая работа. По-другому не бывает.

Бесспорно, Сергей Иосифович Шапошников — опытнейший тренер, долгие годы отдавший ЦСКА. Он как отец был для всех этих ребят, и не только по возрасту. Многим он в деды годился. Кроме того, это интеллигентный, коммуникабельный человек. Он очень много сделал, чтобы эта молодежь не разбежалась еще в межсезонье, когда команда вылетела в первую лигу. Ведь уйти готовы были почти все, причем из-за элементарнейших вещей: не выплатили премиальные за девять или десять игр, не выполнили обещания улучшить жилищные условия тому же Мише Колесникову — большая семья, а он спал в ванной коммунальной квартиры. Конечно, в таких условиях люди искали, где лучше и ушли бы. Но Шапошников, видимо, сказал им, чтобы потерпели, что придет новый тренер и постарается решить эти проблемы. Я, правда, тоже не мог гарантировать, что сразу все удастся решить. Мне ведь тоже руководители ЦСКА обещали, что все будет улажено. И очень хорошо, что обещания эти они выполнили. Это помогло в работе с футболистами».

Третий сезон в первой лиге армейцы начали, сохранив в целом прошлогодний состав.
Уехал в команду ГСВГ голкипер-ветеран Вячеслав Чанов, ныне работающий в ПФК ЦСКА тренером вратарей, в «Зарю» (Бельцы) ушел С. Савченко, в СКА «Карпаты» — В. Медвидь. В дубль «Спартака» перешел молодой вратарь М. Еремин. В команду вернулись из ЦСКА-2 вратарь Ю. Шишкин и хавбек С. Крутов, из СКА «Карпаты» — А. Мох, а из ростовского СКА — В. Глушаков. Оттуда же приехал и молодой голкипер Хасан Биджиев.

Большинство матчей в сезоне провели за ЦСКА опорный полузащитник В. Глушаков, левый защитник С. Колотовкин, левый крайний М. Колесников, атакующий полузащитник и «диспетчер» И. Корнеев, центральный полузащитник, капитан команды Д. Кузнецов, левый полузащитник В. Брошин, правый защитник Д. Галямин, центральные защитники О. Малюков и А. Мох, центральный нападающий В. Масалитин. Из-за частых вызовов в олимпийскую сборную много матчей пропустили полузащитник В. Татарчук и центральный защитник С. Фокин. Ворота армейцев защищали Ю. Шишкин и Х. Биджиев. Периодически появлялись в составе защитники Д. Быстров, А. Афанасьев, полузащитник В. Кухлевский.

Решающее значение для победы в турнире имели результаты очной борьбы трех лидеров — «Памира», «Ротора» и ЦСКА. У команды из Таджикистана армейцы взяли лишь одно очко, а у волгоградцев — два. В итоге в высшую лигу прорвались «Памир» и «Ротор». Самым результативным у армейцев стал нападающий Валерий Масалитин, забивший 16 мячей.

Олимпийская сборная СССР на XXIV Играх в Сеуле, победив в финальном матче олимпийцев Бразилии со счетом 2:1, завоевала золотые олимпийские медали.
Все игроки сборной, в том числе и армейцы Владимир Татарчук и Сергей Фокин, получили звание «Заслуженный мастер спорта СССР».
К матчам молодежной сборной привлекались армейцы Д. Кузнецов и О. Малюков.
По окончании сезона С.И. Шапошников сложил с себя полномочия главного тренера.
К руководству командой приступили главный тренер Павел Федорович Садырин, тренеры Борис Аркадьевич Копейкин и Александр Дмитриевич Кузнецов. Начальником команды стал Виктор Яковлевич Мурашко.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 11:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


1989-1991 гг.

"Садырин и его "золотая" дружина"

Павел Федорович Садырин начинал свою футбольную карьеру в Перми, в школе местной команды «Звезда», цвета которой он защищал в 1959-1964 гг. В 1965 году Садырин переехал в Ленинград, где одиннадцать сезонов играл за «Зенит», последние шесть лет был его капитаном. «Работоспособный, хладнокровный полузащитник, — написано о нем в справочнике «Российский футбол за 100 лет», — выделялся большим диапазоном действий, бойцовским характером, владел поставленным ударом с обеих ног, хорошо исполнял штрафные удары и пенальти». С 1978 года П.Ф. Садырин на тренерской работе. В 1984 году под его руководством «Зенит» впервые в своей истории завоевывает золотые медали чемпиона СССР и в том же сезоне выходит в финал Кубка СССР. Особо надо отметить, что Павлу Федоровичу было свойственно умение находить подход к игрокам и налаживать нормальные отношения в коллективе.

Состав обновился незначительно. Вернулся в «Локомотив» Х. Биджиев, уехал в «Котайк» (Абовян) В. Глушаков, в московское «Динамо» перешел А. Мох, в «Торпедо» — А. Афанасьев. Из «Спартака» вернули Михаила Еремина, из Минска приехал защитник Виктор Янушевский, из волгоградского «Ротора» перешел нападающий Олег Сергеев, а из столичного «Динамо» — бывший зенитовский форвард и игрок сборной страны Сергей Дмитриев. Из далекого Барнаула привезли молодого Валерия Минько, из второй команды перевели в первую Сергея Крутова и Александра Гришина.

Состав армейцев довольно скоро определился: в воротах — Ю. Шишкин (М. Еремин); защита: справа — Д. Галямин (В. Янушевский), слева — С. Колотовкин, в центре — Д. Быстров и О. Малюков (С. Фокин); полузащита — Д. Кузнецов (капитан), И. Корнеев (С. Крутов), В. Брошин, В. Татарчук (М. Колесников); нападение — В. Масалитин, О. Сергеев (С. Дмитриев).

Победный марш начался со старта турнира первой лиги. В пяти турах — пять побед с общим счетом 15:0. Весь сезон конкуренцию армейцам составляли грузинские футболисты из «Гурии», с которыми москвичи поделили очки (в гостях — 1:2, дома — 4:1). На финише команды разделило одно очко: у армейцев — 64, у «Гурии» — 63. Футболисты ЦСКА забили соперникам 113 мячей (в среднем — 2,7 за матч), а пропустили 28. В 42 матчах они побеждали 27 раз, причем 15 раз — с крупным счетом. Валерий Масалитин забил 32 мяча в 39 матчах (средняя результативность — 0,82 мяча за игру).

В списке «33 лучших» после долгого перерыва появилась фамилия армейца. Под № 2 в номинации «центральный полузащитник» в список вошел игрок первой лиги В. Татарчук.
В составе национальной сборной одну игру (со сборной Польши) провел защитник армейцев С. Фокин. В февральском турне по Италии, где сборная команда проводила неофициальные спарринги, участвовал В. Татарчук. В олимпийской сборной нового созыва ЦСКА представляли молодые игроки О. Табунов и В. Попович.

В «молодежке» играл О. Сергеев. За юниорскую сборную — О. Табунов, Д. Градиленко и В. Попович. В национальной команде юношей 1972-1973 годов рождения ЦСКА представляли А. Гущин, В. Минько, А. Гришин.

В 1990 году в тренерский штаб команды вошел тренер Александр Алексеевич Колповский. Из команды выбыли Д. Градиленко (в СКА «Карпаты») и В. Попович (в «Спартак», Москва), а также ряд молодых игроков. Пришли вратари из ЦСКА-2 Александр Гутеев и Андрей Новосадов, воспитанник кемеровского футбола нападающий Ильшат Файзулин, Юрий Бавыкин («Салют», Белгород), несколько игроков школы ЦСКА, в том числе защитники Михаил Синев и Алексей Гущин.

Первую половину сезона в команде отсутствовали В. Масалитин и С. Крутов, игравшие в голландском клубе «Витесс» из города Арнем. В английский клуб «Олдершотт» уезжал В. Янушевский, а в испанский «Херес» (Кадис) — С. Дмитриев.

В этом сезоне в составе армейцев на поле выходили всего 20 футболистов — свидетельство того, что состав команды был полностью определен. В первом круге команда набрала 17 очков из 24 возможных, столько же, сколько киевское «Динамо», с которым армейцы свели матч вничью. Эти клубы и возглавили гонку за медалями. ЦСКА неплохо начал и вторую половину чемпионата, но поражение в ответном матче в Киеве — 1:4 оставило им шансы только на серебряные медали, и молодая команда Павла Садырина сумела опередить в этом споре динамовцев Москвы по общему количеству побед. Кстати, по результативности армейцы уступили только чемпиону — киевскому «Динамо». Бомбардиры ЦСКА забили 43 мяча, а лучшие из них И. Корнеев и В. Масалитин — по 8. Команда одержала 13 побед, из них три с крупным счетом («Шахтер» — 4:0, «Памир» — 4:1, «Ротор» — 7:0), правда, и дважды крупно проиграла — 1:4 киевлянам и 0:4 «Арарату». В игре с волгоградской командой Валерий Масалитин повторил рекорд чемпионатов страны, забив в одной игре 5 мячей, а И. Корнеев получил приз «Рыцарю атаки» для игроков, чаще других исполнявших «трюки со шляпой».

В список «33 лучших» включили пятерых игроков армейской команды. Вторые номера — защитник Д. Галямин и полузащитники В. Брошин и Д. Кузнецов, третьи — защитник С. Фокин и полузащитник В. Татарчук. В первой сборной играли С. Фокин, В. Татарчук и В. Брошин, правда, на чемпионате мира в Италии никто из них в составе сборной не выступал. Потом команду принял А.Ф. Бышовец. В этом созыве в сборной дебютировали М. Еремин, Д. Кузнецов и Д. Галямин.

Молодежная команда СССР (тренеры — В.В. Радионов и Л.А Пахомов) спустя десять лет вновь стала чемпионом Европы. Ворота сборной защищал М. Еремин.

Чемпионами Старого Света стали и юниоры, и в их числе — армейцы А. Гущин, В. Минько и А. Гришин.

Наступил 1991 год. Еще никто не догадывался, что это будет последний год существования СССР, а стало быть, и последний чемпионат Союза. Накануне чемпионата в команду вернулись С. Дмитриев и В. Янушевский, были приняты полузащитники Василий Иванов из «Зенита» и Дмитрий Карсаков из столичной «Звезды», а также нападающий из «Звезды» пермской Лев Матвеев.

Первым из наших футболистов, а тем более голкиперов, уехал в Бразилию, в клуб «Рио-Бранку», Ю. Шишкин, в середине сезона перешел в германский клуб «Теннис-Боруссия» В. Янушевский, а в команду «КамАЗ» (Набережные Челны) — Д. Карсаков.

Армейцы начали блестяще.
5 марта в четвертьфинале Кубка СССР повержены минские динамовцы — 4:1.
10 марта. 1-й тур чемпионата. Москва. ЛФК ЦСКА. Победа над «Металлистом»(Харьков) — 4:0.
16 марта. 2-й тур. Победа над столичным «Динамо» в «Олимпийском» — 2:1.
23 марта. 3-й тур. Победа в ЛФК ЦСКА над «Локомотивом» (Москва) — 5:1.
31 марта. 4-й тур. Победа в Минске над «Динамо» — 1:0.
5 апреля. 5-й тур. Победа в Москве, в ЛФК ЦСКА над «Днепром» — 1:0.
9 апреля. 6-й тур. Победа в ЛФК ЦСКА над «Черноморцем» — 4:3.

Семь побед кряду!

Потом — некоторый спад. И все-таки к концу первого круга армейцы — безоговорочные лидеры. Попутно разгромлен в полуфинале Кубка московский «Локомотив» — 3:0.

23 июня 1991 года. Кубок СССР. Финал.
«Торпедо» (Москва) — ЦСКА — 2:3 (1:1).
Москва. Стадион «Лужники». 37 000 зрителей.

Судья: В. Бутенко.

«Торпедо»: Сарычев, Полукаров, Калайчев, Афанасьев, Юшков, Шустиков (Матвеев, 70), Чугайнов, Тишков, Ю. Савичев (Гришин, 46), Ширинбеков, Агашков.

ЦСКА: Михаил ЕРЕМИН, Дмитрий КУЗНЕЦОВ, Сергей КОЛОТОВКИН, Дмитрий БЫСТРОВ, Сергей ФОКИН (Сергей ДМИТРИЕВ, 70), Михаил КОЛЕСНИКОВ, Игорь КОРНЕЕВ, Валерий БРОШИН (Виктор ЯНУШЕВСКИЙ, 83), Олег СЕРГЕЕВ, Владимир ТАТАРЧУК, Валерий МАСАЛИТИН (Олег МАЛЮКОВ, 72).

Голы: Тишков (43 — 1:0), Корнеев (45 — 1:1), Корнеев (67 — 1:2), Тишков (75 — 2:2), Сергеев (80 — 2:3).

Предупреждение: Афанасьев.

ЭТО БЫЛА ПЯТАЯ ПОБЕДА АРМЕЙЦЕВ МОСКВЫ В РОЗЫГРЫШАХ КУБКА СССР.

А УТРОМ МЫ УЗНАЛИ, ЧТО НА ЛЕНИНГРАДСКОМ ШОССЕ РАЗБИЛСЯ НА МАШИНЕ МИХАИЛ ЕРЕМИН. 30 ИЮНЯ МИША УМЕР…

2 июля его хоронили на кладбище в Зеленограде. И там игроки, все до одного, поклялись, что в этом чемпионате страны они победят, чего бы им это не стоило. В память о Мише…

Играть стало тяжелее. После поражения от «Шахтера» последовали ничьи в Днепропетровске и Одессе и поражение в дерби со «Спартаком». Многие видели в этих очковых потерях вину Александра Гутеева. На самом деле вся команда еще находилась в шоке после пережитой трагедии. Хотя Гутееву, конечно, было тяжелее остальных.

В команду пригласили вратаря из столичного «Динамо» Дмитрия Харина. Он еще восстанавливался после травмы, но уже с начала июля приступил к тренировкам и 19 июля вышел в составе армейцев в Ереване, в игре с «Араратом». Победив на выезде, команда вернула утраченный было игровой настрой. И все-таки очки стало добывать труднее. Во втором круге армейцы набрали на пять очков меньше, чем в первом. После ничьей в Ташкенте 31 августа их догнал столичный «Спартак», но из оставшихся шести игр чемпионата ЦСКА пять проводил в Москве. Решающей оказалась встреча с московским «Динамо» в предпоследнем туре 27 октября. Армейцы принимали земляков на стадионе «Торпедо» на Восточной улице. Вечер выдался холодный, ветреный, шел снег. Многие игроки вышли в рейтузах, шапочках и перчатках.

27 октября 1991 года. 54-й чемпионат СССР. 29-й тур.

ЦСКА – «Динамо» (Москва) — 1:0 (0:0). Москва. Стадион «Торпедо». 10 800 зрителей.

Судья: В. Бутенко.

ЦСКА: Дмитрий ХАРИН, Дмитрий КУЗНЕЦОВ (Валерий МИНЬКО, 62), Сергей КОЛОТОВКИН, Дмитрий БЫСТРОВ, Олег МАЛЮКОВ, Михаил КОЛЕСНИКОВ, (Олег СЕРГЕЕВ, 62), Игорь КОРНЕЕВ, Валерий БРОШИН, Дмитрий ГАЛЯМИН, Владимир ТАТАРЧУК, Сергей ДМИТРИЕВ.

«Динамо»: Андрей Сметанин, Вячеслав Царев, Омари Тетрадзе, Евгений Долгов, Андрей Чернышев, Андрей Кобелев, Андрей Тимошенко (Виктор Лосев, 23), Евгений Смертин, Игорь Колыванов (Игорь Симутенков, 68), Виктор Леоненко, Сергей Кирьяков.

Гол: ГАЛЯМИН (49).

Предупреждение: Чернышев.

После матча были овации, факелы на трибунах, взлетающий над вытянутыми руками Павел Садырин, традиционное фотографирование, шумная и тесная раздевалка, полная счастливых и усталых лиц.

1-Е МЕСТО, 43 ОЧКА, РАЗНИЦА МЯЧЕЙ: 57—32.

В СЕДЬМОЙ РАЗ В СВОЕЙ ИСТОРИИ ЦСКА СТАЛ ЧЕМПИОНОМ СССР И В ТРЕТИЙ РАЗ СДЕЛАЛ «ЗОЛОТОЙ ДУБЛЬ»!

В сезоне 1991 года армейцы участвовали в розыгрыше Кубка обладателей Кубков. На первом же этапе им достался очень серьезный соперник — команда итальянской серии А «Рома». В первой игре 1/16 финала в Москве 18 сентября неприятности начались в самом начале второго тайма, когда Фокин, прерывая головой передачу соперника в центр штрафной, срезал мяч в свои ворота. Спустя пять минут О. Сергеев сравнял счет, добив мяч после удара Татарчука, но на 73-й минуте Д. Быстров неудачно принял мяч, он попал в грудь Риццителли, который, оказавшись с глазу на глаз с Хариным, вывел римлян вперед.

Ответная игра проходила через две недели в Риме, на Олимпийском стадионе. Преимуществом сразу же завладели армейцы и реализовали его уже на 13-й минуте. Розыгрыш в одно касание, в котором приняли участие Галямин, Кузнецов, Колесников и Дмитриев, завершился прекрасным ударом последнего в падении головой — 1:0. Кошмар случился на последних минутах. Чтобы выйти в 1/8 финала, гостям нужен был еще один гол. И они этот гол сотворили. Фокин, тот самый Сергей Фокин, оплошавший в первой игре, прибежал к воротам итальянцев на подачу углового, принял мяч и послал его в сетку. Вот она — победа! Но судья украл у ЦСКА тот успех, без видимых причин отменив гол Фокина. Даже итальянские газеты писали после матча, что «хозяевам помог судья» и выражали сожаления о том, что «самобытная армейская команда так рано выбыла из розыгрыша». А «Рома», если кто забыл, дошла тогда до полуфинала Кубка кубков.

В сборной СССР армейская команда была представлена Д. Галяминым, И. Корнеевым и Д. Кузнецовым, участвовавшими в отборочных матчах чемпионата Европы. Кроме них, к товарищеским матчам привлекались О. Сергеев и В. Татарчук.

Бронзовыми призерами чемпионата Европы среди юниоров в числе других стали игроки ЦСКА А. Новосадов, В. Минько, Д. Карсаков и А. Гущин.

В список «33 лучших» включили девять чемпионов страны: в номинации «вратари» —

Д. Харин (№ 2) и М. Еремин (№ 3), «левые защитники» — С. Колотовкин (№ 2), «правые защитники» — Д. Галямин (№ 1), «левые полузащитники» — Д. Кузнецов (№ 1), «передние центральные полузащитники» — В. Брошин (№ 3), «правые полузащитники» — И. Корнеев (№ 1), «центральные полузащитники» — В. Татарчук (№ 2) и «левые нападающие» — О. Сергеев (№ 3).

Кроме того, Игорь Корнеев по опросу игроков всех клубов был признан лучшим футболистом страны 1991 года. А самым результативным игроком ЦСКА в чемпионате стал Д. Кузнецов (12 голов).

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой




9 апреля 1960 года произошло знаменательное событие в жизни клуба ЦСКА и всего отечественного футбола. В газете «Красная звезда» была опубликована статья под заголовком «Новые названия армейских команд». В ней говорилось о том, что в редакцию поступали многочисленные письма, в которых читатели предлагали изменить названия спортивных команд Центрального спортивного клуба Министерства обороны — «ЦСК МО».
В итоге советское командование приняло решение учесть предложение воинов, широкой спортивной общественности и установившееся в печати обращение к командам Советской Армии — «армейцы». С этого момента команды Центрального спортивного клуба Министерства обороны стали именовать командами «ЦСКА», что означает Центральный спортивный клуб армии.
Первый матч под новым названием футбольная команда ЦСКА провела 10 апреля 1960 года в Тбилиси со «Спартаком» (Вильнюс) и выиграла со счетом 2:0.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Чт Янв 29, 2015 11:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



За подрыв престижа. Расформирование футбольной команды ЦДСА

Советская футбольная сборная была только-только создана в 1951, а в следующем году уже отправилась на Олимпийские игры в Хельсинки. В одной восьмой сборной предстояло встретиться с опытной командой Югославии. Как только об этом узнали в Кремле, в Хельсинки пришла телеграмма от Сталина, в которой содержалось предписание победить любой ценой: Югославия и ее лидер Иосиф Броз Тито считались у нас одним из самых главных и злостных врагов, за несколько лет до этого между странами были разорваны дипломатические отношения, а советские газеты пестрели стихами такого рода: «Из подворотни неоткрыто на нас рычит собака Тито».
На поле вышли советские футболисты Л. Иванов, Крижевский, Башашкин, Нырков, А. Петров, Нетто, Трофимов, Николаев, Бесков, Чкуасели и капитан команды Всеволод Бобров. Уже на шестой минуте Боброву удалось забить в ворота югославов. Но затем югославы забросили три мяча в наши ворота. Одного из голов, после несправедливо назначенного пенальти, могло и не быть. Как писал потом Игорь Нетто, «не было виноватых. Просто мы были недостаточно опытны, неважно подготовлены, уступили в сыгранности нашим соперникам, а это очень много значит в футболе». Кроме того, накануне по распоряжению советского посла в Финляндии команде не дали ни отдохнуть, ни даже выспаться, заставив усиленно тренироваться. Югославы, которые перед игрой отдыхали, назвали это безумием.
Как бы то ни было, по возвращении на родину футболистов ждали два кремлевских постановления: первое – о расформировании команды ЦДСА, пятикратного чемпиона СССР и трехкратного обладателя Кубка СССР, а второе – о лишении некоторых игроков и тренера Бориса Аркадьева звания заслуженных мастеров спорта «за подрыв престижа советского спорта и советского государства». Отсюда один шаг до 10 лет без права переписки.
Среди пострадавших оказался и игрок московского «Динамо» Константин Бесков, которому был отведен отдельный пункт приказа: «За безответственную игру, трусливое поведение на поле тов. Бескова лишить звания заслуженного тренера спорта и дисквалифицировать сроком на один год».
Через год, после смерти Сталина команду ЦДСА соберут заново, но это уже будет совсем другая команда: упущен год, а некоторые, как Нырков, совсем уйдут из большого спорта.
В советских архивах не сохранилось ни одного фотоснимка или кинокадра о выступлении советской сборной на той Олимпиаде. Все они исчезли, а скорее всего, были уничтожены после того, как проигрыш сборной был расценен как политическое преступление.

Но команде ЦДСА суждено будет возродиться...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Сб Дек 24, 2016 11:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


ФОТО : Борис КОПЕЙКИН и Владимир АСТАПОВСКИЙ во время турнира в Валенсии. Фото из архива Бориса Копейкина


Борис Копейкин: проклятая фотография


РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

На двадцатилетие великой победы ЦСКА над "Барселоной" корреспонденты отозвались десятками интервью. Дозвонились до всех - отдававших, забивавших, тренировавших.

Забыв, на наше счастье, про 66-летнего Бориса Копейкина. Человека для ЦСКА легендарного. Приложившего руку и к той победе - в качестве ассистента главного тренера.

С "Барселоны" и начали.

* * *

- Что сохранила память?

- Перед игрой генеральный директор клуба Мурашко пообещал за выход в полуфинальную группу 25 тысяч марок каждому. Немыслимые цифры! Футболисты обалдели. Неожиданно кто-то подал голос: "А может, долларами?" Мурашко махнул рукой: "Ладно". Он не предполагал, что пройдем "Барселону". И когда в раздевалке все поздравляли друг друга с победой, лишь Мурашко пребывал в растерянности. Голову ломал: где ж искать деньги?

- Говорят, полгода расплачивался.

- На всем экономил. Вызывает меня: "Напиши, кто сколько минут сыграл в этих матчах, какие были оценки". Раньше их тренеры выставляли за каждую игру. Получил "пятерку" - 100 процентов премии, "четверку" - 80. И Мурашко все скрупулезно высчитывал. Так что целиком 25 тысяч перепало немногим. Он даже Костылеву от той суммы урезал половину!

- "Барселона", поведя 2:0, бросила играть?

- Чувствовалась вальяжность. К примеру, при "стандартах" наших плотно не держали. Так Машкарин с углового им второй положил. До этого у Бушманова мяч киксанул прямо за шиворот Субисаррете. А Карсаков забил пяткой. Оставалось еще полчаса, но "Барселона" собраться уже не смогла. После игры Корнеев, выступавший за "Эспаньол", влетел в нашу раздевалку: "Вы хоть представляете, что натворили?!"

- Почему вы с Костылевым не сработались?

- Как вообще он очутился в ЦСКА? Сказал Садырину, что приведет в клуб молодежь - Радимова, Хохлова, Шукова. Через полгода Федорыч, уходя в сборную, попросил меня и Сашу Кузнецова помочь Костылеву, которого поставили главным. Но тот не особенно в нас нуждался. Гнул свое. Удивляло, что на тренировках никакого разнообразия. Весь сезон изо дня в день долбил одно и то же. Это не Садырин, который старался не повторяться. Потому и ребятам у него было интересно.

Летом 1993-го у Костылева окончательно испортились отношения с Мурашко. Конфликт тянулся с премиальных за "Барселону". Костылева убрали, команду принял я.

- Вы Хохлова вспомнили. Почему в ЦСКА его тогда считали бесперспективным и чуть не продали в Израиль?

- Это Димка на меня прет, что его не ставил. Но как выпущу на поле футболиста, если он сам играть не хочет? Твердил будто заклинание: "Отпустите домой. К маме и жене". Хохлову было 18, супруге на год меньше, беременная. Жила в Краснодаре. Футбол для Димы в тот момент отошел на второй план. Позже Мурашко говорит: "Может, в Израиль парня пристроить? Хоть заработаем". Он полсостава успел распродать, но содержать команду почему-то было не на что. И однажды заявил: "Все, заканчивай. Главным станет Тарханов, он спонсоров обещал привлечь".

- Зато Садырин в 1989-м, чтобы расплатиться с игроками ЦСКА, предложил скинуться тренерскому штабу. Все согласились?

- Да! Ситуация была безвыходная. Садырина только назначили. Помощником он позвал меня. Приезжаем в манеж на первую тренировку, у стеночки футболисты сидят. На поле выходить отказываются: "Нам должны премиальные за десять матчей прошлого сезона. Пока не рассчитаетесь - тренироваться не будем". Многие не скрывали, что деньги получат - и разбегутся. Устали от пустых обещаний прежних руководителей.

- Мы прикинули: 10 матчей, по полтиннику за победу тем, кто постоянно играл в составе, - продолжил Копейкин. - Это человек 15-16. Федорыч сказал мне: "Передай ребятам, что завтра расплатимся". Дальше собрал тренеров, начальника команды, администратора: "Братцы, снимайте деньги со сберкнижек". Все поехали и сняли, у кого сколько было. Футболисты узнали об этом не сразу, но жест оценили.

- Клуб все компенсировал?

- Конечно. Команде помогал зам по тылу. Была налажена схема - через армию на каждого выписывали мебель. По три-четыре гарнитура. Талоны на них относили в магазин нужному человеку, получали деньги - а мебель уезжала в южные республики. Из этих денег в ЦСКА и премиальные выплачивались. Мы у ребят спросили: "Сколько вам надо, чтоб выйти в высшую лигу?" - "50 рублей за победу дома, 100 - на выезде". Договорились. Как они полетели! В первой лиге разнесли всех! Садырина в команде любили. Он даже к Татарчуку подход нашел.

- Почему "даже"?

- Тяжелый у Володьки характер. Необщительный, упертый. Скажешь слово поперек - еще назло сделает. Но Федорыч поболтает с ним, даст легонько пинка под зад - и Татарчук уходит счастливый. У них была компания - Татарчук, Брошин, Масалитин, Дима Быстров. А у Садырина как? Сыграли в субботу. Воскресенье - выходной, понедельник - восстановительная тренировка. Эти два дня Федорыч проводил в Ленинграде. На третий возвращался, расспрашивал. Как-то уточняет: "Все были трезвые? И Быстров?"

- А вы?

- Замялся. Говорю: ты же и сам догадываешься, но шум не поднимай. На разборе Садырин поворачивается к Быстрову: "Ты почему вчера поддатый на тренировку явился?" Дима округлил глаза: "Я? Поддатый? Да это Борис Аркадьевич пьяный был!"

- Что Садырин?

- Не стал развивать тему, но после разбора спросил: "Это правда?" - "Нашел, кого слушать". Подхожу к своему номеру - навстречу Быстров: "Аркадьич, извини. Мне деваться было некуда".

- С Садыриным вы могли поспорить?

- Когда мы с Сашей Кузнецовым делились соображениями по отдельным позициям, Федорыч говорил: "Докажите". Что-то объясняем. И вдруг Садырин: "Пишите кровью!"

- Ох.

- Мы брали красный фломастер. Так и пошла традиция - писать для Садырина свой вариант красным цветом.

- За год до встречи с Садыриным вы тренировали ЦСКА-2. В вашей команде играл Карпин.

- Да. К тому моменту он успел год отслужить в Эстонии. Валера выделялся, но пробиться в основу ЦСКА ему было сложно.

- Карпин и тогда был с гонором?

- Да что вы! Он же солдатик. Держался тихо, скромно, никуда не лез. Это Тимерлан Гусейнов отличился. Был такой форвард, лучший бомбардир чемпионата Украины. А в 1988-м его в воспитательных целях перевели в ЦСКА-2. Игра в Раменском. Мы атакуем, Гусейнов открывается. А парень пасует в другую зону. Так Гусейнов несется к нему и бьет кулаком в лицо!

- За что?

- Обиделся, что ему, великому, передачу не дали. Судья момент прохлопал, но я крикнул, чтобы остановил игру, и удалил Гусейнова. В роту его отправил.

* * *

- Вы ведь игроком были не самым мягким…

- Играли как-то в Киеве. Бежим с Веремеевым в центре. Он помедленнее. Незаметно бьет мне в кадык. Пока я захлебывался, он мяч подхватил. Так я этот фокус в Венгрии повторил, дал какому-то мадьяру. А судья увидел. Сразу красная.

- В Киеве, говорят, эти вещи отрабатывали. Правильно дать в штрафной по печени. Наступить на ногу при угловом.

- Киевляне вообще были своеобразные. Когда играл с ними, всякий раз поражался, как же орут друг на друга. Обзывают последними словами. Матч закончился - опять лучшие друзья. А страшнее киевских подкатов ничего не было. Примешь мяч - Решко или Фоменко уже летят сзади, в кость. Только подпрыгивай.

- Не отмахивались?

- Один раз отмахнулся - когда с "Нефтчи" играли. 9 ноября матч в Москве, так они 6-го прилетели. Для них игра ничего не решала, и ребята три дня отрывались на полную катушку. Какой-то молодой, самый трезвый, в Дударенко снегом бросил - его удалили. Я два забил. Думаю - добью их во втором тайме и нагоню в списке бомбардиров Гиви Нодия. И тут азербайджанец мне чуть глаз не выцарапал. Я руку-то его откинул - а судил Круашвили, грузин. Он тоже помнил, кого я в бомбардирах тесню. И мне красную!

- Вы Решко упомянули. В курсе, что он баптист?

- Впервые слышу. Мы вместе в Америку ездили - там Решко не проповедовал. Вот что он полковник милиции, это я знаю. Из игроков набожный был Абдураимов, нас в Иране вместе поселили. Время выходить на матч - а у него молитва.

- Нам рассказывали - у вас был сумасшедшей силы удар.

- До Красницкого и Абдураимова мне далеко. Или Ларин в московском "Динамо" - он нашему Шмуцу забил с центра поля. Прямым!

- Надо же.

- Я в 1967-м служил в Хабаровске, от скуки стал все делать левой. Ел левой, писал левой. По воротам бил левой - и за год удар натренировал лучше, чем правой. А уже в ЦСКА Толик Фирсов, знаменитый хоккеист, мне говорит: "Обрати внимание, как мы начинаем матч. Специально в маску чужому вратарю бросаем. Раз, другой - и он всю игру будет мордой дергать, на замах реагировать. Поэтому забиваем по 10 шайб".

- И какая вам, футболистам, польза от такого совета?

- Мы тоже практиковали. На первых минутах штрафной - заряжаем в "стенку", да посильнее. Чтоб потом человек от замаха съеживался… А с Красницким я первый раз столкнулся, когда еще за Челябинск играл. "Пахтакор" был в нашей зоне. Штрафной, никто в "стенку" вставать не желает. Молодых туда затолкали. Зажмурились, Красницкий разбежался… Откатил в сторону, забили гол - а мы всё стоим, одно место бережем.

- Самый нелепый гол, который видели?

- Играл за Хабаровск в Петропавловске-Камчатском. И вот момент - на одиннадцати метрах получаю мяч. Вокруг ни одного защитника. Переложил на левую, с места бью. Мяч в перекладину, вратарю в затылок, снова в перекладину, снова в затылок… Три раза - и в сетку!

- Фантастика.

- Народ лежал. Еще гол Шмуца в свои ворота не забуду - я же тогда был на поле. Леня хотел Поликарпову бросить мяч, замахнулся - а того закрыли. Он на другую руку мяч перекладывает - и ошибается. Стоял метрах в двенадцати от ворот. Мяч по грязи катится к ленточке, Шмуц за ним. Вместо того чтобы выгрести в сторону, с ним вкатывается в сетку. На табло написали - "Шмуц, в свои ворота". Так 0:1 и проиграли.

- Правда, что после этого Шмуц как вратарь сломался?

- Да. Он и прежде был особенный. Почти не падал, например. Вот Астаповский - летал! А уж если кураж поймает, его вообще не пробить. Причем для этого Остапу достаточно было увидеть на трибуне симпатичную девицу. Выходя на поле, он всегда искал глазами какую-нибудь барышню. Говорил: "Сегодня буду играть для нее!"

- Шмуц жив?

- Вот про кого ничего не знаю, так это про него. Уехал в Киев, работал с мальчишками в СКА. И пропал.

- Мы недавно смотрели чемпионский состав ЦСКА 1970 года. Ужаснулись - одни покойники.

- Как-то наткнулся на общий снимок 1972 года. Присмотрелся: Архангельское, лавочка. В центре мы с Плахетко. А вокруг - из живых уже никого. Мистика какая-то, проклятье! Шестернев, Капличный, Истомин, Поликарпов, Уткин, Астаповский… Я эту карточку изорвал. Марьяну позвонил: "Найди фотографию, приглядись". Он тоже обомлел. И тоже порвал.

- Поликарпова, по слухам, омоновцы забили до смерти. В 51 год.

- Он жил на Автозаводской, пошел в пивную. Тут облава, забежали омоновцы. Всех укладывают. Дали ему дубиной, бросили в милицейскую машину. Но видят - вроде не рвань какая-то. Выкинули в снег.

- Замерз?

- Нет, соседка узнала. Отвезли в больницу, там умер.

* * *

- Тренером ЦСКА в чемпионском 1970-м был Валентин Николаев. Что за человек?

- При Боброве ты мог рюмку выпить, спалиться - так тебя специально в состав включали: "Отмазывайся!" А Николаев - другой. По домам ездил с проверками. Берет начальника команды - и вперед.

- И к вам наведывался?

- Как-то явился - а я сплю. Дверь открыл в трусах. Он посидел-посидел, к начальнику поворачивается: "Здесь нормально. Теперь к Астаповскому". Объезжал всех по кругу. В том же 1970-м был смешной случай. Вернулись из Минска, утром в баню сходили и решили пивка попить. Шагаем по улице Горького, а мимо в троллейбусе с авоськой яблок едет Николаев. Нас из окошка увидал, выскочил на ближайшей остановке и пошел следом.

- Что-то заподозрил?

- Да. Мы пришли на квартиру к Дударенко, Масляева послали в магазин. Мается он в очереди, и тут Николаев: "Давай-ка, веди к остальным". Звонок, мы открываем… Сюрприз!

- Бранился?

- Нет, у нас же на столе еще ничего не было. Просто сказал: "А ну по домам!" И мы грустные разъехались. Зато потом одержали четыре победы подряд, сравнялись по очкам с "Динамо" и в Ташкенте играли золотой матч. После Николаев часто повторял: "Если б я вас тогда не разогнал, до чемпионства бы не дотянули!"

- Все было чисто с переигровкой в Ташкенте?

- Мы в перерыве пришли в раздевалку. Сидим потухшие. Горим 1:3. Николаев говорит: "Вы уж не раскисайте, чтоб шесть не пропустить, не позориться…" А динамовская раздевалка рядом - все слышно. Те радуются, кричат.

Я второй год был в команде - может, что-то от меня скрыли. Но и Шестернева, и Капличного, и Федотова расспрашивал. Все руками разводят: с чего Бесков взял, что какие-то картежники исход решили? С таким сценарием игры не сдаются. Я до сих пор подробности помню - при счете 1:3 "Динамо" пяток могло забить. А затем Истомин вдоль штрафной покатил, Федот набежал - под планку! Взбодрились. На часы смотрим - еще успеем? Меня сбили, Бахрамов не дал пенальти. Через минуту точно так же валят Федота - второй момент судья пропустить не мог. Так Поликарпов пенальти бить не хотел!

- Толкали его?

- Да. Упирается - чуть ли не борозда остается. А мы: "Володенька, ты только разбегись и по прямой бей". Он и попал - мяч еле-еле скакал по траве.

Министр обороны Гречко как раз из Швеции летел. В самолете ему записочки передавали со счетом. Как стали мы проигрывать 1:3, порученца прогнал: "Больше не приноси!" А дома дочери встречают: "С победой". - "Какой победой?!"

- Что получили за чемпионство?

- По звездочке. Приемники ВЭФ-201. Плюс путевки в любой санаторий Советского Союза. Но я домой в Челябинск махнул и на родину жены, в Хабаровск.

- Кто еще из крупных военачальников был близок к команде?

- Маршал Соколов частенько заглядывал. Знаем, вот-вот должен быть. Николаев установку задерживает. Сидим, ждем. Все нет и нет. А для Николаева это трагедия - у него установки по полтора часа. Общая, по линиям, по звеньям, по каждому… Одно и то же! Не дождавшись, начинает. Тут Соколов заходит. Николаев поворачивается - и все по новой, уже для маршала.

- С Тарасовым тоже было много смешного?

- Прилетели в Дамаск. Тарасов у сборной Сирии по тяжелой атлетике отобрал все штанги, блины - нам приволок. Те приходят на тренировку - а работать нечем. Мы под кроватями блины держали.

- Сколько они весили?

- По 20 килограмм. Сажает одного игрока на другого, нижний ведет мяч, а у второго блин в руках. Тарасов кричит верхнему: "Что сидишь? Двигайся!" И ты этим блином туда-сюда вращаешь…

- Ого.

- По голове нижнему, случалось, попадали. По свистку блин передавать надо. Вдруг окрик Тарасова: "Ты как передаешь?! Должен неожиданно бросить!" И ловишь двадцать кило. Чудил прилично. Все время с рупором на тренировке. Потом раз - усаживается.

- На землю?

- За ним Коля Кузнецов, администратор, со стулом ходил. Тарасов садился, не оглядываясь. Попробуй, не успей подставить. Тарасов идет: "Кто за мной - три кувырка!"

- Почему?

- Чтоб все впереди были, каждого видел. Мы помнили, как он Николаева наставлял: "Валя, гоняй их! Гоняй! Кто выживет - с тем работай". Я разок кувыркаться отказался, а Тарасов в стороне был. Стоим с Бубукиным, вторым тренером, препираемся. Подходит Тарасов: "Валя, в чем дело?" - "Да вот Борис не хочет кувырки делать".

- И что?

- Так он Бубукину приказал кувыркаться. Из-за того, что тот меня не заставил. Бубукин мнется. Мы смеемся, подначиваем: "Борисыч, давай". В итоге меня с тренировки выгнали. Тарасов передал через администратора: все вечером отдыхают, а я должен выйти и тренироваться. Один.

- Вышли?

- Да. Поставил в ворота пацана, бил ему. Мешал рабочим поле подсеивать. А Тарасов звонил, проверял: явился ли? Назавтра партсобрание. Меня, Дударенко и Роднину должны в партию принимать. Тарасов мне рекомендацию писал. А тут подзывает: "Принеси-ка назад". Изорвал ее и в урну бросил.

- Как быть?

- Эх, думаю. Мне Капличный написал рекомендацию, Тарасов и комсомольская организация. Где еще одну брать, если Тарасов свою порвал? Пошел к Федоту - "Готов?" - "Готов".

- В команде, кстати, знали про его роман с Любой Бесковой?

- Да, хоть он не афишировал. Слышали, что родители хотели их раньше переженить, но Люба вышла замуж за Вотоловского. А годы спустя снова с Федотовым стала встречаться. У них свой круг был, богема. Хотя однажды Люба мужа ко мне приревновала.

- Дали повод?

- Я гол забил - и Федот бежит ко мне. Так расцеловал от радости, прямо взасос. А вечером домой приходит, губа синяя. Оттопыривается. Жена накинулась: "Ты с кем целовался?" - "Копейкин засосал…" Не поверила.

- Так как партсобрание прошло?

- Телевидение понаехало - не нас снимать, а Иру, понятное дело. Говорят: давайте этих двоих принимайте поскорее, и займемся Родниной. Я уже научил Генку Цыганкова и Борьку Михайлова, какие мне вопросы задавать.

- О чем они должны были спрашивать?

- О правах и обязанностях коммуниста. Дударенко встал, заготовленную речь забыл. Мучился-мучился, потом - бух! Потух. "Да пошли вы все, - шепчет. - Не принимайте…"

- Но приняли?

- Конечно. Разволновался, объясняют, Володя. А Бубукин про меня высказался - хороший, мол, парень, но вот вчера его Тарасов с тренировки выгнал. И встает Гомельский. "Кого мы в партию берем?!" - кричит.

- Чем кончилось?

- Все "за", один Гомельский против. Тем же вечером в Архангельском тренировка. Тарасов перед строем: "Борис отныне коммунист, давайте поздравим. Повезло ему, что меня на собрании не было".

- У Тарасова и не могло ничего получиться в футболе?

- Думаю, нет. Все великие тренеры молились, чтоб ничего не вышло. "Если Тарасов случайно выиграет медали, нас вообще разгонят!"

Знаете, почему он взялся за футбол? Ему Гречко пообещал генерала дать, если с ЦСКА в тройку войдет. До Канады новость дошла, что Анатолий Владимирович футболом увлекся - приехали репортеры. Стоят за воротами. А погода жуткая - снег с дождем, грязища. Юрка Чесноков проходит по флангу, я бью. Тарасов взвился: "Юра, вешай мне!" Чеснок ему еле катнул - Тарасов в падении головой, проехал по лужам на животе: "Так!" Снег хватает, размазывает по лицу - вот! Канадцы только щелкали…

Полетели мы в Ташкент без Тарасова. Бубукин за главного, говорит - забудьте все, что слышали от Анатолия Владимировича. Играйте, как играется. Ну я три и забил. Обошел по голам Блохина. Возвращаемся в Москву, Тарасов меня встречает: "Сейчас к тебе внимание повышенное, необходимо работать больше. Давай-ка сто рывочков по 30 метров". Гонял, пока Блохин меня не обогнал. Лишь тогда отстал.

- Милые слабости легендарного тренера.

- У Тарасова их хватало. К примеру, запрещал пасы назад и поперек. Увидел, как один хоккеист другому шайбу прокинул между коньков. Стал меня учить: "Ты мяч ему бросай между ног, пока он разберется". Дает пять кувырков. Ты ищешь глазами, где посуше. Он этот взгляд заметил: "Смотри, как надо!" И животом - в самую грязную лужу. В Сирии у него другой фокус был. Плетемся потные с тренировки. А Тарасов: "Что, мальчишки? Пошли в ресторан!" Так и топаем, не переодеваясь. Народ пугается.

* * *

- В песню Высоцкого попало - при Мамыкине в ЦСКА был "разврат и дебош". Так?

- Нет. Но Мамыка был сам по себе, очень уж угрюмый. Мы в основном с Колей Маношиным общались, его помощником.

Меня из ЦСКА отчисляли три раза. 1973 год, собрание. Николаев отчитывается - и в конце: "Таких-то надо выгнать из команды". А мы смотрим - уже смена ему сидит в этой комнате. Николаева при нас убирают - назначают Агапова. Он говорит: "Всех оставляю".

В 1974-м Агапова увольняют - тот на прощание человек восемь за собой цепляет: меня, Капличного, Астаповского… Приходит Тарасов: "Все остаются".

- А третий?

- Это Мамыкин ко мне Астаповского подсылал: "Побеседуй с Борисом, пусть заканчивает играть". Потом сам подошел: "Борь, может, хватит?" Нет, отвечаю. Еще не наигрался. Только поговорили - самого Мамыкина снимают! Главным опять стал Бобров.

- Из-за чего у вас вспыхнул с ним конфликт?

- История такая. 1977 год. Предстоял выезд по маршруту Тбилиси - Ереван. В Тбилиси вели 2:0, но не удержали победу. После матча мне, капитану, устроили разнос. Дескать, что ты за капитан, если не в состоянии повести команду за собой?! Я вспылил: "За повязку не держусь. Хотите - забирайте".

- Сняли?

- Да. Назначили Ольшанского. Едем на автобусе в Ереван. Тренировал "Арарат" Эдик Маркаров. И Бобров договорился с ним на ничью. Но в планы посвятил не всех. По крайней мере Астаповский, Чесноков и я об этом понятия не имели. Первый тайм - 0:0. В начале второго Чесноков быстро забивает два гола. А затем я метров с сорока по ветру заряжаю в "девятку". Подлетают игроки "Арарата": "Боря, ты что?! У нас же уговор на ничью". - "Впервые слышу". Они не верят: "Как ты, самый старый в команде, можешь не знать?!"

- Что дальше?

- Мы с Чесноком встали впереди. Назад не отходим, мяча не видим. Армяне атакуют, отчаянно бьют по воротам - Остап все тащит. Бобров посылает к нему помощника: "Передай, чтоб пропустил".

- Передал?

- Да. Остап отвечает: "Если вам нужно было пропускать, поставили бы Радаева. А я на глазах Симоняна позориться не хочу". Никита Палыч был главным тренером сборной и сидел на трибуне. Два мяча "Арарат" все-таки отыграл, на большее не хватило.

- Скандал?

- Да какой! В тоннеле под трибунами кто-то из игроков "Арарата" ударил Боброва. Нам тоже едва не перепало. Заходим в раздевалку. Вроде выиграли - но тишина гробовая. Вскоре появился Маркаров. Казалось, Боброва он готов разорвать. Мат-перемат.

- А Бобров?

- Молчал. Маркаров к нам обернулся: "Ребята, к вам претензий нет. Это он виноват". И указывает на Боброва. Я по дороге в душ тоже не удержался: "Всеволод Михалыч, посмотрите, что творится? А вы еще меня из капитанов снимаете".

Весь Ереван знал, что должна быть ничья. Поэтому болельщики на "Раздане" устроили погром. На трибуне армейские дублеры сидели. Игра завершилась - сели в автобус, нас ждут. Так стекла перебили, двери отжали и давай ребят метелить. Те в нашей раздевалке укрылись. А народ в нее начал ломиться. Кто-то кричит: "Где милиция?!" Мы же, недолго думая, вырвали в душевой алюминиевые дуги и приготовились обороняться. Четыре часа просидели в раздевалке, пока болельщики не разошлись.

- Продолжение было?

- Да. ЦСКА и "Арарату" с интервалом в несколько дней предстояли матчи в Ленинграде. Сошлись на том, что мы проигрываем "Зениту", а с "Араратом" он скатает ничейку. И вроде как все квиты. Однако "Зенит" со счетом 4:1 прибил и нас, и "Арарат". Маркарова сняли.

- Это был ваш последний сезон в ЦСКА?

- Да, на собрании перед отпуском Бобров сообщил: "Мы решили, что тебе пора закончить". Хотя у меня в 31 год сил было полно. Дали сутки на размышление, что делать дальше. Вариантов несколько - ГДР, Венгрия или армейские команды из Ростова и Хабаровска.

- Почему выбрали Венгрию?

- Посоветовал знакомый, который там служил: "Будапешт - город сказочный. А главное - три ковра под мышку, и "штуку" рублей получаешь. Это не сервизы "Мадонна" из ГДР возить…"

- У каждой страны своя "фишка".

- Из Венгрии в Союз официально разрешалось провозить три ковра. Чем чаще ездишь - тем выгоднее. Поэтому под любым предлогом старались вырваться домой. С женой можно было в разные дни уехать - тогда за раз шесть ковров получалось. Сдавали их во Львове, там уже ждали.

- Были футболисты, которые ничего не возили?

- Я таких не встречал. Сюда тащили всё - мохер, парчу, плащи. А за границу - черную икру. В любой стране в ресторанах шла на ура. В Иране же ценились пластинки с азербайджанскими народными песнями и духи "Красная Москва". У одного игрока сумка была забита этим добром. Там на рынке все сдавал.

Первые мои поездки за границу с ЦСКА - Бирма и Пакистан. Полтора месяца на сборах. Меня опекал Юра Вшивцев. Сразу уточнил: "У тебя цель какая - подарки купить или заработать?" - "Конечно, заработать". Я только женился, квартира пустая, надо обставлять. Столом нам с женой служил чемодан, а стульями - раскладушка за 13 рублей. Две алюминиевых ложки и вилки я в кафе заиграл. В магазинах же ни черта не купишь.

* * *

- Почему вы провели всего шесть матчей за сборную?

- Шесть официальных. На самом деле - больше. Сборная каждый год после сезона проводила месяц - полтора в турне по Южной Америке. Играли с местными клубами. Чтобы футболисты не валяли дурака и не позорили Советский Союз, ввели правило: полностью премиальные в этих поездках платили при условии, что мы набирали 50 процентов очков. Так что настрой был.

- Премии-то хорошие?

- Из расчета 80 долларов за страну. Не важно, одну игру провели или пять. Помню, возвращались из поездки по Южной Америке. Летели через Нью-Йорк "Аэрофлотом". В самолете подзываем стюардессу: "Водка-то есть?" - "Да, "Столичная", три ящика". Когда набрали высоту, спешим к ней. И вдруг: "Опоздали, мальчики. Всю купили". Мы в шоке. А спустя пару минут Шестернев пошел по салону и каждому "Столичную" раздал. Любил Алик широкие жесты. Да и мог позволить. Ему же немцы приплачивали как представителю "Адидаса".

- Самый известный футболист, с которым менялись майками?

- Пауль Брайтнер. 1972 год, товарищеский матч со сборной ФРГ. Мы 1:4 сгорели. Я случайно Брайтнеру локтем нос разбил. И когда майками поменялись, его с третьим номером была залита кровью. Еле отстиралась.

- Как сложилась судьба?

- Когда впервые надел ее, политработники попросили отпороть немецкую эмблему. Жена срезала. А в майке этой долго еще тренировался. Материал-то качественный, прочный. Это наши майки после стирки растягивались так, что декольте до пупа.

- О Брайтнере вратарь Тони Шумахер в книге "Свисток" писал: "Он участвовал во всех похождениях, но при этом на следующий день бегал как заведенный. А те, кто пил вместе с ним, полумертвые ползали по полю". Вам такие встречались?

- Брошин. Из нашего поколения - Шестернев. В ЦСКА раза два или три на моей памяти его объявляли во всесоюзный розыск. Алик пропадал на неделю, и все. Искали по гостиницам, ресторанам - бесполезно. Но перед игрой возвращался. Его развод с женой, Татьяной Жук, надломил. Да и отказывать он не умел. "Давай выпьем?" - "А давай…" В 1974-м Алик был играющим тренером в ЦСКА. На сборах в Сухуми у него канистра с чачей стояла в шкафу. С тренировки пришел - опрокинул.

- Его "зеленые остановки" помните?

- Это там же было, в Сухуми. А ездили в Очамчиры. Отыграли, Алику местные бадью вина принесли. Едем обратно, он говорит: "Стоп!" И ребятам: "Выйти всем. Вы в туалет хотите. Через десять минут назад". - "Мы не хотим". - "Живо на улицу!" А ехать нам час, не больше. Шестернев пару-тройку стаканов шлепнул: "Заходи, поехали". И так - несколько раз. Уже молча выскакивали.

- Все понимали, зачем остановка?

- Не дураки же. Часа три тащились. Шестернев потом: "Из-за вас на ужин опоздали, не могли потерпеть, всё вам в туалет хочется…"

- Мы слышали, как Шестернев вас с Астаповским в пивную зазвал.

- Остап на Коломенской жил, я - на Автозаводской. Прилетели из Ташкента, автобус нас высаживает. Алик: "Я с вами!" - "Алексеич, мы по домам…"

- Действительно?

- Конечно. Вся жизнь на сборах, а тут единственный выходной. Но Шестернев потащил в пивную. Взяли кружек десять, креветки. Алкаши нас не признали. Сидим. Шестернев, играющий тренер, Остапа как самого младшего за бутылкой посылает.

Наутро тренировка. Все отработали, по домам. И вдруг Шестернев: "Копейкин и Астаповский - еще пять кругов" - "Алексеич, ты что?!" - "А вы вчера режим нарушили".

- Невероятно.

- Команда ушла, мы мотаем круги. Вполголоса Шестернева материм. Заходим в раздевалку - а там один Алик: "Ну что, помылись? Теперь пивка попьем…" - "Да пошел ты! Мы вчера с тобой попили!"

- Оглядываясь на свою футбольную карьеру, о чем сожалеете?

- О том, что 100 голов не забил. 8 мячей недотянул. Обидно, что не в силах выполнить просьбу внука. Говорит: "Дед, покажи хоть, как играл". Даже ташкентской переигровки на видео не найти. Куда я только ни обращался - и в Узбекистан, и к коллекционеру, который все что возможно собрал. Но и у него этой игры нет. Жаль!

Александр КРУЖКОВ // Юрий ГОЛЫШАК 09.11.2012

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Вс Фев 05, 2017 4:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Материал о московском ЦСКА в итальянском журнале GUERIN SPORTIVO за 1991 год.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
DynamoFan75



Зарегистрирован: 17.03.2013
Сообщения: 21901
Откуда: город Бахмач, Черниговская область, Украина

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2018 11:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Футбол в СССР. Динамо Киев и другие советские клубы. Форум от Олега Гриценка -> ЦСКА Москва Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB© 2001, 2005 phpBB Group ::Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS :: Thиme crйe par Jona